Десять великих людей

31 декабря 2007, 00:00

Курчатов

Игорь Васильевич Курчатов (1903–1960) не только крупный ученый, но и выдающийся менеджер, успешно справившийся, возможно, с самым сложным технократическим проектом прошлого века.

В начале 1943 года по личному указанию Сталина, неожиданно для большинства коллег, молодого завлаба ЛФТИ Игоря Курчатова назначили руководителем темы по так называемой урановой проблеме. Масштаб и глубина осуществленных ими в кратчайшие сроки преобразований удивительны и едва ли воспроизводимы в иных условиях.

Первое испытание атомной бомбы состоялось в 1949 году, а уже через четыре года, в 1953-м, Курчатов довел до логического конца и второй свой топ-проект — водородный.

Курчатов был одним из главных творцов послевоенного подъема отечественной науки. Из многочисленных «филиалов атомного проекта» выросли крупнейшие российские научные центры, которые и по сей день остаются ведущими научными учреждениями нашей страны.

Курчатову обязаны своим рождением атомный подводный флот, первые атомные электростанции (Обнинская и Воронежская), да и отечественная атомная промышленность в целом. Благодаря его авторитету и влиянию советская физика в 1949 году счастливо избежала участи «идеологически чуждых» генетики и молекулярной биологии. Наконец, именно Курчатов сумел в середине 50-х собрать выживших после репрессий генетиков и организовал для них в своем институте специальную радиобиологическую лабораторию.

Курчатов был жестким прагматиком, прекрасно понимавшим цену, которую пришлось заплатить стране за суперпроекты. Однако, взяв на себя всю ответственность, Курчатов рисковал не только чужими жизнями, но и своей собственной. Незадолго до смерти на вопрос личного врача о том, почему он не бросит курить, академик ответил: «Во мне столько стронция, что действие никотина уже находится за пределами ошибки эксперимента».

Кутузов

 pic_text1 Иллюстрация: Russian Look
Иллюстрация: Russian Look

Фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов (1747–1813) вошел в русскую историю как хитроумный победитель Наполеона, заманивший его армию в глубь территории России, где она вся вымерла от холода и голода.

В 6 часов утра 24 июня 1812 года французская армия численностью около 450 тыс. человек вторглась на территорию Российской империи, заняв город Ковно. Наполеон планировал наступление по двум стратегическим направлениям — два корпуса общей численностью 60 тыс. человек должны были занять Ригу и дальше наступать на Петербург. Основные же силы французов должны были в приграничных сражениях по очереди разгромить две русские армии — Первую под командованием Михаила Барклая де Толли, прикрывавшую границу от Полесья до Балтики, и Вторую Петра Багратиона, дислоцировавшуюся на 150 км южнее. Но замысел Наполеона рухнул. Северное направление надежно перекрыл русский отдельный корпус Петра Витгенштейна. А обе российские армии, умелым маневрированием уклонившись от приграничных сражений, отошли к Смоленску, где и соединились 3 августа.

Если до этого уклонение русских войск от генерального сражения носило вынужденный характер, то теперь Кутузов сделал главную ставку на превращение «войны на сокрушение» в «войну на истощение». Взяв Москву, Наполеон понял, что оказался в западне. После предпринятой 24 октября безуспешной попытки прорваться-таки на юг Наполеон приказал своей армии отступать к Смоленску той же дорогой, по которой французы наступали на Москву. С этого момента армия Наполеона была обречена на гибель.

Увы, Александр I не оценил стратегический талант Кутузова. Несмотря на слезные мольбы последнего, русские войска по приказу императора пошли добивать Наполеона в Западную Европу. Либеральный, прозападно настроенный Александр I испытывал ревность к Наполеону, которым откровенно восхищалась вся передовая русская аристократия. Результатом же русского похода на Париж и резкого ослабления Франции стало объединение Германии.

Строганов

 pic_text2

Иоанникий (Аника) Федорович Строганов (1488–1570) — этому русскому купцу и промышленнику и его потомкам Россия во многом обязана освоением Урала и покорением Сибири.

Этот предприимчивый человек учредил в 1515 году на реке Вычегде в городке Сольвычегодске (на территории нынешней Архангельской области) соляные варницы. По описаниям очевидцев, их он привел в «лучшее прибыточное состояние» и через непродолжительное время стал получать от них «знатную прибыль». Кроме собственных промыслов и коммерции Аника Федорович выполнял поручения царя Ивана IV Грозного, связанные с наблюдением за торговыми операциями иностранцев, которым запрещено было торговать в розницу, и сбором хлебного оброка в сольвычегодских землях.

Торговые операции Строганова простерлись и за Урал, сделав более интенсивными связи с Сибирью. Когда подросли сыновья Строганова Яков, Григорий и Семен и в Сольвычегодске для всех стало тесно, Аника уже наладил активную торговлю с зауральскими племенами, выменивая у тех меха. После второй своей экспедиции за Урал Строганов поехал в Москву доложить царю о новом торговом пути. Иван Грозный был весьма доволен этим и удовлетворил просьбу о даровании Строганову земель по Каме в Перми Великой.

Дети Аники продолжили дело отца — начали строить укрепленные поселения на реках Чусовой и Сылве, ставили городки и остроги, принимали к себе множество промышленных и вольных людей, вели войны. Призвав «удалых людей», волжских казаков во главе с Ермаком, они снабдили их оружием, провиантом и стругами (ладьями). Так что потомкам Строганова Россия обязана покорением Сибири. И в дальнейшем, на протяжении всей истории империи, это было одно из наиболее богатых и могущественных семейств страны.

