Год нефтяников и банкиров

В крупном бизнесе четко обозначились два центра роста — нефтегазовый сектор и сфера услуг. Ни один из них сейчас в должной мере не стимулирует развитие обрабатывающей промышленности

Начнем с сухих цифр. Суммарные доходы 400 крупнейших компаний России в 2005 году достигли рекордных 15,6 трлн рублей, или почти 554 млрд долларов. Темп прироста выручки — 33,1%. Это максимальный показатель за последние пять лет. С поправкой на индекс-дефлятор, используемый при расчете реального роста ВВП, доходы лидеров увеличились более чем на 11%. Даже принимая во внимание тот факт, что выручку компаний и объем ВВП напрямую сравнивать не вполне корректно, трудно не согласиться, что крупный бизнес растет намного быстрее российской экономики. Казалось бы, впору наградить передовиков за вклад в развитие народного хозяйства и заняться популяризацией их успешного опыта среди отстающих.

Однако при более пристальном рассмотрении картина представляется уже не столь благостной. Если на роль лидера крупный бизнес может претендовать уверенно, то на роль локомотива — не получается. Не тянет он за собой экономику. Ни в плане поставки высококвалифицированных менеджеров (как это было в посткризисный период) — сейчас, наоборот, все мало-мальски толковые кадры всасывает в себя ТЭК; ни в плане инвестиционного спроса (как это было еще пару лет назад) или мультипликативного эффекта; ни в плане стимулирования инноваций, о которых так много говорится.

Промышленный откат

Постепенное сокращение доли промышленности в общей структуре рейтинга за последние три года стало устойчивой тенденцией. В этом году индустриальный сектор «Эксперта-400» похудел еще на 2,3 процентного пункта — до 68,4% (график 1). Но обольщаться обманчивым дрейфом крупного бизнеса в направлении постиндустриальной экономики не стоит. Если раньше компании реального сектора, отставая по динамике роста от непромышленных корпораций, тем не менее довольно активно развивались, то в этом выпуске рейтинга отчетливо видна потеря темпа во всех значимых промышленных отраслях за исключением одной — нефтяной.

Хотя по номинальным значениям роста объема реализации лидерство в рейтинге принадлежит промышленности строительных материалов (+92,1%), по уровню влияния на итоговые показатели «Эксперта-400» нефтяникам нет равных. Их доходы в 2005 году увеличились на 57,4% и обеспечивают 35,7% совокупной выручки 400 крупнейших компаний (таблица 1). Продолжавшееся весь год нефтяное ралли позволило нефтяным компаниям еще более укрепить и без того прочные позиции в рейтинге. Самый наглядный пример — «ЛУКойл», занимающий второе место в «Эксперте-400». Его отрыв от многолетнего лидера, «Газпрома», в 2005 году сократился до 2,6 млрд долларов (таблица 2) — сущая безделица с точки зрения объемов бизнеса этих компаний. Сохранить первое место в списке «Газпрому» помогло только поглощение «Сибнефти». Три месяца работы этой корпорации в составе газового монополиста добавили ему около 3 млрд долларов, учтенных в консолидированной отчетности. Правда большую часть года «Сибнефть» оставалась самостоятельной компанией. Поэтому она и фигурирует в списке крупнейших, заняв в нем напоследок восьмую строчку. В следующем году «Сибнефть» (ныне уже «Газпром-нефть») покинет рейтинг, растворившись в отчетности «Газпрома».

Впрочем, рост цен на нефть не единственный фактор, обеспечивший увеличение выручки нефтегазовой отрасли. Нет, речь здесь, к сожалению, не пойдет о производственных успехах нефтяных компаний. Добыча нефти в России в 2005 году выросла всего на 2,2%, а природного газа — на 0,5%. А вот передел активов стал для некоторых из них настоящим золотым дном. Поглощение «Юганскнефтегаза» позволило «Роснефти» увеличить выручку в 3,8 раза. После приобретения столь ценного предприятия компания поднялась сразу на 16 позиций, заняв шестое место в рейтинге и третье — по объему балансовой прибыли (таблица 3).

