Всем — гарантии, всех — в ежовые рукавицы

Русский бизнес
Москва, 19.02.2007
«Эксперт» №7 (548)
«Конкуренты мне не платят. У меня обычная зарплата сварщика», — предупреждает Алексей Этманов в самом начале интервью. Это ответ тем, кого смущает фантастическое упорство, с которым лидер профсоюза «Форда» ведет борьбу с администрацией, причем в свободное от основной работы время.

— Алексей, что все-таки стоит за вашими действиями?

— Обостренное чувство социальной справедливости. Людей сплотил конвейер. Почитайте Артура Хейли.

— Почему тогда на других заводах он людей не сплотил? Только у вас такая напряженная борьба.

— И остальных сплотит, когда у них будет такая же дисциплина, как у нас. Когда человек будет знать, что у него только два десятиминутных перерыва и обед, тогда он будет думать о том, что такой жесткий труд должен достойно оплачиваться. Кроме того, должны быть гарантии и компенсации. Мы уже сейчас задумываемся о том, что лет через десять некоторые уже начнут уходить на пенсию. Им пенсионное обеспечение нужно дополнительное. Все это записано в нашем коллективном договоре.

— Может, вам просто платят мало?

— За такой труд — мало. От 13 до 19 тысяч оклады, сверхурочные, и все. А у нас четверть рабочих на первом разряде, и после налогов он получает 11 тысяч на руки. Снять квартиру во Всеволожске сейчас стоит 9 тысяч, считайте. А у нас очень много приезжих. Но мы не просим отождествлять рабочего всеволожского «Форда» с рабочим «Форд Мичиган» и требовать зарплаты на конвейере 20 долларов в час. Мы хотим, чтобы исполнялось законодательство страны. Зарплата проблему не решает. Ну платят нормально, а завтра возьмут и одного уволят, послезавтра — другого, просто потому, что не понравились. Нам многие говорят: ребята, а у нас нет ваших проблем. У нас все есть, хотя и нет колдоговора, все прописано во внутренних политиках. Но тогда это когда-нибудь могут попытаться отнять.

— В Бразилии отношение к рабочим другое?

— Другое. Сейчас у нас это тоже меняется. Но для наших служащих, «офисных красавиц», мы по-прежнему второй сорт, быдло. А между тем мы производим продукцию, производим деньги, которые они получают. Должно быть соответственное отношение.

Если уж дисциплина, то дисциплина для всех. У рабочего только в пересменку есть возможность куда-то зайти. Приходишь по делу в офис, у сотрудницы еще 15 минут рабочего времени, а она тебе — я уже ухожу, мол.

— Как обстоит дело на других российских автозаводах?

— Это общая проблема. У нас сейчас положение, как в Америке 30-х годов, когда там создавалось профсоюзное движение, боролось за права рабочих. И мы начинаем бороться. К нам идут западные компании, потому что в России дешевая рабочая сила. «Форд Россия» — единственное предприятие «Форд Мотор Компани» в мире, где нет коллективного договора. Мы хотим это исправить. У нас в протокол разногласий вошли даже те вещи, которые предписываются ТК, например, нормирование труда и доплата за вредность. Вот сварщики-аргонщики, маляры — эти рабочие места признаны вредными по списку 298, который существует с советских времен и сейчас действует. Рабочий по определению получает доплаты, дополнительные дни к отпуску и лечебное питание. Но в администрации этого «не хотят». То же самое с санитарными нормами. Есть четкое расписание температурного режима, в котором прописано, сколько часов люди с определенной группой тяжести и напряженности труда до

У партнеров

    «Эксперт»
    №7 (548) 19 февраля 2007
    Речь Путина
    Содержание:
    Ну кому это понравится?

    Российский президент объяснил Западу, что эпоха однополярного мира закончилась и что в новом мире Россия будет одним из основных игроков. Западу пора понять: если он хочет, чтобы Россия была его партнером, следует перестать игнорировать ее интересы

    Обзор почты
    Реклама