Что нам Армения

10 марта 2008, 00:00

События в Ереване — серьезный урок для России. Из него можно сделать много выводов, но главных, пожалуй, два.

Во-первых, отсутствие организованной оппозиции — отсутствие внятных лидеров, перспективных партий и движений — не гарантирует власти спокойствия. Неорганизованное недовольство народа властью само по себе является таким мощным фактором, который невозможно игнорировать. Такое подспудное недовольство в чем-то даже неприятнее явной оппозиции, ибо несет в себе огромный, плохо контролируемый взрывной потенциал. Массовые протестные настроения в условиях минимального политического кризиса легко превращаются в организованную силу — раз уж даже такому непопулярному политику, как Левон Тер-Петросян, удалось возглавить многодневные многотысячные митинги протеста.

Недовольство жестким стилем правления представителей карабахского клана (Роберт Кочарян и Серж Саркисян) и отсутствие ощутимого повышения уровня жизни легко было конвертировано в массовый протест. Конечно, протест этот сдерживался и непопулярностью самого Тер-Петросяна, и опасениями многих армян, что новая власть не сможет проводить столь же жесткий внешнеполитический курс. Проще говоря, опасениями по поводу того, что, придя к власти, оппозиция будет недостаточно жесткой и мотивированной, чтобы удержать Нагорный Карабах и другие присоединенные территории — а это, пожалуй, наиболее болезненный вопрос для современной Армении. Но несмотря на опасения по поводу будущего Карабаха, протесты оказались достаточно мощными, чтобы заставить власть всерьез испугаться и пойти на силовые действия.

Во-вторых, ереванские события указывают, что российская зона влияния на постсоветском пространстве по-прежнему нестабильна. Сегодня Армения — пожалуй, наиболее пророссийски настроенная республика бывшего СССР. Армения является нашим верным военным союзником, и ее существование во много критически зависит от поддержки Москвы — как политической, так и экономической.

Но при этом становление политической системы Армении не завершилось, и это, как показали последние события, оставляет недругам России возможность развернуть этот незавершившийся политический процесс в антироссийском направлении.

Впрочем, именно незавершенность становления армянской государственности дает России уникальный шанс выработать и применить на практике свою новую политику в отношении соседей. Армения — страна небольшая, по многим параметрам гораздо более «нормальная», чем другие партнеры России на постсоветском пространстве. Но у Армении же есть и целый ряд серьезных проблем, которые мешают стране развиваться. В частности, олигархическо-монопольный характер экономики. Если Россия всерьез претендует на лидерство в рамках СНГ, ей стоило бы предложить Армении комплексное решение этих проблем. Благо ресурсы для этого и вкус к содержательной внешней политике в последнее время появились.

Если Россия сможет предложить Армении реалистичную программу действий, если поможет ей реализовать эту программу, если эта программа покажет свою эффективность, тогда положение России в международной политической системе качественно изменится. Потому что в современном мире только страна, разрабатывающая и успешно реализующая программы развития других, менее развитых стран, может претендовать на статус серьезной державы.

Без подобного опыта все претензии России на державный статус будут приниматься развитыми странами либо с плохо скрываемым раздражением, либо с открытым презрением. Новейших вооружений, экономического роста, природных ресурсов недостаточно, чтобы страну воспринимали всерьез. Для этого просто необходимо продемонстрировать хорошие навыки социально-политического инжиниринга. Только ясная программа помощи союзникам может превратить Россию в действительно притягательный образец.

Конечно, на этом пути немало препятствий. В частности, Россия еще не решила массу своих собственных, внутренних проблем, а браться за решение чужих проблем, не решив толком свои, — занятие странное. Да и подобная политика всегда требует существенных расходов. Готово ли российское общество сегодня к ним?

Но как бы то ни было без опыта помощи более слабым соседям нашей стране не обойтись. Если, конечно, разговоры о державном статусе не пустое бахвальство.