Кредитная наркомания

Сюзанна Белисс
19 июня 2006, 00:00

Все больше россиян начинает жить в кредит, и банки всеми силами поддерживают эту тенденцию. Ведь за риски и издержки взрывного роста потребительского кредитования расплачиваются добросовестные заемщики

«Не давайте ему кредит, он игрок», — кричала в трубку кредитному инспектору мать одного заемщика, когда тот попытался оформить очередной кредит в банке. По словам этого инспектора, с подобными ситуациями ему приходится сталкиваться довольно часто, и все они свидетельствуют о том, что в России возник новый слой населения, жизнь которого полностью зависит от заемных денег. Действительно, любителей пожить в долг становится все больше: по данным Банка России, на 1 апреля 2006 года общий объем кредитов, предоставленных российскими банками физическим лицам, превысил триллион рублей, в то время как в начале 2005 года он был вдвое меньше, а на 1 января 2000 года вообще составлял скромную цифру — примерно 16 миллиардов.

Согласно исследованиям социологов, чаще всего (в 43% случаев) кредит берется на покупку бытовой техники, телефонов, видео- и аудиотехники. Еще 13–14% приходится на нецелевые кредиты. Остальное примерно поровну делят автокредитование и ипотека.

Адекватно реагируя на растущий спрос, банки активно развивают потребительское кредитование, всячески поощряя моду на жизнь в долг: стараются разнообразить кредитные линейки, вводя новые продукты, или предлагают клиентам различные программы лояльности. Например, сотрудники предприятия, обслуживающегося в данном банке, получают значительные привилегии при получении кредитов. «Как правило, для сотрудников своих крупных корпоративных клиентов банки разрабатывают классические программы потребительского кредитования, когда кредит предоставляется без обеспечения или под поручительство юридического лица, — рассказывает начальник управления кредитования физических лиц департамента розничного бизнеса ТрансКредитБанка Григорий Иващенко. — При этом кредит может быть перечислен заемщику на банковскую карту и предоставляться в виде кредитной линии». К таким заемщикам предъявляются льготные требования — меньше перечень документов, необходимых для получения кредита, мягче требования к стажу и образованию, и при этом процент по кредиту может быть снижен по сравнению с обычной ставкой.

Желая потрафить потенциальному заемщику, банки предлагают все новые схемы потребительского кредитования. Впрочем, в основе этого видимого разнообразия всего лишь два принципиальных механизма. Первый из них — кредитование покупок в конкретном магазине. Второй — так называемый свободный кредит, не привязанный к конкретной торговой точке. Либо он выдается в отделении банка наличными, либо заемщику оформляют кредитную карту. Преимуществами кредитной карты является возобновляемый кредитный лимит, к тому же, как правило, существует двухмесячный свободный период, когда не платятся проценты по кредиту. «Кроме того, товарный кредит, оформляемый в магазине, стоит дороже кредитной карты, — отмечает начальник управления продаж банка ‘Финсервис’ Евгений Стародубцев. — Однако недостаток кредитки заключается в том, что объем кредитов, предоставляемых по карте человеку со средним доходом, довольно ограничен. И если нужна значительная сумма, придется обращаться за потребительским кредитом, где лимиты выше».

Во всем остальном принципиальных различий между схемами, предлагаемыми разными банками, не существует. «Присутствуют лишь нюансы, — отмечает вице-президент Инвестсбербанка Георгий Чесаков. — Например, одни банки предлагают страхование, другие — нет. Одни банки предлагают кредиты, где можно первые два месяца не платить, другие банки предлагают еще что-то. Но по сути эти схемы одинаковы, и большинство кредитных продуктов у банков очень похожи. Различия в основном в том, насколько банк хорошо обслуживает клиента — подробно ли рассказывает, предоставляет ли необходимую информацию, распечатывает ли график всех платежей с указанием комиссий и штрафов до того момента, как клиент подписал какой-либо договор, и так далее».

Впрочем, в последнее время банки для привлечения клиентуры начинают предлагать и достаточно нестандартные схемы потребительского кредитования. «Банки в конкурентной борьбе идут на всевозможные ухищрения, — отмечает Евгений Стародубцев. — Так, на рынке уже появились предложения, когда банки доплачивают клиенту, оформляющему кредит на покупку в магазине, за получение кредита именно у них. Обычно это распространяется на определенные виды товара с большой торговой наценкой, и расходы банка компенсирует торговая сеть».

Кредит без возврата

Еще одним распространенным способом конкурентной борьбы за клиента стали у нас «льготные кредитные ставки». В кавычках это выражение мы привели потому, что зачастую все эти низкие или даже нулевые ставки являются не более чем рекламным трюком, а на самом деле кредитный договор содержит массу скрытых платежей, взносов, комиссионных и т. п., в которых очень непросто разобраться неподготовленному человеку. Некоторые банки предъявляют график платежей только после того, как кредитный договор подписан. До этого клиент довольно смутно представляет, сколько денег ему придется платить ежемесячно, и сам с радостью сует голову в кредитную петлю.

