Нестрашное ЧП

Политика
Москва, 24.12.2007
«Эксперт» №48 (589)
Шесть недель чрезвычайного положения не помогли Мушаррафу, не решившемуся на какие-либо жесткие меры. Пакистанские власти все меньше способны контролировать ситуацию в стране, балансирующей на грани хаоса

Неделю назад президент Пакистана Первез Мушарраф отменил чрезвычайное положение, введенное им 3 ноября 2007 года. Тогда он приостановил действие конституции, обновил состав Верховного суда, сместив наиболее независимых судей, и ограничил деятельность СМИ. Этот шаг вызвал острую реакцию его западных союзников, и в первую очередь США. Новостные каналы показывали тысячные митинги протеста, улицы, заполненные толпами людей в костюмах и галстуках, полицейские кордоны и пылающие американские флаги. Действительность, однако, оказалась сложнее. О том, что происходило в Пакистане во время чрезвычайного положения, рассказала «Эксперту» востоковед Анна Суворова*.

*Суворова А. А., доктор филологических наук, заведующая отделом Института востоковедения РАН, иностранный профессор Национального колледжа искусств (Лахор). Автор многих книг о религии, литературе и искусстве Индии и Пакистана.

— Вы были в Пакистане в самый разгар событий, когда там было введено чрезвычайное положение. Насколько опасной была ситуация на самом деле?

— Действительно, в это время по телевидению шли репортажи, показывающие толпы беснующихся людей... Когда собираются человек триста перед камерой и начинают выражать свои протесты, это и правда выглядит страшно. Казалось, что весь Пакистан бурлит и беснуется. На самом же деле это были лишь отдельные картинки, выхваченные камерой, а в целом ситуация была намного спокойнее.

В течение трех недель, в самый разгар ЧП, я колесила по Лахору (культурный центр Пакистана. — «Эксперт») и окрестностям, находилась в самой гуще людей. Но у меня не было чувства опасности, скорее, чувство хаоса и отсутствия четкого контроля. Однако среди моих знакомых были и такие, кого арестовывали, но затем отпускали. Это были представители интеллигенции, которые случайно оказались в неправильном месте в неправильное время. Это усиливало ощущение хаоса. Складывалось впечатление, будто правая рука не знает, что делает левая. Например, с какого-то момента в Пакистане закрыли все частные телеканалы, и вещание осуществлялось только по государственным, которые показывали официальную версию событий и только на урду (государственный язык Пакистана. — «Эксперт»). Но затем вдруг начал работать пакистанский англоязычный канал Dawn News, который стал не только совершенно свободно показывать все, что происходит, но и позволять себе всякие вольности. Например, пускал в качестве заставки словосочетание «free press», которое на глазах превращалось в слово «repression». И никто не закрывал этот канал, он продолжал работать. Транслировал выступления Беназир Бхутто, Наваза Шарифа, протестные выступления отставных судей Верховного суда. В течение всего времени можно было спокойно смотреть CNN и BBC. Так что информации было в избытке. Другое дело, что не вся она была достоверной. Скажем, в новостях много говорилось об арестах различных людей на длительные сроки, однако большинство из них довольно быстро выходили на свободу, но об этом в новостях часто не сообщалось. Так, Беназир Бхутто по

Новости партнеров

«Эксперт»
№48 (589) 24 декабря 2007
Фондовый рынок России
Содержание:
Слишком юные для нехороших болезней

Пузыря на российском фондовом рынке не было и нет. Эйфорическое ралли тоже, похоже, в прошлом. Непрофессиональным инвесторам лучше подыскать другие инструменты сбережений

Обзор почты
Без рубрики
Наука и технологии
Реклама