Принуждение к согласию

8 сентября 2008, 00:00

МИД непризнанной Приднестровской республики официально объявил о снятии моратория на контакты с властями Молдавии

Это решение было принято после того, как лидер Приднестровья Игорь Смирнов провел переговоры с российским президентом Дмитрием Медведевым. Тогда же Смирнов заявил, что готов начать диалог с Кишиневом.

Переговоры между Приднестровьем и Молдавией с участием международных посредников в формате «5+2» (Молдавия, Приднестровье, Россия, Украина, ОБСЕ, а также ЕС и США в качестве наблюдателей) были приостановлены в 2006 году. В Москве полагают, что на этот раз переговоры о приднестровско-молдавском урегулировании будут проходить в трехстороннем формате — с участием России, Молдавии и Приднестровья.

До сих пор варианты решения приднестровской проблемы, выдвигаемые Кишиневом и Тирасполем, были диаметрально противоположны. Приднестровские власти говорят, что намерены добиваться независимости; в Кишиневе, в свою очередь предлагают Тирасполю широкую автономию, но не более того. Однако, по словам министра иностранных дел России Сергея Лаврова, представители и Тирасполя, и Кишинева готовы вернуться к обсуждению так называемого плана Козака. Этот план, подготовленный при участии спецпредставителя президента Дмитрия Козака в 2003 году, предусматривал объединение Молдавии и Приднестровья в конфедеративное государство. Кроме того, Приднестровье получало право выйти из конфедерации, если Молдавия решила бы присоединиться к другому государству, а на территории конфедерации вплоть до 2020 года должны были дислоцироваться российские миротворцы. В последний момент под давлением Запада в Кишиневе отказались ставить свою подпись под этим соглашением.

ЕС и сейчас категорически против российского проекта урегулирования. Специальный представитель ЕС Кальман Миджей на прошлой неделе заявил, что приднестровская проблема может быть решена только в формате «5+2», а о возвращении к «плану Козака» не может быть и речи. Но на руках Москвы сейчас больше карт: ее влияние на Тирасполь не подлежит сомнению, а в Кишиневе хорошо понимают, что сейчас только Россия может дать твердые гарантии территориальной целостности Молдавии.