Новый психологический контракт

Анастасия Алексеева
11 февраля 2008, 00:00

Информагентства и печатная пресса переживают непростые времена. Отрасли предстоит заново найти компромисс между необходимостью получать прибыль, интересами журналистов и выполнением социальной функции

Журналисты британского информагентства Reuters готовятся к массовой забастовке. Причина недовольства — реструктуризация компании без согласования с корреспондентами и отраслевым профсоюзом National Union of Journalists (NUJ). Редакция предполагает, что в ходе реформы будет уволено от 85 до 250 сотрудников (всего в Reuters работает около 2300 корреспондентов по всему миру) и пересмотрена кадровая структура в целом. Сокращение штата — часть реструктуризации, ее цель — урезать расходы агентства почти на 40 млн долларов.

В прошлом году британское агентство было куплено за 17 млрд долларов канадской информационной корпорацией Thomson. И теперь Thomson намерена реструктурировать Reuters. Журналисты разгневаны и тем, что руководство Reuters договорилось о продаже компании без их согласия, и тем, что многие потеряют работу. Редакция уверена: если бы профсоюз принимал участие в переговорах о слиянии, то многих нынешних недоразумений удалось бы избежать.

В официальном заявлении председателя профсоюза Reuters Миры Макдональд говорится: «Члены профсоюза возмущены тем, что менеджмент агентства, как оказалось, думает, что он может проигнорировать договоренности с NUJ. И дело здесь не столько в рабочих местах, сколько в праве профсоюза участвовать в серьезных переговорах с руководством, когда речь идет о сделке, которая окажет огромное влияние на будущее журналистов и качество журналистики». В заявлении также указывается, что сокращение штата нанесет непоправимый урон репутации Reuters как достоверного и независимого источника информации.

Впрочем, руководители Reuters с журналистами не согласны и говорят, что в ходе реструктуризации будут пересмотрены только позиции штатных редакторов, а никаких массовых сокращений не ожидается. В то время как обновление кадровой структуры создаст больше возможностей для карьерного продвижения.

Психологический контракт

Конфликт в Reuters показателен для всей мировой медиаотрасли. То, что менеджмент не предоставил журналистам информацию по сделке, свидетельствует: интересы бизнеса теперь имеют больший приоритет, чем раньше.

«Вероятная причина забастовки Reuters — некачественная работа кадрового менеджмента и неграмотный подход к изменению психологических контрактов. Под этим термином обычно понимают негласные условия труда, в которых оказывается сотрудник организации. Например, журналист знает, что продвижение по службе получает сотрудник, у которого хорошие отношения с начальством, а не тот, кто больше всех работает. Или что на освободившуюся вакансию берут новых людей, а не старожилов. Поскольку основной актив любых медиа –- люди, то психологические контракты имеют для медийных компаний особенное значение. Проблемы начинаются вместе с внезапным пересмотром таких контрактов. В случае с Reuters суть конфликта не в том, что сотрудников вообще хотят уволить, а в том, что с ними не считаются, принимая такое ключевое для компании решение, как сокращение штата», — прокомментировала «Эксперту» ситуацию советник по стратегиям российской Гильдии издателей периодической печати (ГИПП) Анастасия Дедюхина.

При этом сами реформы, затеваемые в Reuters, имеют четкую рыночную логику. Упустив момент, когда самым востребованным товаром стали новости бирж и финансовых рынков, британцы оставались традиционным новостным агентством. В результате они потеряли лидирующее положение на стремительно меняющемся информационном рынке и уступили место американскому агентству Bloomberg, которое сделало ставку именно на финансовую информацию (сегодня Bloomberg с 33% лидирует на рынке финансовой информации и растет динамичнее, чем конкуренты; второе место до слияния с Thomson занимало Reuters с 23%, а канадцы довольствовались 11%).

Объединенная британско-канадская корпорация Thomson-Reuters имеет 34% и обходит Bloomberg. Но быстрый рост Bloomberg заставляет новообразованного гиганта лихорадочно сокращать издержки. В целом у Thomson-Reuters есть шансы на успех: бизнес одной компании хорошо дополняет бизнес другой. Инвестиционные банкиры предпочитают получать информацию через Thomson (особенно в США), а услугами Reuters пользуются трейдеры и брокеры (преимущественно в Европе). Reuters имеет сильные позиции в предоставлении информации о валютных рынках и курсах валют, тогда как Thomson сильна в макроэкономической информации. По капитализации и обороту Thomson крупнее, но уступает Reuters в сегменте финансовых услуг.

