Локальная глобализация

Культура
Москва, 26.03.2007
«Эксперт» №12 (553)
В Москве продолжается Вторая биеннале современного искусства. В этом году больше стало всех и всего — кураторов, участников, выставочных площадок. Но содержание и цель понятны все меньше

Всякий раз, когда у огромных выставок современного искусства, будь то биеннале в Венеции, Сан-Паулу или Москве, обнаруживается облеченная в слова тема и идейная подоплека, остается только одно — сделать вид, что ты об этом ничего не знаешь. Знакомство с заявлениями кураторов и свидетельствами мозгового штурма, предшествовавшего событию, лучше тоже оставить на потом. Иначе на самой выставке только и будешь спрашивать себя: «А при чем тут это?»

Нынешняя, вторая по счету, московская биеннале в этом смысле не исключение. Ее тема звучит так: «Примечания: геополитика, рынки, амнезия». Витиевато, но чего ожидать, приблизительно понятно: для начала критики гримас глобализма и его верного инструмента — капиталистического рынка, который и закольцевал весь мир в единый производственный цикл с помощью своих транснациональных предприятий. Что касается амнезии, то тут вроде бы тоже ясно: чтобы встроиться в глобальную систему, нужно послать куда подальше свою национальную (культурную, идейную и прочую) принадлежность. А почему «примечания»? Потому что современное искусство, как известно, ответов на вопросы не дает и рецептов не выписывает, а лишь вопрошает, будоражит ум и комментирует действительность.

Впрочем, иногда окружающая действительность вступает с искусством в непредсказуемые отношения.

На бетонном пустыре

Своими главными выставочными площадками биеннале в этот раз превзошла все родственные по духу мероприятия. Не иначе в поисках пространства как можно более ужасного кураторы во главе с комиссаром Иосифом Бакштейном отправили искусство и публику в возведенный, но не сданный в эксплуатацию меньший корпус небоскреба «Федерация» в Москве-Сити и новый, лишь отчасти обжитой корпус ЦУМа. Чудовищная стройка Сити, до которой неудобно добираться и на которой неприятно находиться, стала домом для большей части основного проекта. Только в день открытия, как это часто и бывает, могло показаться, что ради искусства публика готова забраться хоть на отвесную скалу. Уже через день все встало на свои места: в «Федерации» никого не было кроме тех, кому полагается там быть по роду занятий, — строительных рабочих.

Зато обнаружилось другое — площадка эта, крайне неудобная для зрителей, еще не имеющая собственной истории, странным образом взаимодействует с экспонатами. В одном помещении, к примеру, свалена какая-то звуковоспроизводящая аппаратура — провода, микрофоны, колонки. В комнату эту никто не заходит, полагая ее одним из тех мест, где хранится что-то связанное со строительством. На самом деле это (как потом узнаешь из каталога) инсталляция.

Где-то маляры красят стены в белый цвет. Приходишь в другой раз — они красят те же стены в черный. То есть ошиблись и теперь перекрашивают — дело на стройке обычное. Посетители останавливаются на пороге помещения и возвращаются обратно, чтобы окольными путями пробраться к остальной части экспозиции. А там — длинный керамический фриз, изображающий панораму обобщенного мегаполиса (Шанхая, Берлина, Чикаго). Состоит он сплошь из высо

У партнеров

    «Эксперт»
    №12 (553) 26 марта 2007
    Рейтинг политической влиятельности
    Содержание:
    Кто следующий?

    В нынешней системе политической власти «демократы» федерального масштаба обыгрывают «силовиков», но при этом российские силовые структуры имеют огромное влияние на уровне регионов. Главным инструментом «разоружения» внутренней российской политики могут стать «Единая Россия» и будущий президент

    Обзор почты
    Реклама