Играющий арбитр

Политика
Москва, 18.02.2008
В системе правоохранительных органов намечается передел сфер влияния. Следственный комитет при прокуратуре пытается увеличить свой вес при помощи расширения полномочий следователей

В Государственную думу поступили поправки в Уголовно-процессуальный кодекс. Речь идет о дополнениях в УПК, расширяющих полномочия следственных органов. Законопроект имеет большие шансы быть принятым, поскольку его предлагают председатель думского комитета по конституционному законодательству Владимир Плигин и председатель комитета Совета Федерации по правовым и судебным вопросам Анатолий Лысков, а парламентарии такого статуса крайне редко работают вхолостую. Если поправки будут приняты, Следственный комитет при прокуратуре (СКП) сделает шаг к превращению в спецслужбу.

Почти кино

Большая часть поправок, внесенных в Госдуму, устраняет неточности законодательства, допущенные при создании СКП, и юридические коллизии, имеющиеся в УПК. Остановимся лишь на одном примере: с ходатайством об аресте сегодня имеет право выходить только следователь, начальник следственного органа пока лишен подобной возможности. Новый законопроект ликвидирует это неравенство.

Однако среди поправок есть и такие, которые дают структурам следствия право осуществлять ряд процессуальных действий, в том числе проверок, до возбуждения уголовного дела — то есть наделяют следователей полномочиями оперативников. Разница между результатами экспертизы, проведенной в рамках уголовного дела, и результатами проверки, сделанной до его возбуждения, существенна — проверка не имеет юридической силы в суде, а экспертиза, напротив, является доказательством. Важная деталь: любое следственное действие должно проходить в присутствии адвоката, тогда как проверка такового не предусматривает. Более того, следователи, опять же до возбуждения уголовного дела, смогут брать любые «образцы для сравнительного исследования» — начиная от образцов подписи и заканчивая биообразцами.

Из всего сказанного становится очевидно: поправки к УПК, предложенные в Думу, совмещают функции следователя и оперативника. На самом деле техническая разница между действиями оперативника и следователя (за исключением одного — следователь не работает с агентурой) не слишком велика. Но есть важное юридическое отличие. Работа оперативника не предполагает жестких процессуальных рамок, информация, собранная им, помогает следователю выстраивать доказательную базу, и только часть ее (материалы прослушки, контрольные закупки, видеоматериалы) может использоваться как доказательство в суде. Следователь же действует в рамках формализованного процесса расследования уголовного дела, и результат его работы — материалы уголовного дела, которые служат доказательством в суде. Вне этих процессуальных рамок следователь уподобляется даже не оперативнику, а агенту ФБР из кино, который сам раскрыл преступление, сам собрал доказательства, сам передал их в суд и только что не лично наказал злодеев.

Вспоминая Устинова

Так или иначе, попавший в Госдуму законопроект отражает непростые отношения силовиков. Последний месяц между Генпрокуратурой и Следственным комитетом при прокуратуре идет публичная пикировка. 11 января генпрокурор Юрий Чайка во время встречи с

У партнеров

    «Эксперт»
    №7 (596) 18 февраля 2008
    Газовый конфликт с Украиной
    Содержание:
    Из двух зол милее предсказуемое

    С помощью новых газовых договоренностей с Украиной российская сторона поддерживает Ющенко, удаляет сомнительных посредников и укрепляет свои позиции на внутреннем украинском рынке газа. Но на их стабильность рассчитывать не следует

    Экономика и финансы
    На улице Правды
    Реклама