Богатство приходит с возрастом

Большинство богатых граждан США — представители старших поколений. Американцы же среднего возраста и молодежь становятся беднее с каждым годом

Федеральная резервная система США опубликовала показательный отчет о динамике доходов и благосостояния домохозяйств с 1989-го по 2004 год. Исследование показало, что неравенство в США по-прежнему является серьезной проблемой. Так, коэффициент Джини (показывает отклонение от идеального распределения) в США составил 45 — уровень Коста-Рики и Мадагаскара; это значительно хуже, чем в Евросоюзе (31), Японии (38) и даже в России (40,5). На 10% самых богатых в Штатах приходится 30,5% национального дохода, в то время как на 10% самых бедных — 1,8%. За чертой бедности в США живут 12% граждан — и это при одном из самых высоких в мире уровней ВВП на душу населения (43,5 тыс. долларов в год).

Одним из интересных результатов исследования оказалось то, что в США резко выросло неравенство не между классовыми группами и даже не между этническими общинами. По данным ФРС, практически весь прирост богатства, который произошел в стране с 1989 года, приходился на граждан старше 55 лет. В тех домохозяйствах, главами которых были американцы старшего поколения, с 1989 года рост удвоился. Экономическая ситуация у более молодых жителей страны складывается далеко не так безоблачно. Так, те, кому сегодня от 20 до 40 лет, в массе своей лишь поддерживали свое состояние на постоянном уровне (с поправкой на инфляцию). Сегодня 30-летние американцы оказались в среднем на 200 тыс. долларов беднее своих старших соотечественников.

Будущий долг

Старшие поколения граждан США практически всегда, начиная с XIX века, были обеспеченнее молодежи. Что изменилось в последние два десятилетия — так это растущий разрыв между поколениями. Этому способствовали два параллельно развивавшихся процесса. С одной стороны, американцы постарше становились богаче как в абсолютном выражении — благодаря инвестированию накопленных средств, так и в относительном. Последнее касается небогатых граждан, чьи доходы в старости увеличиваются благодаря различным государственным социальным и налоговым программам. С другой стороны, молодежь, напротив, постепенно беднела, в частности из-за увеличения сроков учебы, из-за чего приходилось откладывать начало карьеры.

Проблема роста неравенства между богатейшими и беднейшими гражданами США давно привлекает внимание властей, СМИ и общественных организаций.

«Растущий разрыв между бедными и богатыми уже на протяжении долгого времени вызывал в США вопросы о социальной справедливости, об эффективности налоговой системы и так далее. Тему растущего неравенства поднимают время от времени и демократы, и глава ФРС Бен Бернанке, и президент Джордж Буш, налоговая политика которого на протяжении всего периода правления нацелена на интересы богатых. Однако согласия по поводу того, что следует в этой ситуации делать, сегодня нет», — сказал «Эксперту» главный экономист исследовательской компании Global Insight Нариман Беравеш.

Беби-бумеры были последним поколением, сумевшим воспользоваться существованием промышленной экономики. Более гибкая современная экономика требует большей адаптации

Прессу между тем интересует другой аспект этой проблемы: в последние несколько лет много писали о многомиллионных зарплатах топ-менеджеров корпораций и управляющих крупнейшими хедж-фондами. Их доходы росли, в то время как зарплаты обычных американцев — все в большей степени вынужденных конкурировать за свои рабочие места с жителями Азии или Латинской Америки — стагнировали.

Однако многие экономисты полагают, что не зарплаты топ-менеджеров, не налоговая политика, а именно «старение» богатства и доходов является одной из самых характерных черт неравенства в США в первой половине XXI века.

Так или иначе, последствия процесса расслоения и «старения» богатства весьма серьезны. Ведь с увеличением продолжительности жизни в США постоянно растут бюджеты государственной системы соцобеспечения (которая отвечает за пенсии) и медицинского обслуживания для пожилых, что, по сути дела, обеспечивает перевод средств от молодых американцев к более пожилым. Резкий рост богатства пожилых американцев привел к заметному сокращению бедности среди пожилого населения, особенно по сравнению с 1960 годом, когда была введена действующая в области здравоохранения программа Medicare, а выплаты по программам соцстрахования были значительно расширены.

Финансовые дефициты систем соцобеспечения и здравоохранения на следующие 75 лет прогнозируются гигантскими — 340 тыс. долларов на домохозяйство. Этот дефицит фактически является скрытым долгом, который с каждым годом будет все сильнее давить на финансы американцев помоложе. По оценкам ФРС, расходы на соцобеспечение, Medicare и Medicaid в 2030 году составят около 15% ВВП вместо сегодняшних 8,5%.

Дети послевоенного бума

 pic_text1 Фото: Алексей Майоров
Фото: Алексей Майоров

В США, по данным опроса ФРС, максимальные доходы люди получают в 57 лет, а богатство — в 63 года, то есть непосредственно перед выходом на пенсию. Под богатством понимаются все чистые активы, которые включают в себя прижизненные сбережения, инвестиции и наследство за минусом долгов. При этом за последние полтора десятилетия неравенство в рамках возрастных групп практически не менялось — увеличивался разрыв между поколениями. Например, среднее состояние домохозяйств 55–59-летних американцев с 1989-го по 2004 год (годы проведения исследования) выросло на 97%, а доходы — на 52% (см. график 1 и график 2). А те, кому в 2004 году было 35–39 лет, потеряли с 1989 года 28% состояния и 10% дохода.