Совокупное действие нефтяной конъюнктуры и частичной реструктуризации отрасли механически ускорило общую динамику рейтинга. Без «нефтяной» поддержки темп прироста общей реализации участников «Эксперта-400» снизился бы почти на 10 процентных пунктов — до 23,6%. В промышленности провал был бы еще заметнее: там прирост сократился бы фактически вдвое — с 33,7 до 16,6%.

Конъюнктура. Можно, конечно, списать замедление развития индустриального сегмента «Эксперта-400» на гримасы конъюнктуры или насыщение рынка. Например, ведущие компании черной металлургии после прошлогоднего 83-процентного прироста на этот раз смогли увеличить выручку лишь на 12,4%. Причина этого очевидна — резкое падение мировых цен на прокат. Похожими факторами отчасти объясняется и потеря темпа в других экспорториентированных отраслях. В лучшей ситуации находятся лишь химики. Пока сохраняющиеся высокие цены на минеральные удобрения (особенно калийные) и нефтехимические продукты на зарубежных рынках в сочетании с растущим внутренним спросом обеспечили им приличный рост оборота (+33% к уровню 2004 года). Однако и эта отрасль стала подтормаживать, годом ранее предприятия химической промышленности из нашего списка демонстрировали почти 38-процентный прирост. Трудно было рассчитывать на новое ускорение пищевой промышленности. После интенсивного роста крупнейших игроков рынка в течение предыдущего пятилетия объективные возможности для нового рывка попросту отсутствуют.

Инвестиционный спрос. А вот провал в машиностроении в такую логику никак не укладывается. В этом выпуске рейтинга объем реализованной продукции машиностроительных компаний увеличился лишь на 15,4% (в прошлом рейтинге — на 20,5%, два года назад — на 23,1%). При том что средний рост цен производителей в прошлом году составил 18,2%, можно говорить уже не просто о стагнации, а о реальном спаде в машиностроении. Едва ли не главный фактор этого — ограниченные инвестиционные ресурсы нефтяников и энергетиков, препятствующие развитию полноценного спроса на профильную продукцию машиностроения.

Правительство рассматривает кластер, связанный с производством нефтяного и энергетического оборудования, в качестве стратегического. И такой подход представляется абсолютно обоснованным. Если уж Россия стремится позиционировать себя как энергетическую сверхдержаву, то кому как не ей заботиться о развитии машиностроительной базы ТЭКа. Тем более что отечественные производители располагают и определенным технологическим потенциалом, и устоявшимися нишами на зарубежных рынках. Но на деле действия государства в этой сфере сегодня ограничиваются жестким отпором попыткам иностранных инвесторов приобрести значимый пакет акций специализированных компаний. О том, чтобы реально стимулировать инвестиции со стороны ТЭКа, пока речи нет.

Ждать же самоотверженных жестов от нефтяных компаний не приходится. На текущие расходы им вполне хватает и того, что остается после уплаты акцизов, НДПИ и пошлин. А ввязываться в дорогостоящие инвестиционные проекты при нынешней доле изъятий (около 90% доходов от роста нефтяных цен) и смысла нет. Неудивительно, что, согласно данным Росстата, инвестиции в добычу топливно-энергетических полезных ископаемых в 2005 году сократились на 2,6%. В развитие нефтепереработки вложено всего 41,8 млрд рублей (+4% к уровню прошлого года). Это капля в море в сравнении с реальными потребностями отрасли. Модернизация отечественного нефтеперерабатывающего комплекса — давно перезревшая проблема. Эффективность у наших НПЗ на 35–40% ниже, чем у западных компаний. Отсюда и высокая себестоимость нефтепродуктов. Чего ж тут удивляться растущим ценам на бензин. Одними ценовыми мораториями кардинально решить проблему не удастся никогда. Куда более эффективно, используя налоговые льготы в сочетании с более жестким техническим регулированием, мотивировать нефтяников к строительству новых НПЗ. Вот тогда появится реальная основа и для снижения цен, и для развития профильных отраслей машиностроения.

