Троянский конь попал в западню

Алексей Хазбиев
заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
17 апреля 2006, 00:00

Британская BAE Systems выйдет из капитала Airbus, чтобы сосредоточиться на партнерстве с США. Но для этого ей придется продать акции авиагиганта ниже рыночной цены. Этим могут воспользоваться Испания, Италия, Россия и Китай

Н

а прошлой неделе совет директоров британской аэрокосмической корпорации BAE Systems принял политическое решение о выходе из состава акционеров Airbus и о продаже 20% акций этой компании панъевропейскому оборонному гиганту EADS. По словам главного исполнительного директора BAE Systems Майка Тернера, это решение полностью отвечает новой стратегии его компании, в соответствии с которой BAE Systems намерена существенно укрепить свои позиции на американском рынке оборонных и космических технологий. "Акции Airbus -- замечательный объект для инвестиций, -- говорит г-н Тернер. -- Но для нас пришло время их продать, чтобы сосредоточиться на реализации программы трансатлантического партнерства с США".

Если сделка состоится, EADS станет единственным акционером Airbus, его доля в капитале этой компании увеличится с 80 до 100%. Единственное, что может этому помешать, -- массовые акции протеста британских профсоюзов, организовавших мощное давление на правительство страны. Сейчас в самой BAE Systems работает более 15 тысяч британцев и еще около 200 тысяч местных специалистов занято у субподрядчиков на производствах, непосредственно связанных с авиастроением. Как заявил лидер профсоюзной организации GMB Джон Уилсон, "если BAE Systems выйдет из капитала Airbus, примерно треть сотрудников авиационной индустрии страны может потерять свою работу, поэтому мы требуем немедленного вмешательства британских властей". По мнению профсоюзного деятеля, правительство Великобритании "должно сказать свое слово и заблокировать сделку". Впрочем, Майк Тернер уверен, что британские власти свой выбор уже сделали: BAE Systems контролируется государством, и все важнейшие решения совет директоров компании принимает только по согласованию с правительством страны.

На вторых ролях

Стремление британских властей четко сориентировать BAE Systems на партнерство с США легко объяснимо. Гигантский научно-технический потенциал крупнейшей аэрокосмической корпорации Великобритании, позволяющий ей самостоятельно конструировать и производить практически весь спектр военных и гражданских самолетов, в последние десятилетия оказался невостребован. После создания с французами в 1968 году знаменитого Concorde BAE Systems так и не выпустила ни одного нового магистрального пассажирского самолета. Да и сам проект "Согласие", в соответствии с которым предполагалось наладить массовое производство сверхзвуковых пассажирских авиалайнеров, можно считать успешным лишь условно -- за тридцать лет было выпущено всего два десятка таких машин. Как выразился экс-президент EADS Филипп Камю, "истинного взаимопонимания в работе над этим проектом между французами и британцами достичь так и не удалось". Не получили мощного развития и военные авиастроительные программы BAE Systems, прежде всего по созданию на базе истребителя Harrier нового поколения самолетов вертикального взлета и посадки. Наконец, британцы не смогли занять подобающего места и в общеевропейских кооперационных проектах.

К "большой семье" Airbus BAE Systems присоединилась только в 1979 году, то есть спустя десять лет после создания первого европейского аэробуса. К этому времени консорциум уже твердо стоял на ногах, и претендовать на ведущую роль в этом объединении BAE Systems, понятное дело, не могла. В результате британцам доверили конструирование и производство крыльев для всех самолетов Airbus (они выпускаются на двух заводах в Северном Уэльсе и на юго-западе Англии), а самый престижный участок технологической цепочки -- линию финальной сборки самолетов -- французы оставили себе (недавно такая линия появилась и у немцев). Выпуск крыльев -- хороший бизнес с нормой прибыли почти в 30%. Выполнение контрактов с Airbus приносит британцам более 3 млрд долларов в год. Тем не менее BAE Systems никогда не скрывала, что хочет играть первую скрипку в аэрокосмических делах Европы.

