Душеполезный прорыв

22 сентября 2008, 00:00

Эта пластинка будет смотреться уместно и на полочке храмовой лавки, и на хайтековской витрине музыкального магазина. Церковным старостам придется по сердцу название «Душеполезные песни на каждый день» и полностью отвечающее ему содержание — дюжина песен на русские духовные стихи. Продавцам с серьгами в ушах — имена людей, ее записавших. Руководитель ансамбля духовной музыки «Сирин», едва ли не единственный в России исполнитель на колесной лире Андрей Котов; фольклорист-собиратель, ведущий русский этномузыкант Сергей Старостин; известный своими сольными опытами и коллаборациями лидер группы «Аукцыон» Леонид Федоров; гуру импровизационной музыки, лидер авант-джазового «Волковтрио» Владимир Волков. 26 сентября эта четверка представит альбом публике в Центральном доме художника.

Слушателя, особенно молодого, подстерегает соблазн посчитать «Душеполезные песни» еще одним сольным проектом Федорова, после фактической остановки деятельности «Аукцыона» вплотную занявшегося исследованиями на смежных с рок-музыкой полях. Именно такой была мощнейшая пластинка Леонида «Анабэна» (2002), на которой наша четверка впервые поработала вместе. Вместе же несколько лет назад они впервые занялись духовным наследием — составили концертную программу «Песни о смерти» и несколько раз показали ее на сцене клубов и концертных залов. Однако на титуле их нынешнего труда впереди стоят фамилии Котова и Старостина; именам других двух участников предпослано скромное «при участии…». И это вполне отражает суть дела: гитарист Федоров и виолончелист Волков здесь лишь скромные сотрудники, бросающие щепотки своих инструментальных партий в котел общего дела и подпевающие коллегам в тех местах, где необходимо многоголосие или усиление мощности звука.

Кажущаяся масштабность замысла проекта компенсируется милой необязательностью его исполнения. Прошедшие немало деревень и посетившие немало монастырских библиотек в фольклорных экспедициях, в случае с этим диском музыканты, по их собственным словам, нимало не заботились ни о какой-либо системности в подходе к материалу, ни о его археологической ценности — проще говоря, записывали, что и как Бог на душу положит, в соответствии с поп-культурным принципом «нравится — не нравится». В результате стихи неизвестного автора XVI века, положенные на народную музыку, здесь запросто могут соседствовать с произведением Старостина, написанным специально для этого диска. А колесная лира в руках Котова — неожиданно зазвучать как индийский ситар и тем самым восхитительно смело обозначить схожесть музыкального выражения мистического опыта в разных культурах.

 pic_text1 Фото: Интерпресс/Photoxpress.ru
Фото: Интерпресс/Photoxpress.ru

«Мы сами не заметили, как набралось песен больше, чем влезает на диск», — говорили участники проекта на встрече с журналистами. Тем не менее выбранные песни, сознательно или нет, выстроились во вполне драматургическом порядке — альбом открывается весело-беспечным распевом «Заведу я компанью», в центре повествования опирается на почти языческий «Макарий», в котором пастухи деловито договариваются со святым партнером об охране своего скота силами небесными, а заканчивается похоронным причитанием «Кукушечка», в котором душа уподобляется отлетающей птице. Не зря же заглавие концертной программы — «Песни о смерти» — едва не перекочевало на титул пластинки и уж тем более не зря было заменено на свое нынешнее название: с духовной точки зрения песни о смерти душе полезны, если рассматривать смерть как обязательный элемент порядка жизни, считают музыканты. «Меня в духовной поэзии, в отличие от светской, — сказал журналистам Федоров, — прежде всего интересует то, что она поэзией не является. Духовный стих — это такое СМИ, инструмент передачи информации: что вижу, то пою. Вот я жил, и вот я умер».

Несмотря на кажущуюся простоту задумки, перед нами вещь, которая больше себя самой и для самих музыкантов может стать чем-то большим, чем просто душеполезный плод совместного досуга. Федоров после впадения «Аукцыона» в летаргическое состояние явственно искал выхода из рок-формата и прямого подключения к источникам энергии и информации, и до духовных стихов ими последовательно становилась импровизационная музыка «Волковтрио», стихи Хлебникова и Крученых, Алексея Хвостенко и Анри Волохонского, авангардные кружева Введенского. Бывшему питомцу ансамбля Покровского, руководителю «Сирина» Котову вместе с его подопечными и захватывающим репертуаром уже давно пристало звучать не только в палатах Высоко-Петровского монастыря по большим праздникам, а, к примеру, на «Русском радио». То же можно сказать и о Волкове со Старостиным (один, ко всему прочему, проявился на этом диске как изумительный аранжировщик, другой — как замечательный композитор). Оба много и успешно, каждый на своей делянке, сочиняют музыку для кино, однако в нынешней работе эти неслабые таланты стали видны в своих абсолютных, собственно музыкальных значениях.

Еще несколько лет назад каждого из участников нынешней стыковки можно было сравнивать и противопоставлять разнообразным музыкальным явлениям. Бесценные находки «Сирина» и этноупражнения Старостина — китчевому русскому поп-фолку, по своей цене и ценности равному одной матрешке с арбатского развала. Внежанровых и внеформатных Федорова с Волковым — оглупевшему и заплывшему жиром корпоративных концертов питерскому рок-клубу…

«Душеполезные чтения» сравнить уже ни с чем нельзя: всей русской музыке, будь то хоть хиреющий рок, хоть поднимающее голову этно, и всему русскому шоу-бизнесу, будь то хоть независимые промоутеры, хоть хозяева радиохолдингов, придется с ней считаться, как с Солнцем или Луной. И чем скорее эти песни будут услышаны за пределами академических концертных залов и интеллектуальных клубов, тем скорее «все мы станем не те».