В ближайшей перспективе машиностроителям не стоит ждать гигантских заказов и от энергетиков. Нынешний рост их доходов (+12,7% к уровню 2004 года) — весьма недурной результат при индексации тарифов на электроэнергию по принципу «инфляция минус». Однако для срочной массовой замены изношенного оборудования энергокомпаний этого явно недостаточно. Привлечение масштабных частных инвестиций — дело абсолютно необходимое, но в короткие сроки вряд ли осуществимое. А чем грозит промедление с инвестициями, наглядно показал и московский блэкаут мая прошлого года, и энергоограничения минувшей зимы. Недавно руководство РАО ЕЭС подготовило список областей, где ограничения в подаче электроэнергии возможны нынешней зимой. В него входят уже 16 регионов. И это только частности, ведь недостаток энергомощностей представляет серьезнейшую угрозу росту национальной экономики. Собственных средств для решения этих проблем у энергетиков явно недостаточно. Это подтверждают итоги работы компаний энергетического машиностроения. Так, выручка холдинга «Силовые машины» в 2005 году сократилась на 1,1%. Рост же других компаний этого сектора более чем умеренный: группа «Энергомаш» увеличила свои доходы только на 10,2%, «Энергомашиностроительный альянс» — на 13,6%.

И все же примеры развития машиностроительных компаний за счет инвестиционного спроса есть. Взять хотя бы Трансмашхолдинг. В 2005 году его выручка увеличилась на 90%. Своим быстрым ростом компания обязана бурному развитию конкуренции в железнодорожных перевозках. Изменение структуры тарифов на грузовые перевозки в 2003 году привело к появлению многочисленных независимых компаний-операторов, обладающих собственным подвижным составом. Они довольно быстро смогли потеснить РЖД в перевозках наиболее доходных грузов (нефть и нефтепродукты, минеральные удобрения, металлы). По данным РЖД, доля частных операторов в перевозке грузов по железной дороге в 2005 году составила 34% (годом раньше — около 27%). Частники весьма активно инвестируют в обновление подвижного состава. По оценкам, в формирование собственного парка вагонов операторами вложено 80 млрд рублей, а общее число вагонов под их управлением составило в первом полугодии 2006 года 281 тыс. единиц. Второе слагаемое успеха Трансмашхолдинга — корпоративное строительство, в прошлом году в состав холдинга вошли два предприятия: «Вагонмаш» и Коломенский завод.

Другим довольно динамично растущим сегментом машиностроительного бизнеса остается ВПК. Рост экспортных контрактов и тяжелеющий год от года оборонный заказ позволяют оружейникам построить свой остров стабильности в теряющем темп отечественном машиностроении. Правда, касается это далеко не всех. Авиастроительные компании, еще недавно возглавлявшие список наиболее высокодоходных предприятий оборонного сектора, в этом рейтинге уже не могут похвастаться быстрым ростом. Скорее наоборот. Теперь они в лучшем случае способны удержать показатели прошлого года. Иногда наблюдается и резкий спад. Например, АХК «Сухой» в 2005 году снизил выручку почти в три раза.

Такова, видимо, плата за низкую диверсификацию сбыта и практически полную ориентацию на ограниченное число зарубежных покупателей. НПК «Иркут», хотя и не допустила спада, но и рапортовать о динамичном росте вряд ли может. Объем реализованной продукции компании вырос всего на 12,3%. Куда больших успехов добилась РСК МиГ, работающая теперь под руководством команды менеджеров «Иркута». В прошедшем году выручка самолетостроительной корпорации выросла на 52,4%. Лидерство же по динамике сейчас захватили производители и разработчики ракетных систем — корпорация «Тактическое ракетное вооружение» и Институт теплотехники.