И такая возможность компании представилась с началом реализации программы создания общеевропейского истребителя Eurofighter Typhoon. Предполагалось, что этот самолет, создаваемый BAE Systems совместно с EADS и итальянской компанией Alenia, должен стать основой парка ВВС всех стран Евросоюза. Британские ВВС сразу же выдали заказ на покупку 230 новых истребителей, Германия решила приобрести 180 таких самолетов, а Италия -- 121. Но тут неожиданно для всех конкурентами проекта Eurofighter Typhoon выступили французы, предложившие для ВВС стран Евросоюза свой истребитель Eurofighter Rafale, над созданием которого трудится корпорация Dassault. В итоге ни Typhoon, ни Rafale необходимого количества заказов для начала полноценного серийного производства набрать не смогли. Более того, реализация этих проектов существенно отстала от графика из-за ряда технических сложностей, возникших в ходе испытаний. Но и это еще не все.

Выяснилось, что самолеты Eurofighter практически по всем своим техническим характеристикам существенно уступают нашим Су-30. На прямой вопрос "Эксперта", зачем же создавать заведомо неконкурентоспособные истребители, глава группы Alenia Джорджио Заппа честно ответил, что они рассчитаны в основном на внутренний рынок ЕС, так как воевать с Россией никто не собирается. В конечном счете британские власти охладели к проекту Typhoon и предложили BAE Systems сконцентрировать усилия на создании истребителя пятого поколения F-35 вместе с США. Этот самолет, разработанный Lockheed Martin, выиграл тендер Пентагона общей стоимостью почти 200 млрд долларов. Британцы пообещали вложить в программу F-35 более 25 млрд долларов. В обмен на это BAE Systems получила статус особого привилегированного партнера Пентагона, который предусматривает передачу британцам почти всех ключевых технологий производства нового истребителя и открывает возможность для их выпуска на территории Великобритании. Как только BAE Systems инвестировала в F-35 первые 2 млрд долларов, Пентагон тут же одобрил передачу британской стороне более тысячи различных ноу-хау по производству отдельных узлов, систем и подсистем американского истребителя.

После этого в континентальной Европе BAE Systems стали называть "троянским конем, призванным развалить аэрокосмическую промышленность объединенной Европы". Злопыхатели припомнили британцам буквально все, начиная с попыток BAE Systems объединиться с Boeing и заканчивая "проамериканской политикой руководства авиакомпании British Airways, до сих пор так и не закупившей ни один широкофюзеляжный самолет Airbus". Но что бы ни говорили недоброжелатели BAE Systems, партнерство с США -- единственная возможность не только в полной мере реализовать технологический потенциал британской корпорации, но и резко увеличить ее доходы. В Лондоне это очень хорошо понимают. Финансисты BAE Systems уже подсчитали, что одна только программа F-35 принесет компании более 20 млрд долларов чистой прибыли. Но британцам этого мало. BAE Systems намерена стать главным неамериканским подрядчиком Пентагона во всех аэрокосмических оборонных проектах США, где только будет возможно. По словам замдиректора Центра АСТ Константина Макиенко, гарантированный госзаказ для BAE Systems намного предпочтительнее участия в гражданских авиационных проектах, тем более что Пентагон ежегодно тратит на закупки вооружений почти 400 млрд долларов.

Чтобы поучаствовать в дележе этого пирога, BAE Systems в прошлом году купила крупную американскую фирму по производству вооружений -- United Defense, которая сейчас обеспечивает британской корпорации более 35% ее чистой прибыли. И это только начало экспансии BAE Systems в Америке. По словам Майка Тернера, вырученные от продажи акций Airbus средства его компания намерена потратить на приобретение других американских высокотехнологичных предприятий, работающих с Пентагоном. Непонятно только одно -- сколько денег получат британцы за свой пакет акций Airbus и на каких условиях состоится сделка.

Новые партнеры

В соответствии с договором между BAE Systems и EADS британцы с 2000 года имеют право продать свою долю в Airbus по "справедливой рыночной цене". Но Airbus -- непубличная компания, ее акции не котируются на бирже. Это означает, что точную капитализацию авиагиганта определить просто невозможно. Согласно финансовой отчетности EADS, доля британцев в Airbus оценена в 4,3 млрд долларов. Исходя из этих данных получается, что весь Airbus стоит 21,5 млрд долларов. Для крупнейшего мирового производителя магистральных авиалайнеров с долей рынка более 50% и ежегодным объемом продаж в 27 млрд долларов цена смехотворная (например, "Сургутнефтегаз" при схожем объеме продаж стоит почти 70 млрд долларов).

