Без пяти минут классик

12 ноября 2007, 00:00

Выставку рисунков архитектора и художника Александра Бродского, проходящую в Музее архитектуры в Москве, стоит посетить хотя бы потому, что в последнее время Бродский выставляется не так уж и часто.

Времена, когда он был главным рисовальщиком от современной российской архитектуры, иначе говоря, лучшим архитектором-«бумажником», давно прошли. Времена, когда он был главным маргиналом московского строительного бума и потому присутствовал в нашей художественной жизни все больше инсталляциями и скульптурой из глины, тоже канули в Лету. Теперь Бродский проектирует и строит, как и многие другие «бумажники», и потому заботиться о выставках ему некогда. Его мастерская уже несколько лет располагается в помещениях, принадлежащих Музею архитектуры. И сказать по правде, вряд ли кто-то еще мог бы так органично существовать в этих декорациях, где величие классического идеала так запросто сочетается с разрухой.

Сегодня Бродский и сам без пяти минут классик.

Во-первых, потому что он первым из строящих архитекторов доказал: классика — это не частная собственность сталинских архитекторов, академически настроенных педантов, а также всех желающих рассказать о своем богатстве с помощью сотни-другой колонн и арок. Достаточно вспомнить интерьеры ресторана «Атриум» с «античными», словно пережившими разрушающее воздействие времени колоннами, созданные Бродским и архитектором Евгением Монаховым еще в конце 80-х, а также бассейн-палаццо для американских омаров в уже не существующем московском ресторане «Театро». Все это были как будто капли в море столичного строительного бума. Однако именно эти капли занимали все первые строчки в архитектурных рейтингах 90-х, обходя такие «стройки века», как храм Христа Спасителя и спортивная арена в «Лужниках».

Во-вторых, потому, что рисунки Бродского, которые когда-то можно было получить просто так, «по дружбе», сегодня собирают музеи и серьезные коллекционеры: внимательно присмотревшись к современному художественному предложению, они свели свой спрос к несомненным, проверенным временем вещам.

В-третьих, потому, что рисунки выставляются сегодня по соседству с тем местом, где они производятся, и это обеспечивает такую плотность контекста, какую неспособно предъявить никакое другое выставочное пространство. Как если бы в Пушкинском музее по соседству с залом, где вывешены импрессионисты, сам Тулуз-Лотрек водил карандашом по бумаге.