О будущем деле ЮКОСа

Разное
Москва, 04.04.2005
«Эксперт» №13 (460)

На прошлой неделе помощник президента Шувалов заявил, что дело ЮКОСа было показательным: "если бы не ЮКОС, появилась бы другая компания, которая должна была ответить, каким образом она использует схемы, не платит налоги в бюджет", - и в медиа так разахались, будто бомба взорвалась. Никакая это не бомба: чиновник произнес вещь всем известную. И всем сразу стало как-то легче - просто от того, что власть, оказывается, может говорить правдивые слова даже по трижды запретному вопросу.

А еще легче всем стало бы, если бы представитель власти признал не полуправду, а всю правду - что дело ЮКОСа было не только показательным, но и политическим. Не вижу ни одной серьезной причины, по которой такое признание должно быть абсолютным табу. Чего в Кремле боятся? Не ясно ли, что ущерб имиджу власти и всей страны нанесен более всего как раз отрицанием общеочевидного? Если все, друзья и враги власти, в один голос говорят о политической сути дела ЮКОСа, а сама власть ее прямо отрицает, - кто же будет верить ей по частностям? Возможно, Кремль опасается, что, если разговоры о деле ЮКОСа перейдут в чисто политическую плоскость, его спикерам не хватит аргументов для отстаивания его позиции. Опасение понятное, но ведь эта беда поправима: добрую половину необходимых тезисов можно почерпнуть хоть из тюремных писем Ходорковского, а спикеров (даже и Миронова) можно натренировать. Насколько меньшим было бы угнетающее влияние "дела" на экономическую жизнь страны, будь кошка с самого начала названа кошкой, больно себе представлять.

Но - что сделано, то сделано. Можно спорить о том, насколько важны были побудительные причины для политической и воспитательной ипостасей дела ЮКОСа, но две вещи, по-моему, бесспорны. Во-первых, даже если согласиться, что и в политике, и в экономике причины были жизненно (смертельно!) важны, и там и там речь все-таки шла о достижении тактических целей. Во-вторых, и там и там намеченные цели достигнуты: олигархи окончательно повержены, и всякий предприниматель корчится в судорогах при одном лишь намеке на "налоговую оптимизацию". Вооружась таким знанием, посмотрим, как завершается дело ЮКОСа.

В тот самый день, когда г-н Шувалов давал признательные показания, на процессе Ходорковского и Лебедева выступил гособвинитель Шохин, и выступление это было потрясающим.

Разбирать его подробно незачем. Шохин по существу повторил обвинительное заключение, будто и не было нескольких месяцев судоговорения. Аргументов защиты и представленных ею документов он будто и не слышал, и не видел. Его же аргументы большей частью сводились к словам "неопровержимо доказано" и "абсолютно ясно". Главных мотивов в речи было два. Первый: как в начале девяностых подсудимые создали преступную группу, так в ней и пребывают; поэтому любое их действие - например, регистрация юрлица - делалось с преступными намерениями и, стало быть, само преступно. Второй: кто бы что ни делал в империи ЮКОС, инкриминируется это лично Ходорковскому, даже если тот ни о человеке, ни о его поступке и не подозре

У партнеров

    «Эксперт»
    №13 (460) 4 апреля 2005
    Состояние содружества
    Содержание:
    После развода

    Постсоветские режимы некомфортны и нетехнологичны как для Запада, так и для России. Они обречены. Теперь основной вопрос, как и когда там произойдет смена власти

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Русский бизнес
    Культура
    Реклама