Впрочем, относительная стабильность отечественного ВПК во многом до сих пор базируется на технологическом заделе советской эпохи. Принципиально новые разработки все еще остаются скорее исключением. А без них ресурсы для развития оборонного машиностроительного комплекса обречены на довольно скорое истощение.

Бал потребителей

Природа быстрого роста непромышленного сектора очевидна. Увеличение реальных доходов населения, подпитываемое нефтедолларами либо напрямую производителями, либо при посредничестве бюджета или стремительно растущего фондового рынка, уже не первый год провоцирует эскалацию потребительского бума. Розничные и телекоммуникационные компании уверенно держали первенство по динамике развития в 2003–2004 годах. В этом выпуске «Эксперта-400» в сфере услуг появился новый лидер.

Фантастические темпы роста банковского сектора стали, пожалуй, одним из главных открытий нынешнего рейтинга. Все последнее десятилетие и отечественные экономисты, и зарубежные эксперты неизменно называли одним из факторов неустойчивости российской экономики слабость наших банков. Да и мы, комментируя тенденции развития бизнеса, не раз сетовали на отсутствие широкого доступа к банковским кредитам для большинства компаний. И вот наконец банки «выстрелили».

Совокупный объем доходов 24 банков, вошедших в этом году в «Эксперт-400», вырос на 52,6% (график 2) и составил 24,2 млрд долларов. По динамике развития ведущие российские банки лишь немного уступают нефтянке, обойдя и ритейлеров, и телекоммуникационные корпорации. Неудивительно, что в списке 20 наиболее динамичных компаний рейтинга финансовые структуры представляют самую многочисленную группу (таблица 4). В нее входят сразу шесть банков. Причин, которым банковский сектор обязан своим успехам, несколько. И рост кредитования крупного бизнеса далеко не самая главная из них. Куда более серьезную роль здесь сыграло увеличение спроса на кредитование со стороны населения и малых предприятий.

В целом доходы по кредитам и депозитам российских банков увеличились почти на 40%. Причем объем кредитов, выданных населению, в 2005 году увеличился почти вдвое. Еще прошлый рейтинг зафиксировал успехи лидеров потребительского кредитования — ХКФ-банка и банка «Русский стандарт». В 2005 году быстрое развитие этого рынка побудило и другие банки, участвующие в «Эксперте-400», к активной экспансии. К тому же введение системы страхования вкладов вернуло банкам доверие вкладчиков. Темп прироста депозитов населения в 2005 году в реальном выражении достиг 42,2%. Так что, прибегая к банковским займам, население фактически занимало у себя самого.

Весьма динамично развивалось кредитование малого бизнеса. По оценкам «Эксперт РА», этот сегмент рынка вырос на 45% (график 3). Сейчас банки активно развивают специальные программы, нацеленные на привлечение максимального количества клиентов из числа малых предприятий. По итогам этого года, скорее всего, можно будет констатировать дальнейший рост кредитования малого бизнеса.

Помог банкам и растущий фондовый рынок. Вложения банков в корпоративные ценные бумаги на фоне разогрева соответствующих рынков переживают настоящий бум. Индекс РТС вырос в прошлом году на 83%. Конечно, доля доходов от операций с ценными бумагами в целом по российским банкам относительно невелика (в 2005 году около 3%), но для инвестиционных банковских структур именно эти операции определили общую динамику бизнеса. В частности, взлет «КИТ Финанса» (рост доходов в пять раз, второе место в списке самых динамичных компаний) объясняется как раз развитием данного сегмента, за счет инвестиций в ценные бумаги банк получил более 65% общих доходов.