Сложность в интеграции Thomson и Reuters заключается в разнице подходов к сбору и обработке информации. Reuters придерживается традиционного подхода: новости добывает большой штат собкоров. Thomson же собирает и интегрирует новости других агентств, из-за чего услуги канадской корпорации дешевле, а информационное покрытие шире. Успех Thomson основан на том, что корпорация делает упор не столько на оперативное получение данных, сколько на их обработку и максимальную персонализацию. На сегодняшний день Thomson — самое технологизированное информационное агентство, инвестирующее значительные средства в разработку технологических решений и в удобный и простой интерфейс. Вероятно, именно ставка на технологизацию информационных потоков, а не на большой штат творческих работников объясняет желание канадцев сократить число корреспондентов в Reuters.

Коммерция прежде всего

Аналогичные процессы происходят и в других сферах медиарынка, наиболее ярко они проявляются в газетном бизнесе. «Сегодня газетный, как и весь информационный, рынок переживает трансформацию под воздействием новых информационных технологий. Многие газетные компании отреагировали на грядущую трансформацию неадекватно и в результате оказались в кризисной ситуации. Два года назад я принимал участие в конгрессе Всемирной газетной ассоциации (WAN), который проходил в Москве. Я слушал, как руководители многих крупнейших газетных компаний яростно доказывали, что они работают в печатном бизнесе. Это наглядно демонстрирует неадекватную реакцию на технологическую трансформацию. Это все равно, как если бы производители напитков провозглашали, что работают на рынке стеклянных бутылок, упуская из виду железные банки», — поделился с «Экспертом» консультант по проблемам СМИ Уильям Данкерли.

Широкое распространение новых технологий ведет к тому, что традиционные медиа сталкиваются с возрастающей конкуренцией, потому им приходится все больше заниматься коммерцией и все меньше думать о социальной функции и творческих амбициях журналистов.

Почти два года назад в интервью «Эксперту» (см. «Когда нейтралитет не продается» в №14 от 2006 г.) итальянский профессор и автор книг о моделях журналистики Паоло Манчини указывал, что СМИ по всему миру движутся в сторону либеральной модели, господствующей в США и Великобритании, а значит, в сторону коммерциализации. В либеральной модели СМИ рассматриваются как инструмент для зарабатывания денег, а медиарынок — как такая же экономическая отрасль, как и все остальные.

О все большей коммерциализации европейских СМИ свидетельствует волна покупок газет. Стремление вывести издания из кризисной ситуации, которая сложилась в отрасли практически повсеместно из-за снижения тиражей и, как следствие, доходов, приводит к тому, что новый владелец первым делом сокращает издержки и штат сотрудников.

В январе самая тиражная (430 тыс. экземпляров) качественная газета Германии Sueddeutsche Zeitung заявила о смене владельца. Наследники четырех из пяти основателей издания согласились передать свои доли германскому медиахолдингу Suedwestdeutsche Medien Holding (SWMH). Ранее холдингу принадлежало чуть более 18% баварской газеты, теперь он приобрел еще 81,75%. В немецком обществе смена собственника такой значимой газеты вызвала неоднозначную реакцию. Как и многие сегодняшние германские издания, Sueddeutsche Zeitung была создана в 1945 году союзническими оккупационными властями — в соответствии с их видением того, какими должны быть медиа новой Германии. Владельцами газеты оказались сразу пять немецких семей, поскольку чиновники были уверены, что создавать можно только надпартийные газеты, управляемые представителями разных политических партий. Таким образом, передавая контроль над Sueddeutsche Zeitung в руки одной компании, наследники ее основателей фактически подводят черту под целой эпохой немецких СМИ.

«Отток рекламных объявлений в конце девяностых годов привел к тому, что многие СМИ столкнулись с резким падением тиражей. Газеты сокращали персонал, выводили часть сотрудников за штат, договаривались о новых способах сотрудничества. Кроме того, газеты стали предлагать новые услуги. Например, издание серии компакт-дисков или выход на рынок доставки почтовых сообщений. Все равно ведь газеты доставляются преимущественно не почтой, а нанятыми разносчиками, так почему бы им параллельно не разносить письма? В конце концов печатным СМИ удалось преодолеть кризис — можно сказать, что с 2004 года газеты и журналы чувствуют себя гораздо лучше», — говорит издатель крупнейшей газеты ФРГ Frankfurter Allgemeine Zeitung Вернер д'Инка.

