Охота на китов

Аресты подозреваемых по знаменитому делу «Трех Китов» не станут определяющими для развития мебельного бизнеса, зато могут оказать заметное влияние на расклад сил в большой политике

Дело это началось давно. В августе 2000 года сотрудники Государственного таможенного комитета (ГТК) арестовали партию мебели, поставленную компаниями ООО «Бастион» и ООО «Лига Марс», и закрыли мебельный центр «Три Кита». Руководитель центра Сергей Зуев должен был выплатить налоговые недоимки на несколько миллионов долларов. Почти тут же под удар попал и другой мебельный центр Зуева — «Гранд», а ГУВД Московской области возбудило уголовное дело, которое потом взял под свой контроль следственный комитет МВД.

Однако в процесс неожиданно вмешались Генпрокуратура и ФСБ. Причем вмешались на стороне бизнесменов и действовали крайне активно. Началась впечатляющая контратака. В ноябре дело о контрабанде мебели было закрыто Генпрокуратурой, а взамен открыто другое — о превышении должностных полномочий следователя по особо важным делам следственного комитета при МВД РФ Павла Зайцева (потом уголовное дело будет заведено и против руководства силовых структур ГТК). Тут же заговорили о почти открытом интересе и к делу, и к бизнесу высокопоставленных сотрудников ФСБ, в том числе и тогдашнего первого заместителя гендиректора ФСБ Юрия Заостровцева, курировавшего экономическую контрразведку, впоследствии одного из идеологов силового варианта атаки на ЮКОС.

Так развернулось знаменитое мебельное дело, в котором впервые открыто заявили о себе новая тогда сила российского бизнеса и политики — силовики и связанный с ними «чекистский бизнес». То, как ожесточенно оно шло, естественно, наводило на мысль, что на кону уже вовсе не мебельный бизнес Москвы и даже не доходы с растаможки — борьба велась за политическое и экономическое влияние в стране.

Ожесточенное противостояние влиятельных группировок длилось весь 2001-й и даже первую половину 2002 года и закончилось уверенной победой связки ФСБ-прокуратура.

Дальнейшие события и в первую очередь «дело ЮКОСа» указывали на мебельную историю как на «пробу пера»: силовиков ждали новые большие дела («Юганскнефтегаз» в сравнении с «Грандом» и «Тремя Китами» — это совсем другая лига).

И вот спустя шесть лет, когда, казалось бы, все уже расставлено по местам, мебельное дело получило неожиданное продолжение. На прошлой неделе Генпрокуратура сообщила, что в рамках расследования уголовного дела о контрабанде мебели для торговых центров «Гранд» и «Три Кита» арестованы пять человек, в том числе и генеральный директор ООО «Альянс-95» Сергей Зуев, который, по сообщению прокуратуры, является фактическим владельцем мебельных центров.

Обратный отсчет

В разгар противостояния между таможней и прокуратурой вмешался президент России Владимир Путин. В начале 2002 года он взял дело под личный контроль, а расследование его поручил специально выписанному из Ленинградской области прокурору Владимиру Лоскутову. Впрочем, как раз в это время чаша весов уверенно склонилась на сторону связки ФСБ-прокуратура, так что про Лоскутова и его миссию все быстро забыли. Однако все это время ставленник президента без лишнего шума, неспешно, но упорно вел полноценное расследование и даже докладывал президенту о своих успехах. И прокурору удалось собрать множество фактов, и президент не забыл о личном контроле, создав Лоскутову режим максимально возможного благоприятствования. «Это очень серьезное дело. И если бы не поддержка президента России, который держал на личном контроле ход следствия, оно бы не достигло таких результатов», — так прокомментировал сам Лоскутов результаты своей работы. И вот теперь президент, личное участие которого в этой стадии расследования подчеркивают и представители Генпрокуратуры, и таможенники, и сам Лоскутов, дал делу ход.

