«Новые работы» о главном

Тимур Кибиров
26 ноября 2007, 00:00

В современном сознании прочно укоренились два противоположных, но равно странных взгляда на советскую литературу и культуру вообще. Подавляющее большинство считает, что эта культура была вполне нормальной и по существу ничем не отличалась от, скажем, культуры дореволюционной России и что разница между «Тихим Доном» и «Войной и миром» заключается только в своеобразии и величине авторских талантов. Ожесточенное меньшинство, напротив, уверено, что словосочетание «советская культура» является оксюмороном и что Союз советских писателей не имеет вообще никакого отношения к истории великой русской литературы. То есть одни склонны абсолютизировать значение чудовищной коммунистической цензуры, другие вообще отказываются его признавать.

Тем, кто не готов разделить эти инфантильно упрощенные представления о советском периоде нашей культуры, стоит прочесть «Новые работы» Мариэтты Чудаковой. Одна из этих работ названа «Язык распавшейся цивилизации». Какова была специфика этого искаженного языка, этой советской и «антисоветской» литературы, как ее авторы соотносились с писателями иных цивилизаций — ответам на эти вопросы и посвящены статьи сборника.

Мариэтту Омаровну Чудакову никак нельзя заподозрить в симпатии к большевикам и в ностальгии по «партийной организации и партийной литературе», поэтому так убедительны ее выводы о тайных связях, например, «Тимура и его команды» с «Капитанской дочкой» и «Идиотом», а «Мастера и Маргариты» с «Как закалялась сталь» и «Стариком Хоттабычем» или об авторстве «Тихого Дона» и человеческой трагедии этого малосимпатичного автора.

В послесловии Мариэтта Омаровна цитирует замечательную фразу М. Г. Петровой, которая могла бы, наверное, стать эпиграфом к «Новым работам»: «…Справедливость я люблю больше, чем не люблю Шолохова».

Впрочем, и свою нелюбовь к «настоящим» советским писателям и «деятелям искусства и науки» автор нисколько не скрывает.