Сакэ-нуар

Александр Гаррос
5 декабря 2005, 00:00

Раскрутив на российском рынке бренд Харуки Мураками, талантливый переводчик Коваленин умело использовал силу инерции: сам сделался брендом. Слоган "перевод Дмитрия Коваленина", вынесенный на красивый супер "Тьмы...", - реальный двигатель торговли, без дураков.

Не стоит, однако, искать в триллере матерого японского рекламщика Фудзивары муракамиевских потусторонних овец. Иори роднит с Харуки, пожалуй, лишь то, что и он ощутимо "воняет маслом", как говорят о своих "западниках" не признающие молочных продуктов японцы. Куда ближе "Тьма на ладони" к Хейли, например, или к Чандлеру. Впрочем, как это водится в японской кухне, вся соль тут в соусе, а соус, без сомнения, соевый.

Ты уже немолод. Ты сын легендарного босса оргпреступности, ты многие годы честно работаешь в рекламном бизнесе и стыдишься такого родства. Через две недели ты будешь уволен по собственному желанию. И вдруг президент твоей корпорации показывает тебе странную видеозапись, из которой хочет сделать рекламный ролик: некто спасает выпавшего с балкона ребенка... Запись оказывается сфабрикованной, о чем ты честно говоришь президенту - который на следующий день вроде бы кончает с собой. И теперь ты, 46-летний сильно пьющий раздолбай, хочешь раскрыть тайну записи и гибели босса - ведь тайны эти явно взаимосвязаны...

Такая фабула на разных национальных материалах и решена была бы по-разному: нетрудно себе вообразить эти "расследования" по-русски, по-итальянски, по-американски... Японская версия - достойный островной продукт: неброский и высококлассный. И главное в нем не что, а как: как разговаривают, ведут себя все эти японские белые воротнички и татуированные якудза. Главное удовольствие для русского читателя не в сюжете, но в том, как чандлеровско-хэмметовский этот сюжет корректируют этнические особенности. На выходе - качественный японский нуар: не "суси-" (как называлась коваленинская книжка по "муракамиведению"), а скорее, учитывая пристрастия героя, - "сакэ-".