Большая игра

Тема недели
Москва, 23.07.2007
«Эксперт» №28 (569)
Реакция Британии на отказ России выдать своего гражданина Андрея Лугового и с юридической, и с дипломатической точки зрения вышла настолько неадекватной, что уже не представляется возможным объяснить происходящее только «делом Литвиненко»

28 мая российским властям было направлено официальное требование о выдаче Великобритании Андрея Лугового, который обвиняется Королевской прокуратурой Великобритании в убийстве Александра Литвиненко. 6 июля Генеральная прокуратура России направила министру внутренних дел Великобритании официальное письмо с отказом. Обоснование отказа было максимально внятно аргументировано: Конституция Российской Федерации запрещает выдавать граждан России другим странам. За преступления же, совершенные гражданами России за ее пределами, отвечать они должны перед российским судом. Никакого другого ответа российская прокуратура дать не могла. У нее просто не было других вариантов.

Несмотря на правовую очевидность вопроса о невозможности выдачи Лугового, вокруг этой истории наверчено множество домыслов, а потому стоит еще раз проговорить основные правовые положения.

В статье 61 (пункт 1) Конституции РФ ясно говорится: «Гражданин Российской Федерации не может быть выслан за пределы Российской Федерации или выдан другому государству». Собственно, одна эта ссылка должна была бы закрыть все вопросы. Однако в качестве контраргумента почему-то постоянно приводится статья 15 Конституции РФ, пункт 4 которой гласит: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». После чего следует ссылка на европейскую Конвенцию об экстрадиции, которую Россия подписала и ратифицировала, а далее вывод: для того чтобы выдать Лугового, нет никаких юридических препятствий.

На самом деле, во-первых, в самой конвенции в статье 6 ясно прописано, что государства вправе не выдавать своих граждан. Более того, и в подписанном Россией документе о присоединении к конвенции, и в федеральном законе 1999 года о ее ратификации прямо заявлено о невозможности выдачи российских граждан. Во-вторых, эта самая 15-я статья устанавливает приоритет правил международного договора над законом, но не над конституцией. Конституция обладает высшим правовым статусом, нет и не может быть никаких российских либо международных правовых документов выше ее.

То есть ситуация кристально ясна: выдача не просто невозможна, а представляет собой состав преступления, предусмотренный Уголовным кодексом РФ. Что, кстати, подтвердил недавно и Европейский суд по правам человека, удовлетворив иск Мурада Гарабаева, гражданина России, который в 2002 году был арестован на нашей территории и незаконно выдан властям Туркмении (документ об экстрадиции подписал тогдашний генпрокурор Владимир Устинов).

Нам плевать на вашу конституцию

При очевидной юридической невозможности требовать выдачи Лугового Британия могла возмущаться тем, что он не арестован в России, могла передать доказательную базу и настаивать на проведении открытого судебного процесса на российской территории. Возможно, и тут не обошлось бы без жесткого противостояния, но, если в Британии действительно хотели разрешения дела об убийстве Литвиненко, это был бы естественный и очеви

У партнеров

    «Эксперт»
    №28 (569) 23 июля 2007
    Россия-Великобритания
    Содержание:
    Большая игра

    Реакция Британии на отказ России выдать своего гражданина Андрея Лугового и с юридической, и с дипломатической точки зрения вышла настолько неадекватной, что уже не представляется возможным объяснить происходящее только «делом Литвиненко»

    Реклама