Примечательно, что недавно председатель Центрального банка Сергей Игнатьев публично пожаловался: ему попался такой кредитный договор, что даже главный банкир России не с первого раза смог понять его условия. «Наши заемщики часто не вникают в условия кредитных договоров, поэтому необходимо добиться их простоты и прозрачности», — сделал вывод глава Центробанка.

Именно хитрости с условиями кредитования сегодня считаются одной из главных причин весьма тревожного явления — вместе с ростом объемов потребительского кредитования растет и число невозвращенных кредитов. Закономерность прослеживается достаточно четко: по данным Центробанка, на 1 апреля текущего года наибольший объем выданных кредитов приходился на Центральный и Северо-Западный федеральные округа, а в аутсайдерах по потребительскому кредитованию числились Южный и Дальневосточный округа. Вместе с тем из общего объема ссудной задолженности физических лиц 66,9% также приходятся на лидера потребительского кредитования — Центральный федеральный округ.

В целом, по оценке того же Банка России, доля просроченных кредитов в общем объеме потребительского кредитования на 1 апреля 2006 года составила около 2,5%. Учитывая, что в мировой практике критической величиной считается 5%, можно было бы не волноваться. Однако настораживают два обстоятельства. Во-первых, 1 января 2006 года доля «плохих» потребительских кредитов оценивалась Банком России всего лишь в 1,7%, то есть темпы роста весьма впечатляющи.

Во-вторых, оценки Центробанка плохо согласуются с данными независимых аналитиков. В частности, рейтинговое агентство «Рус-Рейтинг» провело собственное исследование, в результате которого выявило долю невозвратов на гораздо более значительном уровне. Например, лидеры по объемам выданных кредитов на 1 января 2006 года — Хоум Кредит энд Финанс Банк, Инвестсбербанк и «Ренессанс Капитал» — показали просроченную задолженность в сегменте «кредиты до одного года» на уровне 21, 7, и 8% соответственно.

«Самый высокий уровень кредитных рисков связан с потребкредитованием в местах продаж, — отмечает банковский аналитик агентства ‘Рус-Рейтинг’ Виктория Белозерова. — Это объясняется в первую очередь нетщательной проверкой заемщиков. А из-за простоты получения такого кредита многие люди берут его, заведомо не собираясь отдавать. Вообще те, кто берет кредит на покупку стоимостью 500–1000 долларов, изначально менее платежеспособны. Кроме того, очень часто такие заемщики не в состоянии просчитать реальную ставку по кредитам, которая в этом сегменте составляет 40–55 процентов». Также эксперты агентства отмечают рост уровня рисков, связанных с карточным кредитованием. «Проверка заемщиков здесь тоже весьма поверхностная, поэтому мы ожидаем роста уровня рисков в этом сегменте», — говорит Виктория Белозерова.

Неудивительно, что уже не один месяц отечественные СМИ обсуждают вероятность нового банковского кризиса, связанного именно с массовыми невозвратами потребительских кредитов. Правда, сами банкиры подобных тревог не разделяют. «В ближайшие два-три года такой кризис России не грозит, — уверен Георгий Чесаков. — А дальше ситуация будет очень сильно зависеть от цен на нефть, от экономической политики российского правительства, от того, насколько хорошо или плохо будут работать кредитные бюро, какую стратегию изберут банки и так далее».

Все просчитано

Картина получается несколько странная: растут риски потребительского кредитования, увеличиваются невозвраты кредитов «физиками», а вместе с тем банки всеми силами стремятся подсадить на кредитную иглу как можно больше новых клиентов. Они что, самоубийцы? Ведь если перспектива масштабного банковского кризиса сегодня и вправду выглядит несколько абстрактной, то конкретный банк, столкнувшийся с массовым невозвратом кредитов, в любом случае обречен на банкротство.

Ничуть не бывало. Чуть выше мы приводили оценки аналитиков, согласно которым наиболее высок невозврат по кредитам, выданным в торговых точках. Примечательно, что именно договоры по таким кредитам, как правило, отличаются особой непрозрачностью и содержат огромное количество скрытых платежей. И это не случайно. Просто высокие риски компенсируются высокими ставками, а чтобы не отпугивать клиента, платежи «закапываются» в сложные формулировки договоров. Иными словами, формула потребительского кредитования проста: чем легче получить кредит, тем дороже он вам обойдется. Поэтому, если в рекламе говорится о кредите под ноль процентов и без начального взноса, а оформляют его за три минуты при предъявлении одного паспорта, можете быть уверены: этот кредит обойдется в бешеные проценты — 30, 40, 50 и даже 70% годовых.

