Перекрестная нейтрализация силовиков

3 сентября 2007, 00:00

Редакционная статья

До окончания второго срока президента Путина осталось семь месяцев. И чем ближе эта дата, тем очевиднее, что в марте 2008 года Путин действительно уйдет. А потому разговоров о третьем сроке становится все меньше, а о «дембельском настроении» президента — все больше. Нельзя сказать, что для этих разговоров совсем нет поводов, но как раз в последние месяцы, казалось бы, законсервированное политическое пространство начало меняться. И даже при беглом взгляде становится очевидно, что все эти изменения прямо связаны с проблемой передачи власти. Точнее, с вопросом о том, как эти проблемы минимизировать. Путин, в общем, и не скрывает того, что основная его задача на сегодня — обеспечить стабильность при переходе власти.

Один за другим уходят в отставку руководители регионов, еще помнящие времена губернаторской вольницы. Выборы в Думу должны обеспечить большинство одной партии власти при внушительном представительстве другой. Все это и должно свести к минимуму издержки перехода власти.

Но все это не главное. В нашей ситуации ни Дума, ни даже региональная власть сами по себе политическое пространство не определяют. Реальная политика — это исключительно поле действия силовых структур и групп, их контролирующих. Реальную политическую игру может вести только тот, кто может собирать компромат и реализовывать его через уголовные дела, временные задержания и судебные процессы. Игрок, который не может сажать, обречен на поражение. Что и показали все конфликты последнего времени. Исход всех схваток — что в регионах, что в центре, хоть политических, хоть экономических — определялся исключительно тем, чей силовой ресурс оказывался значительнее. Исключения — только прямое вмешательство президента. Но это очень большая редкость.

Есть много механизмов обеспечения стабильности при переходе власти, но в данной ситуации надо в первую очередь нейтрализовать все основные рычаги силового воздействия. Убрать из камеры все колющие и режущие предметы.

Ключевой структурой передела все последние годы была прокуратура, а потому именно ее мощь более всего тревожила президента и основные группы влияния. Пока Путин у власти, этот монстр худо-бедно под контролем, но что будет потом? А потому первым шагом к обеспечению преемственности стал удар по прокуратуре. Создание Следственного комитета при Генпрокуратуре (фактически самостоятельного ведомства), лишает прокуроров возможности не только вести следствие, но и возбуждать уголовные дела.

Более того, скорее всего, будет сделан и следующий ход — создание единого независимого следственного комитета, куда отойдут следственные полномочия не только прокуратуры, но и МВД, а возможно, и ФСБ. То есть силовые структуры окажутся повязанными друг на друга: одни могут собирать компромат, другие — возбуждать уголовные дела, третьи — надзирать и вести дела в суде, но никакая структура сама по себе не обладает достаточными полномочиями, чтобы вести силовую атаку в одиночку.

Получается что-то вроде перекрестной нейтрализации силовых структур.

Однако политическая жизнь прекратиться не может. Страна, власть, общество, группы влияния — не могут находиться в статическом состоянии. Политическая жизнь все равно будет. Вопрос только какая. Перекрестная нейтрализация силовых структур даст лишь временную передышку, но дальше нас ждет новая развилка. Либо политика выйдет за рамки силового поля и в стране появится нормальная политическая жизнь с партийной борьбой, несколькими центрами политического влияния, отстаивающими свои позиции без привлечения работников Следственного комитета, скучными политическими спорами и отставками несправедливо затравленных министров — либо силовое равновесие будет нарушено и вновь начнется силовой передел. Кто в этой ситуации окажется в Краснокаменске, кто будет клеветать из Лондона, а кто летать на дельтаплане в Израиле — сейчас даже и гадать не стоит. От сумы и от тюрьмы не зарекаются. Во всяком случае, в России. Во всяком случае, пока.