Письма читателей

24 сентября 2007, 00:00

Против политического СПИДа

2007, № 34 (575)

Создание «долгого» правительства, которое сможет реализовать экономическую политику, адекватную задачам, определенным Путиным, означает, что новый президент не будет случайным человеком. Политическая и прочие элиты знают, кому вручить бразды правления «птицей-тройкой». Круг претендентов на президентское кресло очерчен. Условия для их свободной, то есть публичной и реальной, конкуренции созданы.

Таким образом, снова подтверждаются слова Владимира Путина, что в 2008 году никаких официальных преемников не будет. Будут кандидаты на пост президента страны.

Но он оставляет за собой право высказаться в предвыборную кампанию о своих личных предпочтениях как гражданин России.

Получается, что фактический и окончательный преемник проявится в феврале-марте будущего года и обозначит политические задачи, которых еще нет в «плане Путина».

Валерий Гамм

 

Я думаю, что действия Путина кажутся неожиданными потому, что обозреватели мыслят в рамках операции «Преемник-2008», а я бы все действия Путина рассматривал вдолгую, в рамках операции «Здрасьте, я вернулся-2012».

Тогда логика ВВП становится более понятной. Будучи сам преемником-2000, он был очень нужен Ельцину и Ко, понятно почему. А зачем Путину преемник? Да низачем!

Не хочет он отвечать за четыре года не своего президентства, причем принимая на веру, что преемник-2008 останется ему лояльным. Нет ничего дешевле уже оказанной услуги, я думаю, у ВВП нет иллюзий на этот счет, зато ему доподлинно известно, как могут меняться люди, обретая власть.

На самом деле все, что нужно Путину (обладающему такой огромной популярностью и не растратившему ее, покрывающему потенциальные ошибки преемника-2008), чтобы гарантированно вернуться в 2012 году, — это по-настоящему демократическая смена власти, без «нюансов». Политическая популярность — очень ценный актив, но только в условиях реальной и публичной демократии. Так что, как это ни смешно звучит, самым заинтересованным в реальной демократии в России является Путин.

Так что в шутке ВВП насчет того, что он единственный настоящий демократ в мире и после Махатмы Ганди и поговорить-то не с кем, совсем мало шутки.

Если понять эту простую, в общем-то, мысль, то действия Путина выстраиваются в логическую систему, взять тот же Следственный комитет или назначение Зубкова.

Вячеслав Кузьмичев

 

Сила и правила обращения с ней

2007, № 34 (575)

Идея того, что в мире есть спрос на сдерживание США, очень интересна. Проблема в том, что состричь купоны с этого спроса — дело нелегкое. Это не как на рынке: давайте я буду сдерживать, а вы мне за это денежку платите... Единственный способ такого сдерживания, выгодный для РФ, — это создание различных блоков и экономических союзов на антиамериканской основе. Но в случае хоть какого-то противостояния третьи страны обязательно будут включаться на стороне явно более сильной команды, коей сейчас являются США. Это и понятно: если случится некий крах, какой случился с советской системой, мелким странам либо наваляют в хвост и в гриву (как, например, произошло в Югославии), либо им придется срочно заменить всю элиту на новую и явно проамериканскую (что означает крах для представителей элиты, которая принимает решения). Так что дело это хотя и нужное, но больно уж хлопотное и неприбыльное.

Артур Николаевич Матвеев

 

Я так понял, автор имел в виду как раз не блоки. А очень даже простую вещь — банальное противодействие в случае серьезного «выхода за рамки» — без всяких блоков. Хотят США односторонне расчленить Сербию и выделить Косово — мы вето накладываем. Хотят на Иран наехать — мы с ними сотрудничаем по поводу атомной электростанции. Хотят всякие там транскаспийские трубопроводы — мы усиливаем сотрудничество в рамках ШОС. Хотят более плотно контролировать Латинскую Америку (путем, скажем, организации этой самой Всеамериканской зоны свободной торговли) — мы продаем Уго Чавесу истребители, а «Газпром» сотрудничает с Венесуэлой в сфере создания трансамериканского газопровода (что, кстати, укрепляет экономическую основу МЕРКОСУРа — естественного антагониста планам США).

Тут блоки создавать — напрягаясь — необязательно. Только знай отстаивай свои интересы и сотрудничай с теми, кто может помочь тебе в этом в обмен на твою поддержку. Союзы сами сложатся в рамках такого подхода, если будет выгодно всем сторонам.

Александр Сергеевич Полыгалов

 

А мне показалось, что Павловский принимает желаемое за действительное. По всем пунктам. Не то чтобы это желаемое не имело места быть вовсе, а то, что масса его далека от критической. О чем сама за себя говорит неуспешность внутренней (экономической, социальной...) и внешней политики. Внутренняя и внешняя действительности все еще изолированы и скрыты от российской политики и «политологии». Например: почему при разнице ВВП с США на порядки россияне позволяют себе благосостояние лишь в разы меньшее? Почему мировая политика так терпима к производству героина в Афгане? Масса таких глупых «почему» разрушает образ адекватности наших политиков.

Владимир Иванович Семиченко

 

Нестратегический главком

2007, № 34 (575)

Ситуация, при которой главком на свое усмотрение определяет, какие корабли строить, печальна.

Потребность в тех или иных видах вооружений определяется в зависимости от задач, поставленных перед армией, а постановка таких задач — прерогатива политического руководства страны.

При нормальном развитии событий ситуация должна выглядеть так: власти ставят флоту задачи, флот определяет необходимое для ее выполнения количество сил, и в соответствии с этим выделяются средства бюджета. Если средств было запланировано недостаточно, то финансирование увеличивается, поскольку для парламентариев и их избирателей ясно, на что пойдут деньги.

Не так обстоит дело в России. Основополагающие документы — Морская доктрина РФ на период до 2020 года и Основы политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2010 года — составлены весьма пространно, в духе «за все хорошее, против всего плохого», из них не ясно, какие конкретные задачи поставлены флоту. Это порождает ситуацию, когда конкретные задачи главкомы ставят себе сами, в соответствии со своим вкусом. В нашем случае задачи оказались противоположными, ведь авианосцы являются оружием наступательным, орудием угрозы, а подлодки-ракетоносцы являются оружием оборонительным, орудием сдерживания.

В будущем такая ситуация может привести к тому, что во флоте не окажется действительно необходимых кораблей; в настоящее же время мы не знаем, насколько эффективно расходуются деньги налогоплательщиков.

Что же до судостроителей, пролоббировавших новое назначение, то эта версия кажется сомнительной. Еще с советских времен самые авторитетные судостроительные предприятия — «Севмашпредприятие», «Адмиралтейские верфи», «Рубин» — основной доход получают от создания подводных лодок, и приход главкома — сторонника сил общего назначения им невыгоден.

Михаил Сергеевич Руденко

 

Михаилу Руденко. Это не совсем верно. Бывает ситуация неясной обстановки, а не делать корабли вообще нельзя из опасений утраты технологий производства. Тогда флот может определить, что ему надо для раскрытия и улучшения системных возможностей. Это должен, конечно, делать не главком, а группа военных экспертов, не исключающая и самого главкома. То есть и такой вариант перевооружения может и должен быть обоснован.

Михаил Колодиев