Деньги идут нарасхват

Марина Тальская
8 сентября 2008, 00:00

Дефицит ликвидности на межбанковском рынке становится хроническим. Банк России занимается покрытием кассовых разрывов, но не предпринимает усилий по системному решению проблемы

Ажиотажный спрос банков на деньги, «по графику» вспыхнувший в конце июля, продолжается с небольшими передышками по сей день. Каждому всплеску эксперты дают разумное объяснение: военные действия на Кавказе, очередные налоговые выплаты… Совсем не типичная для начала месяца сентябрьская лихорадка к каким-то конкретным событиям уже не привязывается. «Ситуация совершенно банальная, поскольку в страну не приходят капиталы, а доходы нефтегазового сектора стерилизуются бюджетом. Понятно, что у нас, по сути, нет роста денежной базы, и конечно, банки испытывают нехватку ликвидных средств», — поясняет главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова. Августовский отток капитала, по оценкам главы Центробанка Сергея Игнатьева, составил около 5 млрд долларов.

Размеры сентябрьского дефицита ликвидности сопоставимы с цифрами других пиков ажиотажа. Рекорд июльского налогового спроса на рефинансирование на аукционах репо, проводимых Банком России, — около 195 млрд рублей (29 июля). На пике геополитической напряженности (11 августа) банки одолжили у ЦБ 241,6 млрд. А в мирный день 1 сентября на двух аукционных сессиях они смели почти 157,5 млрд, хотя парой недель раньше им хватало 4–6 млрд в день. На следующий день, 2 сентября, аппетит банков ослабел лишь слегка: они заняли у Банка России «всего» 124,3 млрд. Их запросы 3 сентября — 68 млрд — можно было бы счесть умеренными, если бы в этот же день они не одолжили у Минфина (сроком уже на месяц) еще 53 млрд.

При этом деньги дорожают в буквальном смысле не по дням, а по часам. Утром 1 сентября банки занимали у ЦБ под 7,12%, днем — под 7,45%; 2 сентября соответственно 7,05 и 7, 41%. Этому ценовому разбросу есть объяснение: с 1 сентября Банк России установил ограничения на средства, размещаемые на утреннем аукционе репо. И банки приняли правила игры: утром 1 сентября из объявленных 150 млрд они выкупили более 149 млрд, 2 сентября — 124,3 млрд из 125 млрд.

В четвертом квартале российским заемщикам предстоит выплатить по обязательствам около 43 млрд долларов

Потолок предложения средств ЦБ объявляет до начала сессии. «Получается настоящий аукцион: банки выставляют заявки, конкурируют за эти деньги. На второй сессии спрос не лимитирован, но первая сессия задает уровень ставок, что делает ценообразование более рыночным. ЦБ не хочет давать дешевые деньги системе, чтобы во второй половине дня банки размещали их на МБК и просто зарабатывали на этом», — поясняет позицию регулятора Наталья Орлова. Ограничительная тактика имеет под собой основание. Ажиотажный спрос на деньги, вспыхнувший в период военных действий в Южной Осетии, эксперты объясняли не только объективными обстоятельствами (отток капитала), но и «шкурным» фактором: банки, получавшие рефинансирование от ЦБ, не удерживались от соблазна поспекулировать на межбанковском рынке, перепродавая центробанковские деньги еще дороже. «И они (крупные банки, имеющие подушку ликвидности. — “Эксперт”) не упустили момент, чтобы повысить доходность казначейских операций», — констатировал тогда один из экспертов. Спекулятивная версия ажиотажа того периода косвенно подтверждалась динамикой остатков на корсчетах в ЦБ: они были даже выше, чем в доажиотажный период.

Но настоящий ценовой шок банковское сообщество испытало 28 августа, после первого аукциона по размещению средств ЖКХ. Банки первой двадцатки расхватали трехмесячные депозиты по ставке 10,95%, годичные — по 12,37%. «Этот аукцион стал первым реальным индикатором того, сколько может стоить фондирование для банков первого эшелона», — констатируют аналитики Банка Москвы. Следующий аукцион, состоявшийся 4 сентября, подтвердил тенденцию: трехмесячные депозиты ушли под 9,27%, шестимесячные — под 11,90%.

Готовность привлекать дорожающие средства свидетельствует о том, что банки готовятся к непростым временам. Доступ к относительно дешевым международным ресурсам практически перекрыт. Поэтому очевидно, что платежи по внешнему долгу — а в четвертом квартале российским заемщикам предстоит выплатить по обязательствам около 43 млрд долларов — станут тяжелым испытанием. Пик выплат этого года, 48 млрд, пришелся на второй квартал, но тогда проблем удалось избежать благодаря краткосрочному восстановлению рынков и притоку капитала, зафиксированному в апреле. Сейчас ситуация более жесткая. Директор департамента банковского регулирования и надзора Банка России Алексей Симановский 2 сентября на встрече в агентстве «Интерфакс» заверил журналистов: «В обиду банковскую систему никто не даст». По его словам, Центробанк будет готов влить в систему около 3 трлн рублей. Но, подчеркнул чиновник, это будут исключительно короткие деньги, что называется, на разрыв ликвидности. Системных решений по ослаблению хронического дефицита ликвидности денежные власти пока не предлагают.