Бедность на баррикадах

Анастасия Матвеева
27 февраля 2006, 00:00

Трудно заподозрить в актуальности монографию о социально-экономическом строе Франции XVIII─XIX веков. Да еще разрабатывающую в качестве одной из основных тем столь немодный нынче исторический сюжет, как формирование рабочего класса. Тем более что и сам автор признает: после скачка в уровне массового потребления в 20-е годы XX века на смену бедному капитализму, немыслимому без разделения общества на классы, пришло общество потребления. В итоге "социальная стратификация существенным образом изменилась, слово и понятие 'класс' ушли из обихода повседневной и политической речи", -- пишет в заключении Евгений Кожокин.

И все же история это такой предмет, что любой честно написанный исторический труд, основанный на фактах, а не на догмах, будет полезен для осмысления текущего исторического момента. Может быть, оттого, что условия жизни человека меняются, а сам человек -- кто его знает. Возьмем, к примеру, либеральные ценности: автор "Бедного капитализма" документально доказывает, что в описываемый им период идеи свободы личности и равенства возможностей легко воспринимались людьми со сколько-нибудь значимым достатком. Между тем в "рабочем сознании свобода -- это прежде всего право жить по-человечески: не голодать, не страдать от притеснений богачей и власть имущих". Ради своего понимания свободы неимущие готовы были признать право государства на насилие в ограничении экономических свобод, ведущих к снижению уровня жизни. А если государство медлило, сами осуществляли насилие. Например, громя лавки торговцев, повышающих цены на хлеб в неурожайные годы.

Пока на планете существует деление на зажиточных и неимущих, подобные споры между ними об истинных ценностях будут неизбежно воспроизводиться в том или ином виде. И это лишь один из перекликающихся с современностью моментов книги.