Первое, что обращает на себя внимание во всей этой истории, — неожиданное возобновление дела «Трех Китов» и «Гранда» произошло спустя полторы недели после отставки генпрокурора Устинова. Отсюда напрашивающаяся связь этих событий. Причем вряд ли связь эта сводится только к тому, что Устинов блокировал дело. По мнению многих наблюдателей, отставка генпрокурора — удар по группе, которую принято называть силовиками. И возвращение к делу мебельных центров надо также рассматривать в этом контексте

В эту схему ложится и неожиданная активизация в деле «Трех Китов» всего через месяц после назначения главой таможни Андрея Бельянинова. Для Бельянинова -- это значимый символический жест, показывающий, во-первых, его независимость от силовиков и, во-вторых, способность решать вопросы такого уровня, перед которыми прошлое руководство пасовало.

Рекламная площадка

На российском рынке мебельной розницы торговые центры «Гранд» и «Три Кита», бесспорно, одни из самых значимых игроков. Здесь и узнаваемость брендов, и размах — общая площадь двух «Грандов» составляет 140 тыс. кв. метров, а «Трех Китов» — 98 тыс. кв. метров. «Столь крупные и хорошо организованные мебельные центры - редкость даже для Европы», — отмечает Евгений Шаманский, генеральный директор компании «Моон».

Изначально эти торговые центры создавались как площадки для реализации импортной мебели. Однако вскоре, возможно, в связи с началом судебного процесса в 2000 году, их владелец Сергей Зуев стал активно наращивать в «Гранде» и «Трех Китах» присутствие российских производителей и даже был одним из инициаторов известной мебельной акции «Покупаем наше». Вскоре более половины ассортимента торговых центров составила отечественная мебель, почти все известные российские производители открыли здесь секции.

Личное участие президента в разрешении дела «Трех китов» прямо заявлено и представителями прокуратуры, и сотрудниками таможни

Напомним, что в 2004 году г-н Зуев продал «Гранд-1», по слухам, владельцам Черкизовского рынка и еще некоторое время оставался управляющим торгового центра. Впоследствии, опять же по слухам, взгляды управляющего и новых владельцев «Гранда» на рыночные стратегии разошлись, и Зуев покинул торговый центр. Хозяева «Гранда» стали развивать его как более дорогой и элитный. В этой же концепции был выдержан и вскоре возведенный рядом второй «Гранд». «Три Кита» же, напротив, постепенно уходили в более дешевый рыночный сегмент. Обе стратегии не нашли отклика у многих российских производителей, которые стали концентрироваться на средней ценовой нише и нуждались в адекватном позиционировании. В результате сегодня большинство арендаторов этих центров относятся к ним в большей степени как к рекламной площадке. По их словам, чтобы ознакомиться с мебельным ассортиментом на рынке, потребитель прежде всего приходит в «Гранд» или «Три Кита».

Впрочем, для некоторых региональных производителей эти мебельные центры остаются эффективным каналом сбыта. «Уровень продаж в ‘Гранде’ и ‘Трех Китах’ сопоставим с уровнем в нашей фирменной рознице — при том что мы уделяем ей куда больше внимания», — говорит Игорь Подстольный, директор по маркетингу мебельного концерна «Катюша». По словам мебельщиков, от 5 до 15% их продаж в Москве приходится сегодня именно на эти торговые центры.

В целом об эффективности «Гранда» и «Трех Китов» судить сложно — финансовой информации о деятельности компаний на рынке нет. Владельцы торговых центров никогда не прибегали к услугам консультантов и вели закрытый бизнес. По оценкам одной мебельной компании, оборот с 1 кв. метра в этих центрах может составлять 4–5 тыс. долларов в год. Исходя из этой оценки и того, что эффективная площадь (непосредственно торговая площадь) здесь порядка 70%, торговая выручка «Грандов» и «Трех китов» составляет порядка 400 и 300 млн долларов соответственно. По данным Ассоциации мебельной и деревообрабатывающей промышленности, в прошлом году объем продаж мебели в стране составил 5 млрд долларов, и получается, что на долю исследуемых центров пришлось порядка 17% рынка.

Больших изменений в связи с возможным выходом из игры «Трех Китов» и «Гранда» их арендаторы не прогнозируют. Вероятнее всего, считают они, на рынке мебельной розницы просто произойдет перераспределение потоков — прежде всего в пользу фирменных сетей, которые сегодня развиваются наиболее динамично. «Дефицита мебельных торговых площадей, как раньше, в России уже нет и не будет, — считает г-н Шаманский, — в крупных городах начинают появляться независимые мебельные центры наподобие’Гранда’».