Конец совести нации

В конце декабря владельца сменила и крупнейшая французская деловая газета Les Echos. Британская издательская группа Pearson продала издание французской люксовой группе LVMH за 240 млн евро. При этом сотрудники издания выступили резко против сделки и даже заблокировали выпуск одного из номеров. По мнению творческого коллектива, Pearson забыла о своих заверениях, что газета — это содружество журналистов. Гарантии же нового владельца о сохранении 500 сотрудников редакции на рабочих местах в течение трех лет журналисты достаточными не считают.

Трения между журналистами и акционерами начались в еще одном французском издании — Le Monde. Журналисты наложили вето на бюджет 2008 года компании Le Monde Interactif, дочернего предприятия, занимающегося сайтом Le Monde, которым газета владеет совместно с группой Lagardere. Это привело к отставке президента и вице-президента издания. Затем в борьбу за контроль над изданием вступили сотрудники, которым принадлежит мажоритарный пакет акций, — испанская медиагруппа Prisa (владеет 15% Le Monde) и французский издательский холдинг Lagardere (17%). Оба готовы совместно вложить в газету более 70 млн долларов в обмен на полный контроль над ней. Коллектив Le Monde вынужден решать непростую задачу: с одной стороны, газета увязает в долгах из-за падения тиражей, с другой — журналисты, воспитанные на высоких идеалах и понимании своего издания как совести нации, боятся потерять над ним контроль.

Можно вспомнить и о буре протестов со стороны коллектива редакции итальянской коммунистической газеты Unita. Она была продана семье Анджелуччи, которая уже владеет крайне правой газетой Libero и центристской Riformista. Редакция настаивает на сохранении левоцентристской ориентации и поддержании исторической роли издания, но в рамках нового медиахолдинга добиться этого будет не так-то просто.

Досталось и американцам

Перестройка затронула и американский рынок прессы. Хотя эта пресса изначально была более экономически ориентирована, чем европейская, но и американские журналисты переживают из-за реальной или кажущейся потери статуса. Что уже вызвало крупные скандалы.

Так, несколько недель назад со своего поста был уволен главный редактор газеты Los Angeles Times (группа Tribune Company) Джеймс О'Ши. По его словам, причина отставки — несогласие с решением издателя сократить бюджет на 4 млн долларов, поскольку это грозит потерей высокого качества текстов. Официальная же причина отставки иная — реорганизация издания с целью повышения скорости обработки информации для более эффективной работы в интернете.

Джеймс О'Ши уже третий редактор с 2005 года, который увольняется из Los Angeles Times из-за споров по поводу урезания бюджета. В то же время штат газеты за последние восемь лет сократился на 300 человек, а тираж упал с миллиона до восьмисот тысяч (операционная прибыль за последний год снизилась на 20%).

В середине декабря прошлого года перемены коснулись флагмана финансовой прессы — газеты Wall Street Journal. Издание приобрел медиамагнат Руперт Мердок. И, несмотря на его неоднократные заявления о невмешательстве в редакционную политику издания, у критиков скептический настрой. Все помнят, что, купив в свое время британскую газету The Times, Мердок так же клятвенно обещал не увольнять сотрудников без согласия представителей редакции, но позже спокойно нарушил свои обещания. Несогласные с продажей издания журналисты уже покинули Wall Street Journal.

«Пока еще слишком рано говорить, чем обернется для журналистов Wall Street Journal покупка издания Мердоком. Сделки вроде News Corporation-Wall Street Journal и Thomson-Reuters, создавшие крупнейшие организации на рынке финансовых новостей, неизменно приводят к сдвигам в объединенных предприятиях. При этом не обязательно, что социальная функция медиакомпании вступит в противоречие с личными интересами журналистов или необходимостью для компании получать прибыль. Такие процессы могут удовлетворить интересы всех сторон, но могут и только одну», — считает Уильям Данкерли.

По его мнению, в грамотно управляемой медиакомпании социальная функция и прибыльность издания не противоречат друг другу. Но работа по сбору качественной информации стоит недешево.