Неконкурентные преимущества

Кирилл Бобыльков
14 февраля 2005, 00:00

Одна из главных бед страхового рынка России - тендеры. Они не прозрачны, создают почву для разгула коррупции, содействуют формированию экономически неадекватных страховых тарифов и тормозят рост страховой культуры в стране

На Западе ни одна страховая компания не может получить крупный контракт, предварительно не победив в тендере. Грамотно построенные тендеры двигают рынок вперед, повышают страховую культуру и стимулируют улучшение сервиса в страховых компаниях. Но вот в России тендеры - настоящая беда. И конкуренцией здесь не пахнет, победитель, как правило, известен заранее. И толку от них обычно нету никакого - ни для страховых компаний, ни для организаторов. Кто и как саботирует создание в России правильной рыночной конфигурации страхового пространства и почему эта беда не лечится ни одним законопроектом?

Шкурные интересы превыше всего

Особенно печально выглядит ситуация со страхованием за счет бюджета. В последнее время в бюджетах различных уровней заложены средства не только для обязательных, но и для добровольных видов страхования. Это довольно внушительные суммы, поэтому участвовать в их распределении стремятся едва ли не все страховые компании.

Процесс страхования за счет бюджета определен законом - исключительно на конкурсной основе. Но, как известно, строгость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения. С одной стороны, в законе прописаны основные положения проведения конкурсов, с другой - эти положения довольно поверхностны. "Действующее законодательство настолько расплывчато, что позволяет заказчику признать победителем любую компанию, - говорит заместитель гендиректора компании МАКС Сергей Сычев, - доказать свою правоту или неправоту практически невозможно".

Теоретически доступ к госконкурсам имеют все российские страховщики. На практике попасть на конкурс трудно. Информация о нем зачастую появляется в самый последний момент, когда не остается времени на подготовку документов. А в новостных лентах присутствует только информация о состоявшихся конкурсах с объявленным победителем, которая размещается по инициативе страховых компаний и исключительно в рекламных целях. "Сейчас существует лишь одно издание - 'Конкурентные торги', анонсирующее объявленные тендеры и конкурсы", - говорит Сергей Фролов, заместитель гендиректора компании "Согласие". Но даже если вам и удается попасть на объявленный тендер с полным пакетом документов, шансы на победу невелики - на сцене правит бал административный ресурс. "Большинство конкурсов являются формальными. Как правило, победитель конкурса предопределен заранее", - говорит Максим Чумаченко, исполнительный вице-президент компании "Россия". Большинство конкурсов, проводимых госструктурами, выигрывается благодаря административному ресурсу или с помощью банальной взятки. В процессе распределения бюджетных денег, в том числе направленных на страхование, иногда предлагаются и чуть более изощренные методы удовлетворения финансовых интересов организаторов конкурса. Об одном из них рассказывает Евгений Майборода, гендиректор компании "Коместра-центр": "Нередко встречается ситуация, когда итог тендера, проводимого госорганами, зависит от того, согласится ли компания, признанная победителем, приобрести, скажем, некие ценные бумаги. Таким образом, за прямой задачей тендера - обеспечить качественную защиту рисков - часто скрывается иной интерес устроителя тендера".

На региональном уровне, как правило, ситуация почти безнадежная. Победителями на тендерах по идее должны быть крупные федеральные страховщики, предложение которых обычно лучше по тарифам, а финансовая устойчивость не вызывает никаких сомнений. Однако почти всегда предпочтение отдается не им, а мелким региональным компаниям, о факте существования которых можно узнать только в ходе самого конкурса.

Казалось бы, вся эта суета возникает из-за того, что проводимые конкурсы - государственные и муниципальные. Частные компании, оптимизирующие расходы и качество страховой защиты, по идее, при проведении тендера должны руководствоваться иным критерием - экономической целесообразностью. Однако и здесь рыночные механизмы часто дают сбой: выбор страховщика определяется не столько предлагаемыми тарифами и качеством услуг, сколько степенью аффилированности и величиной "отката". "Откат" может быть в разных формах - не только как банальный возврат денег "по-черному". Здесь есть такие вариации, как отчисления в фонды предупредительных мероприятий, покрытие расходов организатора конкурса, покупка ценных бумаг компании-заказчика и т. п.

А там, где тендеры становятся полноценными, страховые компании поджидает еще одна беда. Усиление конкуренции приводит к резкому снижению тарифов - демпинг на тендерах становится обычным явлением. В итоге риск страхуется по неадекватной ставке.

Судиться бесполезно

Ясно, что подобную ситуацию надо радикально менять. Но как: может, в судебном порядке? Страховщики говорят, что в большинстве случаев обращения в суд не приведут к отмене результатов конкурсов. Суд понять можно: процедура проведения конкурса формально не нарушалась, результаты были объявлены. При этом заставить организаторов конкурса обнародовать причины, по которым предпочтение было отдано той или иной компании, практически невозможно - организатор просто ставит остальных участников перед фактом, ничем это не объясняя. На защиту страховщиков вставала даже Федеральная антимонопольная служба, но и это особых результатов не принесло - довольно сложно доказать факт договоренности между организатором и победителем.

