Он знает свое место

Иван Рубанов
1 октября 2007, 00:00

Менеджер-производственник Владислав Тетюхин — лицо отечественной титановой промышленности — все делал легко и вовремя. Вовремя стал владельцем «ВСМПО-Ависмы», вовремя отдал компанию в руки государства

В российской промышленности трудно найти более яркого руководителя-производственника, чем генеральный директор титанового холдинга «ВСМПО-Ависма» Владислав Тетюхин. Вся его полувековая карьера связана с металлургией. После окончания Московского института стали и сплавов в далеком 1956 году он попал на Верхнесалдинский металлообрабатывающий завод, принимал непосредственное участие в становлении титановой металлургии. Ученый (доктор технических наук) и производственник, Тетюхин — авторитет мирового уровня.

В 1992 году по приглашению трудового коллектива только что акционированного Верхнесалдинского металлургического производственного объединения (ВСМПО) — единственного в стране и гигантского по мировым меркам производителя титана — Владислав Тетюхин стал его генеральным директором. И остается им до сих пор. В свои 75 лет он производит феноменальное впечатление. Внешне молод (на вид ему больше 50 и не дашь), бодр и подвижен. Отличается ясностью мысли и четкостью изложения, отменной умственной и физической реакцией.

История успеха в стиле девяностых

Приход Тетюхина на ВСМПО выглядел естественно: опыт и авторитет для менеджера в титановой отрасли — свойства особенно ценные. Сложная технология и постоянная необходимость подбора нестандартных сплавов делают титановую металлургию сродни машиностроению, где главное богатство — это в первую очередь профессионализм и имидж. Со своей ролью менеджера-производственника Тетюхин справлялся. Для управления титановым бизнесом этого было бы достаточно в любые времена, но не в начале девяностых. ВСМПО выплавляло около 100 тыс. тонн титана — больше, чем все зарубежные предприятия вместе взятые, но с началом рыночных реформ оборонка, прежде забиравшая практически весь металл, сократила потребление почти до нуля. Чтобы завод продолжил свое существование, нужно было срочно заняться маркетингом и найти новые рынки сбыта. Эту работу за Тетюхина выполнил партнер — Вячеслав Брешт. Пришедший на ВСМПО в 1994 году учитель немецкого и английского языка организовал на предприятии службу маркетинга и сбыта и превратился в равновеликую генеральному директору фигуру. Брешт смог найти подход к крупнейшим мировым потребителям металла — авиастроителям Boeing и Airbus, а выступивший гарантом качества Тетюхин сумел полностью удовлетворить их высокие запросы. Благодаря меньшей, чем у западных поставщиков, цене и высокому качеству металла предприятие удержало позиции лидера — 30% рынка, хотя выплавка сократилась почти в пять раз.

Чтобы обезопасить ВСМПО от рейдерских атак, его руководители уговорили трудовой коллектив, которому принадлежало 70% капитала завода, обменять свои акции на бумаги некоего ЗАО «Союз Верхняя Салда». Рабочие поддались на уговоры, и в итоге это ЗАО стало контролировать 52-процентный пакет акций ВСМПО. ЗАО «Союз Верхняя Салда» провело несколько допэмиссий. Его менеджеры и структуры Виктора Вексельберга начали скупку бумаг у мелких акционеров (в 2003 году трудягам давали по 10 долларов за акцию — в тридцать раз меньше, чем она стоит сейчас). Параллельно Тетюхину и Брешту удалось установить контроль над «Ависмой», ключевым поставщиком, обеспечивающим потребности ВСМПО в полуфабрикате — титановой губке. В результате консолидации двух предприятий, по российской традиции прошедшей с исками обиженных миноритарев, Тетюхин и Брешт получили 30-процентные пакеты акций и контроль над единственным в мире вертикально интегрированным титановым холдингом. Ведущие мировые игроки, вынужденные закупать титановую губку или не способные обрабатывать металл, оказались на голову ниже детища двух российских менеджеров.

Государство вечно

Дела у холдинга шли успешно — он встроился в международный титановый бизнес и даже прикупил несколько зарубежных активов, чтобы обойти ограничения на поставку металла для ВПК стран НАТО. В 2006 году его выручка превысила миллиард долларов, а капитализация зашкалила за два миллиарда. На уральских мощностях был запущен беспрецедентный проект совместного с корпорацией Boeing производства штамповок и заготовок для ее самолетов.

Начавший подготовку к IPO титановый холдинг оказался в точке бифуркации. Он мог или окончательно уйти под крыло западных инвесторов и контрагентов (активным сторонником этой стратегии был Вячеслав Брешт), или же наладить отношения с властью и госкомпаниями, тем более что со стороны возрождающегося российского ВПК и авиапрома ожидался рост спроса (это направление поддерживал Владислав Тетюхин). «Понимаете, жизнь скоротечна, а государство вечно», — как-то объяснил журналистам свой патриотизм менеджер, способный быстро ориентироваться не только в науке и производстве, но и в политике. Тетюхин заявил о необходимости привлекать государство к управлению корпорацией и предложил эмитировать для него «золотую акцию» — решающий голос на собрании акционеров.

Противоборство идей разрешилось неожиданно. В 2006 году между Тетюхиным и Брештом с одной стороны и прежде не участвовавшими в управлении структурами Виктора Вексельберга с другой начался конфликт за контроль над предприятием. Но вмешалось государство, инициировавшее судебные процессы, нацеленные в первую очередь против наиболее строптивого Брешта. После нескольких судебных и налоговых проверок акции, ранее принадлежавшие трем акционерам, были выкуплены госкорпорацией «Рособоронэкспорт». Тетюхин остался главой и — брендом — компании и, по слухам, получил за свой пакет 230 млн долларов. Неплохая награда за лояльность государству.