Сергий

 pic_text3 Иллюстрация: Russian Look
Иллюстрация: Russian Look

Преподобный Сергий Радонежский (1314–1392) — одна из центральных фигур не только в становлении российского православия, но и в формировании русской ментальности. Он возник на историческом горизонте в самые темные времена, когда решался вопрос о дальнейшем существовании Руси.

Ордынское иго на тот момент длилось так долго, что национальное самосознание Руси стало затухать. «Это было одно из тех народных бедствий, которые приносят не только материальное, но и нравственное разорение, надолго повергая народ в мертвенное оцепенение, — писал русский историк Василий Ключевский. — Внешняя случайная беда грозила превратиться во внутренний хронический недуг; панический ужас одного поколения мог развиться в народную робость, в черту национального характера, и в истории человечества могла бы прибавиться лишняя темная страница, повествующая о том, как нападение азиатского монгола повело к падению великого европейского народа».

Личный духовный опыт Сергия Радонежского в противостоянии страху привел к нему сотни других людей. Можно сказать, что Сергий был духовным источником «сопротивления». К нему перед Куликовской битвой приезжал советоваться московский князь Дмитрий Донской. Войско князя было настолько велико, что в случае поражения Русь могла бы уже не оправиться от этой потери. Сергий напутствовал его: «Иди на безбожников смело, без колебания, и победишь» — и отдал двух иноков Пересвета и Ослябю.

Ученики Сергия разошлись по разным уголкам русской земли и там построили свои монастыри, которые в те времена были единственными источниками просвещения и надежды. Выражаясь современным языком, Сергий создал сетевую систему распространения монастырей, которые после создания Троицкого монастыря начали расти в самых глухих местах как грибы после дождя — примерно 150 в течение века.

Великая княгиня Ольга (?–969) почиталась на Руси как первая христианка и, по свидетельству летописцев, «мудрейшая из людей». Хотя Русь крестил уже ее внук князь Владимир, именно Ольга, выбрав христианство, сыграла ключевую роль в становлении русской идентичности. В летописи рассказывается о том, что Ольга была псковской простолюдинкой, случайно встреченной молодым князем Игорем на переправе и поразившей его своим умом и характером. Став княгиней, переехав в Киев и овдовев, Ольга вошла в историю как сильная правительница, установившая свою налоговую систему, подчинившая своей власти взбунтовавшиеся племена и воспитавшая из своего сына Святослава великого полководца.

Ермак Тимофеевич (?–1585), казачий атаман, положивший начало освоению Сибири русским государством, открывший новый путь на Обь и Иртыш через Средний Урал. С отрядом из 500 казаков он в 1582–1585 годах совершил поход против сибирского хана Кучума и захватил его столицу Искер. Существует версия, что операция была инициирована в самой Сибири сторонниками объединения с Московским царством. Этим же объясняют взаимную приязнь казаков-»завоевателей» и местных жителей, почести, с которыми те похоронили погибшего Ермака, и мифологизацию его личности, сопоставимую с Ильей Муромцем.

Григорий Александрович Потемкин (1739–1791), мелкопоместный дворянин Смоленской губернии, в большую политику попал благодаря участию в перевороте 1762 года, в результате которого на престол взошла Екатерина II. С 1774 года Потемкин стал ее фаворитом и фактически превратился в соправителя России. Он принимал активное участие в подавлении восстания Пугачева, но в российскую историю вошел как человек, присоединивший и освоивший юг Российской империи. При его участии в 1782 году был присоединен Крым. Вопреки известному историческому мифу о «потемкинских деревнях» в период, когда он фактически управлял всем югом страны (Новороссийская, Азовская и Астраханская губернии), началось активное освоение этой территории с помощью крестьян-переселенцев из других районов империи. Потемкиным был основан Севастополь.

Сергей Юльевич Витте (1849–1915) заложил основы отечественной промышленной революции. При его участии Россия превратилась в одного из мировых лидеров по темпам экономического роста, было построено больше железных дорог, чем за все годы советской власти, а к началу XIX века страна вышла на второе место по добыче нефти. В конце XIX века Витте провел финансовую реформу — благодаря введению золотого обеспечения рубля национальная валюта стала не только свободно конвертируемой и стабильной, но и весьма авторитетной в деловой среде. Это способствовало увеличению притока иностранных капиталов в российскую промышленность — в начале XX века на их долю приходилось около 40% всех капиталовложений.

Петр Аркадьевич Столыпин (1862–1911), министр внутренних дел и председатель совета министров в 1906–1911 годах. Реформатор и патриот. Целью его политики было «укрепить низы» государства путем признания неприкосновенности частной собственности и создания этой собственности. Реформы: аграрная, образования, местных судов, местного самоуправления и др. — делали крестьян-общинников классом свободных землевладельцев. Его поправки в закон о выборах в Госдуму увеличивали представительство русских от национальных окраин. Карательные меры в отношении революционного движения компенсировали отсутствие сильной правой партии.

Владимир Иванович Вернадский (1863–1945) — автор классических трудов по геохимии, минералогии и истории науки. Он одним из первых задумался о синтетической науке будущего, предметом которой станет биосфера и ноосфера (древнегреч. noos — разум) Земли. Современная экология пока не слишком успешно развивает эти пионерские идеи. В 1914 году Вернадский инициировал создание комиссии по изучению естественных производительных сил России — КЕПС, ставшей одним из первых в человеческой истории исследовательских институтов, комплексно изучающих возможности страны. Если бы не КЕПС, глобальный советский технократический проект вряд ли имел бы столь успешную динамику.