Аналитики инвестиционного банка Goldman Sachs уверены, что оценка EADS выполнена исключительно для бухгалтерских целей и BAE Systems может претендовать на существенную премию. В самом Goldman Sachs 20% Airbus оценивают минимум в 7,8 млрд долларов. А BAE Systems рассчитывает получить за свой пакет лишь около 5,25 млрд долларов. И понятно почему. Если BAE Systems будет настаивать на рыночной цене, то британские заводы, выпускающие крылья для Airbus, быстро могут остаться без заказов, а их сотрудники -- без работы. Такое развитие событий не устраивает ни правительство Великобритании, ни руководство BAE Systems. Поэтому, скорее всего, BAE Systems и EADS пойдут на компромисс. Британцы в обмен на акции Airbus могут получить до 5% акций EADS и продать их на бирже. Правда, в этом случае производство крыльев для Airbus будет постепенно перенесено из Великобритании в другие страны. Но зато BAE Systems получит время, чтобы урегулировать конфликт с профсоюзами и подготовиться к перепрофилированию своих заводов на выпуск военной продукции.

Впрочем, гораздо важнее другое -- сделка с британцами может привести к существенному изменению в структуре акционерного капитала самой EADS. Сейчас примерно по 30% акций EADS принадлежит Франции и Германии, еще около 5,5% -- Испании, а оставшиеся 34,5% акций свободно обращаются на биржах. После заявления BAE Systems о намерении выйти из акционерного капитала Airbus Франция и Германия приняли решение сократить свои доли в EADS, продав по 7,5% бумаг корпорации. На этот пакет сейчас претендуют Испания и Китай. Но в ближайшее время к ним могут присоединиться еще и Италия с Россией.

После победы Романо Проди на итальянских выборах вхождение в EADS крупнейшего итальянского полугосударственного аэрокосмического концерна Finmeccanica (объединяет группу Alenia, FiatAvio, производителя вертолетов Agusta и фирму Marconi) можно считать делом почти решенным. Руководство EADS не раз предлагало итальянским властям объединиться с Finmeccanica, но сделка не состоялась из-за того, что премьер Сильвио Берлускони предпочел сотрудничество с Boeing. Теперь ситуация изменилась, и Романо Проди уже начал переговоры о вхождении концерна Finmeccanica в EADS, заявив, что итальянская аэрокосмическая промышленность только выиграет от интеграции с Европой.

С Россией дело обстоит сложнее. Примерно два года назад тогдашний канцлер Германии Герхард Шредер официально попросил Владимира Путина одобрить сделку по покупке 10% акций корпорации "Иркут" концерном EADS. Российский президент дал согласие и выступил с встречным предложением о вхождении в капитал EADS российских авиастроительных корпораций. Ответ Шредера не заставил себя долго ждать. Через месяц во время презентации в Тулузе супергиганта A-380 в присутствии Тони Блэра, Жака Ширака и Хосе Сапатеро канцлер заявил буквально следующее: "Корабль EADS пока еще не полон, и надо подумать о новых партнерах, которых мы могли бы взять на борт, прежде всего о России". По его словам, Россия не только один из самых важных рынков для Airbus, но и очень перспективный партнер, обладающий высоким потенциалом в аэрокосмической сфере. "Я хочу, чтобы в EADS это понимали и всячески содействовали интеграции России в аэрокосмическую семью большой Европы", -- заявил Шредер. И хотя к власти в Германии пришла Ангела Меркель, отношение к России не изменилось. Более того, в EADS спонтанно возникло мощное пророссийское лобби, в основном из восточногерманских немцев, активно выступающих за взаимное проникновение в капитал аэрокосмических корпораций России и Европы. Неформальный лидер этого лобби глава Airbus и член совета директоров EADS Густав Хумберт не раз говорил "Эксперту", что был бы счастлив такому сотрудничеству. Что ж, EADS уже вошла в капитал "Иркута", теперь дело за нами.

В подготовке материала принимал участие Александр Кокшаров