Так что основную тяжесть потерь в этой игре несут отнюдь не банки, а заемщики, причем добросовестные, которым приходится платить «за себя и за того парня», который набрал кредитов и теперь не отвечает на запросы банка.

Изменить эту ситуацию должен закон о потребительском кредитовании, в котором законодатели обещают прописать обязанность банка по раскрытию всей значимой информации в договорах потребительского кредитования. Однако работа над соответствующим законопроектом ведется уже давно, а реальных сроков его вступления в силу назвать никто не может.

Служба риска

Более реальным представляется другое возможное решение проблемы — снижение рисков кредитования и, соответственно, истинных ставок по потребительским кредитам благодаря отсеву заведомо недобросовестных заемщиков.

Розничные банки уже сегодня проводят отбор клиентов, используя скоринг — балльную систему проверки заемщиков. В целом скоринг действительно может быть эффективен для отсева сомнительных клиентов. Проблема лишь в том, что стандартная скоринговая система с большой вероятностью отнесет к числу так называемых не совсем понятных подавляющее большинство россиян. Потому что скоринговой системе, например, нельзя объяснить, что у тебя имеется дополнительный источник дохода, а значительную часть зарплаты ты получаешь в конверте. Поэтому основную задачу любого розничного банка — поставить выдачу кредитов на поток — скоринговая система решить не позволяет. Так что банки все равно вынуждены ориентироваться на субъективные оценки своих инспекторов, и в результате опять растет просроченная задолженность.

Большие надежды сегодня возлагаются на бюро кредитных историй. Правда, они пока только набирают силу, и оценить их эффективность можно будет лишь через два-три года. Пока же многие банки не торопятся делиться информацией о собственных клиентах друг с другом, образуя собственные бюро. Хотя стоит заметить, что дружественные между собой банки давно ведут обмен сведениями.

Пока же главной надеждой и банков, и заемщиков остается рисковая служба, которую имеет каждый уважающий себя розничный банк. Иногда, впрочем, ее именуют проще и яснее — служба безопасности. И если клиент задолжал, банк старается решить вопрос собственными силами. «Конечно, мы сталкиваемся со случаями несвоевременного погашения кредитов со стороны заемщиков, — признают в пресс службе Хоум Кредит энд Финанс Банка. — В нашем банке существует собственная служба взыскания, которая занимается урегулированием всех вопросов с неплательщиками. Вся работа с неплательщиками ведется исключительно в рамках закона».

При этом, как признаются сами банкиры, никому не хочется доводить дело до суда, и сначала используются лояльные методы. Если ежемесячные платежи по кредиту не были произведены в установленные сроки, банк присылает клиенту требование произвести полное досрочное погашение задолженности по договору. В случае отказа клиента выполнить требование банка его дело может быть передано в суд.

В глубинку

Проблемы с невозвратом кредитов не могут затормозить триумфальное развитие потребительского кредитования в России. Однако беда пришла, откуда не ждали: развитие этого самого прибыльного на сегодняшний день направления банковского бизнеса вдруг стало упираться в специфические российские реалии.

Проблемы с дорожным движением в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах привели к неожиданному эффекту — спрос на автокредитование, которое, по всем прогнозам должно было вырасти как минимум в два-три раза, вдруг стабилизировался. Ипотечное кредитование, с которым многие банки связывали большие надежды, близко к кризису — цена квартир не укладывается в рамки самых либеральных кредитных лимитов.

В результате сегодня стратегия розничных банков связана с двумя главными направлениями. Первое — переход к краткосрочному нецелевому кредитованию населения. Второе — приоритетное развитие розничного кредитования в глубинке, там, где и цены на жилье еще не обессмыслили ипотеку, и автомобилями обзавелась пока сравнительно небольшая часть населения. Да и для кредитования покупок в магазинах остается достаточный простор. «Федеральные торговые сети в регионах будут вытеснять отдельные магазины, и все большая доля потребительских кредитов будет выдаваться именно через торговые сети, — уверен Георгий Чесаков. — Поскольку крупных сетей не так много, то, соответственно, и количество банков-игроков тоже со временем уменьшится, потому что крупные федеральные сети любят работать с небольшим количеством банков. То есть концентрация рынка будет повышаться».

Нелишне добавить, что неискушенность провинциалов в вопросах кредитования может поспособствовать в бизнесе любителям непрозрачных кредитных договоров. В общем, судя по всему, потребительское кредитование в России в ближайшие два-три года будет распространяться волной от европейской части страны к Дальнему Востоку. И только когда жители самого отдаленного камчатского поселка научатся правильно высчитывать проценты и суммы ежемесячных платежей по кредитам, банкирам придется придумывать что-то новое.