А вот кредитование крупной промышленности развивалось значительно медленнее. Кредиты ведущим предприятиям нефинансового сектора выросли, по оценке, всего на 25%. И дело здесь не только в недоступности кредитов для компаний. В конце концов, цена кредитов постепенно уменьшается. За заявлениями менеджеров о дефиците длинных и дешевых денег часто стоит банальное отсутствие стратегии развития бизнеса.

Наряду с банками в этом выпуске «Эксперта-400» весьма неплохо показали себя и страховщики. Бизнес девяти крупнейших страховых компаний, представленных в рейтинге, вырос на 43,1%. Продолжившийся в 2005 году процесс концентрации (за год рынок покинули около 300 мелких страховых компаний) и активное создание ведущими игроками мощных филиальных сетей в регионах привели к значительному росту собираемых страховых премий. Впрочем, и здесь не обошлось без влияния потребительского фактора. Постепенный рост страховой культуры населения в сочетании с появлением, по крайней мере у среднего класса, свободных средств влечет за собой развитие необязательных видов страхования. И все же самым мощным катализатором развития страхования в России по-прежнему остается введение обязательного страхования отдельных рисков. Инициативы в сфере обязательного страхования опасных производств, а там, глядишь, и обязательного страхования жилья могут придать страховому рынку новый импульс для развития.

Динамичный рост финансового сектора рейтинга ни в коей мере не затушевал развития розничных сетей. Скорее, налицо обратная ситуация. Вклад потребительского кредитования в прирост оборота розничной торговли непродовольственными товарами превысил 40% (в 2004 году — менее 30%). Динамика расширения бизнеса розничных компаний в 2005 году, правда, оказалась несколько ниже показателей прошлогоднего «Эксперта-400» (52% прироста против 61,5% в 2004 году), но ведь даже потребительский бум не может долгое время обеспечивать ритейлерам экспоненциальный рост доходов. Пример тому — телекоммуникационный сектор, который после стремительного взлета сейчас демонстрирует более консервативную динамику (+27,7% к 2004 году). К тому же две розничные сети показали куда более высокий рост. Холдинг «Марта» и компания «Евросеть», увеличившие свой оборот соответственно в 3,4 раза и в 2,2 раза, заняли в списке самых динамичных компаний 4-ю и 17-ю позиции.

Быстрый рост потребительского сектора служит мощным рычагом снижения уровня концентрации крупного бизнеса. Конечно, до уровня, характерного для ведущих экономик мира, России еще очень далеко. На долю первого дециля (совокупной выручки первых сорока компаний) приходится 65,8% суммарного объема реализации 400 крупнейших компаний (график 4). Однако основания для сдержанного оптимизма есть. Ведь еще в рейтинге 2004 года этот показатель превышал 70%.

Все более ощутимую конкуренцию завсегдатаям первого дециля (а среди них преобладают крупнейшие сырьевые компании страны) составляют корпорации, занимающие с 41-й по 80-ю позицию в «Эксперте-400». А в этом интервале доминирующую роль играют уже непромышленные компании, бизнес которых динамично растет. В 2005 году объем реализации корпораций второго дециля вырос на 44,1%, тогда как у первых 40 компаний рейтинга — лишь на 35,6%.

Вторым фактором деконцентрации крупного бизнеса, действие которого с течением времени будет неизменно возрастать, является активный процесс корпоративного строительства среди непромышленных компаний. В верхней части списка возможности для слияний уже в значительной мере исчерпаны. А вот во второй-третьей сотне ведущих компаний пространства для интеграции бизнеса еще вполне достаточно. К тому же сейчас большинство крупных розничных и телекоммуникационных компаний, финансовых корпораций занято активным строительством региональных сетей. Косвенно об этом свидетельствует и продолжающееся увеличение доли межрегиональных компаний в рейтинге. В 2005 году их удельный вес вырос более чем на три процентных пункта — до 73,6% (таблица 5). Так что перспективы постепенного выравнивания доходов крупнейших компаний России выглядят вполне оптимистично.