Кремлевский культуркампф

Максим Соколов
12 декабря 2005, 00:00

В спорах о новеллах, ужесточающих регулирование деятельности НКО на территории России, наблюдается мало кем замеченный парадокс. И наша западническая общественность, и западные официальные лица, выступающие против новелл, тем не менее затрудняются отвергнуть новеллы на концептуальном уровне. Например, указав, что нынешнее положение дел у нас в стране с финансированием НКО хоть как-то приближается к практике стран, именуемых цивилизованными, а с принятием новелл Россия уйдет от этой практики очень далеко.

Сказать так не получается, поскольку это было бы совсем уже сильным прегрешением против истины. Как раз в странах, именуемых цивилизованными, финансирование как собственно политики (партии, выборы), так и примыкающей к тому деятельности (формирование политического кадра различными школами, фондами etc.), а равно и научные изыскания, имеющие национально-идейный смысл (история, философия) осуществляется исключительно на свои американские (французские, немецкие etc.) деньги, а вовсе не на средства иностранных организаций. Можно спорить о том, обеспечивается такое положение дел законом или же устойчивым обычаем (тут у спорящих мнения расходятся), но с тем, что для немецкого политического движения американское финансирование означало бы немедленную политическую смерть, спорить невозможно. Кстати, и серия исследований по французской истории, финансируемых немецким фондом, тоже не нашла бы понимания. В этом смысле заявленная цель думских новелл - это как раз приближение к обычной западной практике.

Парадоксальное негодование Запада по поводу самой попытки (допустим даже, что с негодными средствами) приблизиться к его же, Запада, практике лишний раз утверждает правоту герцога Рошефукольда: "Старики так любят давать добрые советы, потому что уже не способны подавать дурные примеры". Ведь похвальные обычаи зачастую складываются исторически, а их первоначальное утверждение бывает совсем не благостным, а наша проблема с НКО в том, что Россия столкнулась с проблемами, которые нации, именуемые цивилизованными, решали более столетия (а то и двух столетий) назад.

Иностранное финансирование политики (и примыкающей к ней идейной сферы) - вещь довольно старинная. В XVIII в. хотя и не очень афишировалось, но считалось вполне обычным, что иностранные послы подкупают политиков страны пребывания. Все посольства имели взяточные фонды. В течение XIX в., в ходе складывания национальных государств с их идеологией национализма, сложился и тот обычай, что политику невместно брать иностранные деньги. Равно как выращивание национальной элиты и поощрение национальной культуры считалось сугубо домашним делом, а чужакам вход был заказан. Национализм XIX в. сегодня если не вовсе осужден, то, по крайности, предан благоумолчанию; обычай же остался.

Строительство национального государства, сломанное всей русской историей XX в., возобновилось только на его исходе, и названная выше проблема не могла не явиться. Типологически путинское упромысливание НКО воспроизводит бисмарковский Kulturkampf 1871-1875 гг., когда общественные и политические структуры Римско-католической церкви подвергались запретам - как выразители интересов внешней воли, т. е. Рима. Дошло и до изгнания Ордена иезуитов, который в XVIII-XIX вв. был наиболее известной и влиятельной НКО с внешним финансированием. Хотя становление национализма оборачивалось по всей Европе непременной выгонкой иезуитов. Нетерпимость к НКО наличествовала еще тогда.

Мотивы путинского Kulturkampf можно было бы понять. Пусть не самые приятные, но необходимые этапы национального становления не перепрыгнешь. Борьба за власть, политический кадр, национальные образцы - это не заезжий двор, где все флаги в гости будут к нам. Скорее, свои кобели грызутся - чужой не приставай. Проблема в другом. Допустим, что в результате Kulturkampf чужие кобели больше не будут приставать к русским политическим делам (а также идеологическим, культурным и просто богоугодным). Хорошо, но это только первый такт. Второй такт в том, чтобы появились свои кобели, т. е. национальные благодетели. А о том, откуда они появятся и появятся ли вообще, устроители Kulturkampf ничего не сообщают. Возможно, они об этом пока даже и не думали.

Между тем о втором такте можно было бы подумать и прежде - ведь он такой напрашивающийся. То, что в ряде существенных сфер пропорция национального и иностранного финансирования была не очень правильной, - это очевидно, но только ли в настырности иностранных благодетелей все дело? Если бы в нашем обществе наличествовало сознание того, что есть такие вещи, которые не доверяют иностранному лекарю, если бы воспринимался как постыдный тот факт, что труды по русской истории финансируются иностранными фондами (а больше некому), что будущим политическим кадром занимались американские дядюшки (а нашим все было недосуг), что многие программы помощи сирым и убогим осуществляются преимущественно на западные деньги (а нас жаба душит) и если бы этот стыд побуждал изменить такое положение дел, тогда было бы и меньше разговоров про иностранные деньги.

Вероятно, есть такие специфические получатели иностранных грантов, которым национальные благодетели (даже и самые широко мыслящие) не дали бы ни копейки, но они все-таки не в большинстве, да и невелика потеря. Большинство же нынешних иностранных клиентов благополучно работало бы и в рамках домашнего финансирования домашних забот - если бы это финансирование рассматривалось обществом как насущная задача и если бы обществу в том не мешали.

Нынешняя налоговая система ни в какой мере не поощряет финансирование тех же НКО. У наших фискалов на все вопросы один ответ: "Обязательно разворуют". Но если внешнее финансирование НКО неприемлемо, а внутреннее невозможно - "разворуют", то хотелось бы знать, каков третий путь. Возможно, есть отдельные НКО, способные питаться исключительно Святым Духом, но вряд ли они составляют большинство. В том и особенность Kulturkampf, что запреты придумали, а о поощрениях чего же думать. "Пойдите же, работайте, соломы не дадут вам, а положенное число кирпичей давайте" (Исх 5:18). Так Господь ожесточил сердце фараона в видах скорейшего построения гражданского общества.