На еще более глубокое противостояние с госорганами страховые компании идти не рискуют - можно негласно попасть в черный список и тем самым снизить вероятность победы в будущих конкурсах. "Практически всегда при проведении конкурса присутствуют негрубые нарушения, но большинство участников либо не знают о своих правах, либо не хотят идти на конфликт с органами государственной власти, когда их права нарушены или ущемлены", - говорит Александр Косарев, заместитель начальника отдела непромышленного страхования компании "Ингосстрах".

"Тендеры нередко выстраиваются под конкретного страховщика", - сетует Владимир Сорокин, заместитель гендиректора по региональной политике группы "АльфаСтрахование". Владея инсайдерской информацией об условиях конкурентов, такой страховщик может менять тарифы и условия и получать преференции со стороны организаторов. Тендер, таким образом, становится простой формальностью, в лучшем случае - способом заставить уже заранее выбранного страховщика немного снизить тариф. Иначе говоря, тендер выступает как средство мониторинга цен и условий на страховом рынке и не имеет целью выбрать партнера - он известен заранее. "Нередко к участию в тендере компании приглашаются просто для 'массовки', а на деле победитель предопределен заранее", - замечает Евгений Майборода.

"Есть конкурсы, прочитав документацию которых, - рассуждает Сергей Сычев, - я могу точно назвать победителя, сказать, под кого выстраивались условия участия. Заказчик ведь не обязан обнародовать критерии, по которым был выбран победитель. Он должен только сообщить в СМИ, что победила компания Х. А на каком основании? Дала лучшие тарифы, лучшие условия? Неизвестно. Если конкурсная комиссия захочет признать победителем компанию Х, она сделает это".

Федеральная антимонопольная служба часто признает результаты конкурсов недействительными. Однако изменить ситуацию кардинально действия антимонопольного ведомства не могут. Даже если формально условия проведения конкурса соблюдены, это не означает, что он был конкурентным, а доказать его нелегитимность практически невозможно.

О мерах по излечению болезни

Неудивительно, что большинство конкурсов выигрывают компании, имеющие связи в госорганах или обслуживающие интересы конкретных предприятий и организаций. Это не обязательно компании федерального уровня - зачастую как раз наооборот. "Взаимоотношения между страховщиками и министерствами, проводящими конкурсы, налаживались годами, и такие страховщики стараются не переходить дорогу друг другу, а некоторые даже объединяются 'для создания конкурсной массы'", - комментирует руководитель департамента по работе с федеральными и московскими программами группы компаний "Росгосстрах" Владимир Галицких.

Тем не менее за последние несколько лет ситуация немного улучшилась. Если три-четыре года назад крупнейшие универсальные компании участвовали, как правило, в 30-60 тендерах в год, то в 2004 году среднее количество удвоилось. К примеру, компания ВСК участвовала в 300 тендерах, что почти в пять раз больше, чем в 2002 году. К тому же показатель успеха универсальных компаний тоже растет - они выигрывают примерно в трети конкурсов. Чаще стали встречаться открытые тендеры, когда о проведении тендера страховщики могут узнать заранее.

Но этого недостаточно. "На Западе тендеры организовываются более профессионально, в них многоступенчатый отбор, очень большое количество требований, которым страховая компания должна отвечать, - говорит Максим Чумаченко. - Кроме того, условия международных тендеров в большинстве случаев сформулированы так, что исключают возможность получения контракта за взятки и подтасовки со стороны участников".

Есть много мнений по поводу того, как и с чего начать разрушение этой насквозь коррумпированной системы отношений и кто должен этим заниматься. Приведем несколько из них.

Алексей Глущенко, начальник отдела по работе с юридическими лицами ООО "СО 'Сургутнефтегаз'", считает что "если Федеральная служба страхового надзора или Всероссийский союз страховщиков разработают единые правила и условия проведения тендеров и конкурсов по страхованию, тем самым поставив всех участников в равные условия, а антимонопольное ведомство, в свою очередь, будет более жестко контролировать их проведение, то ситуация может измениться к лучшему".

Сергей Меркулов, исполнительный директор компании АФЕС, предлагает другой подход - "создать единую конкурсную площадку, на которой будут проводиться все (за исключением конкурсов с использованием информации, содержащей государственную тайну) конкурсы. Возможно включение в конкурсные комиссии представителей страхового надзора или Союза страховщиков. Возможно обязательное включение в конкурсные комиссии (без права голоса) по одному представителю от каждого участвующего в конкурсе страховщика".

Мы, в свою очередь, хотим добавить, что заинтересованным госведомствам стоит рассмотреть еще одно условие проведения тендеров. Ведь часто у организаторов конкурса отсутствует понимание, какие требования следует предъявлять страховщикам, на основании каких показателей осуществлять выбор. Объем взносов, величина уставного капитала, количество филиалов и просто знакомое название компании - именно на эти показатели в основном делается упор при рассмотрении кандидатов, участвующих в конкурсе. В качестве комплексного показателя надежности и финансового состояния компании целесообразно использовать оценки рейтинговых агентств. Рейтинги надежности, конечно, не отражают условия страхования и качество предоставляемых услуг, однако они дают достаточно объективное представление о способности страховщика отвечать по принятым обязательствам. Да и отсеять аффилированные с организаторами конкурсов и тендеров компании наличие рейтинга вполне в состоянии.