По оценкам американских экономистов, разрыв в богатстве и доходах в ближайшее время будет только расти, причем очень быстро, в том числе и из-за старения самого массового поколения, беби-бумеров — людей, рожденных в послевоенные годы, с 1946-го по 1964-й (а это 79 млн американцев, или 26% населения). Теперь с каждым годом десятки миллионов американцев будут подбираться к возрасту максимальных доходов и состояния, так что неравенство между поколениями будет лишь расти — до тех пор пока беби-бумеры не станут передавать свое наследство детям и внукам. «Поколение беби-бумеров обеспечило значительную часть экономического роста в 1970–1990-х, поэтому их финансовое состояние не удивляет. Выход их из состава трудоспособного населения станет сложным моментом для американской экономики», — полагает Нариман Беравеш.

Другим путем

«В любой стране значительная часть накопления богатства приходится на довольно поздний период жизни — после того как дети вырастают и начинают сами зарабатывать, когда доходы довольно высоки, а долги уменьшаются, суммы на сберегательных счетах и стоимость недвижимости постепенно растет. Для американцев эта проблема особенно остра. Выплаты в рамках программ соцстрахования и Medicare привели к тому, что пожилые американцы тратят свое богатство гораздо медленнее, чем раньше. Большинство тех, кому больше 60 лет, уже выплатили свои ипотеки и практически не имеют долгов», — рассказал «Эксперту» Франк Фуреди, социолог из британского Университета Кента.

У молодежи дела обстоят значительно хуже. Сегодняшние молодые не только начинают карьеру позднее, чем беби-бумеры, поскольку дольше остаются студентами, они позже обзаводятся семьей (совместное домохозяйство сокращает индивидуальные расходы), позже заводят детей (поэтому их состояние начинает расти позже) и позже получают наследство (родители живут дольше, чем раньше). Наконец, сегодняшняя молодежь аккумулирует больше долгов. Во-первых, более продолжительная учеба ведет к росту долга за образование. Так, каждый год учебы в университете в среднем прибавляет 10 тыс. долларов к долгам. Во-вторых, пытаясь вести самостоятельный образ жизни, молодые быстро накапливают потребительский долг. Покупка недвижимости обычно откладывается на период после 35 лет — максимальный долг по ипотеке у большинства молодых американцев сейчас приходится на 35–39 лет.

«Беби-бумеры были последним поколением, сумевшим воспользоваться существованием промышленной экономики, при котором они довольно долго оставались на одной работе, и могут позволить себе выйти на покой с пенсией. Новая, более гибкая современная экономика требует большей адаптации, поэтому молодежи приходится чаще менять работу, пытаясь ускорить свою карьеру», — сказал «Эксперту» старший экономист лондонского центра Economist Intelligence Unit Мэтью Шервуд.

Средний класс в осаде

Еще один аспект роста разрыва между богатыми и бедными — размывание среднего класса, который испытывает нагрузку с обеих сторон: кто-то богатеет и переходит в категорию богатых, а кто-то не может успешно конкурировать в жесткой среде и уходит на более низкие социально-экономические позиции.

Этому во многом способствует действующая в США система налогообложения. Самым бедным помогают правительственные программы налогового кредитования, которые в год предоставляют около 37 млрд долларов более чем 20 млн беднейших домохозяйств. А самые богатые выиграли от сокращения налогов, осуществленных при президенте Буше. Результатом такой налоговой системы стало улучшение жизни для 10% самых богатых и 25% — самых бедных, но не среднего класса.

Один из вызовов, с которыми сегодня сталкивается средний класс — и не только американский, — необходимость проявлять социальную мобильность. Ключевым фактором для мобильности является образование, которое значительно повышает карьерные возможности. Оно как минимум оказалось экономически выгодным для старшего поколения. Так, американцы в возрасте 55–59 лет, имеющие высшее образование, зарабатывают 100,6 тыс. долларов в год и имеют 526 тыс. долларов благосостояния — почти вдвое больше, чем в 1989 году.

Тем не менее, оставаясь востребованным, образование сегодня не позволяет более молодым американцам догнать старшее поколение по доходам и богатству. «В значительной мере это связано с ростом общин этнических меньшинств, число которых в начале этого года перевалило за 100 млн человек — треть населения. Хотя, например, молодые американцы испаноязычного или азиатского происхождения начинают свою рабочую жизнь на более высоком уровне, чем их родители, они все равно отстают от своих белых сверстников. Так как доля этнических меньшинств среди молодежи выше, чем в целом по населению, это лишь увеличивает разрыв в доходах между поколениями», — рассказал «Эксперту» экономист нью-йоркского Hudson Institute Ирвин Сельтцер.

Именно поэтому проблемы неравенства, налогового режима, образования, соцобеспечения и растущего разрыва в благосостоянии поколений станут одними из ключевых президентской предвыборной кампании-2008.

Нью-Йорк–Вашингтон–Лондон