Репетируя уход

Марк Завадский
22 сентября 2008, 00:00

Международная реакция на новость о возможной болезни северокорейского лидера показала, что к его уходу сегодня никто не готов

Сообщение о том, что северокорейский лидер Ким Чен Ир не появился на параде в честь 60-летней годовщины образования Северной Кореи, стало одной из главных мировых новостей. В отсутствие достоверной информации из Пхеньяна азиатские СМИ активно перепечатывали друг у друга слухи и непроверенные сообщения. То они объявляли, что Ким скончался, то говорили о серьезной операции и частичном параличе.

Исчезновение Ким Чен Ира стало поводом для созыва экстренного заседания южнокорейского правительства и секретных переговоров между Китаем и США. Тревога, кажется, оказалась ложной. По сводным данным азиатских и американской разведок, у Кима действительно были определенные проблемы со здоровьем (основная версия — инсульт), но прямой опасности для жизни нет, и он быстро идет на поправку.

Как бы то ни было, события последних двух недель показали, что четкого плана действий в случае нештатной ситуации в КНДР нет ни у кого. Нет и ясного понимания того, кто придет к власти в Пхеньяне после Кима. Между тем Ким Чен Иру уже 66 лет и он не отличается железным здоровьем.

Очевидно, что в ближайшие месяцы все соседи КНДР будут заниматься подготовкой к возможным последствиям смены северокорейского руководства. «Смерть Ким Чен Ира может стать началом катастрофы, к подобному повороту событий сегодня никто не готов», — поясняет известный специалист по Корее Андрей Ланьков, профессор сеульского университета Кук Мин.

Плана нет

Первая информация о возможных проблемах со здоровьем у Ким Чен Ира появилась в начале сентября. Уверенность в том, что в Пхеньяне не все в порядке, укрепилась 9 сентября. В тот день Ким не появился на параде в честь 60-летия годовщины КНДР — на прошлых годовщинах, и пять, и десять лет назад, он неизменно был на трибуне.

Затем, 15 сентября, Ким Чен Ир не появился на торжествах, посвященных Дню середины осени — одному из главных азиатских праздников.

КНДР попыталась опровергнуть распространяющие слухи о болезни Кима как по официальным, так и по неофициальным каналам. Северокорейские дипломатические источники утверждали, что парад не соответствовал статусу лидера КНДР, поскольку в нем принимали участие лишь резервисты и практически не было военной техники. Таким образом, парад превращался в подчеркнуто миролюбивый жест в сторону Запада, а отсутствие на нем Ким Чен Ира становилось элементом дипломатической игры, направленной на улучшение позиции КНДР на шестисторонних переговорах.

Эта версия, впрочем, не нашла поддержки ни у экспертов, ни у иностранных дипломатов. Но свои доводы есть и у сторонников конспирологической версии, согласно которой болезнь Кима была инсценирована. В пользу этой версии говорит то, что информация о пропаже Ким Чен Ира поступила на фоне ухудшившихся отношений между КНДР и ее основными оппонентами внутри «шестерки». В конце августа появилась информация, что Пхеньян возобновляет работы на ядерном реакторе в Йонбене, торжественно взорванном несколько месяцев назад. Обозреватели полагают, что это может быть связано с решением США не вычеркивать Северную Корею из списка стран — спонсоров терроризма, принятого в середине августа. «Пропажа» Кима могла быть инсценирована, чтобы встряхнуть американцев, показав: лучше сегодня договариваться с Ким Чен Иром, чем завтра непонятно с кем.

Сегодня США и КНДР расходятся в трактовках уже достигнутого соглашения по ядерной энергетике. КНДР утверждает, что выполнила 80% всех действий по ядерному разоружению, но получила взамен меньше половины обещанного зерна. Со своей стороны американцы утверждают, что «мяч» в настоящее время находится на стороне Пхеньяна. «Мы направили в КНДР наши предложения по верификации программы ядерного разоружения, но до сих пор не получили ответа. Сейчас именно это является основной проблемой», — заявил на прошлой неделе в Гонконге заместитель госсекретаря США Джон Негропонте, отвечая на вопрос корреспондента «Эксперта».

В то же время американский дипломат отказался комментировать информацию о состоянии здоровья Ким Чен Ира, лишь выразив надежду, что «последние события в КНДР помогут улучшить динамику шестисторонних переговоров».

Кто преемник?

На официальном уровне подтвердить информацию о болезни северокорейского лидера не решился никто, но политические действия говорят сами за себя. Президент Южной Кореи созвал по этому поводу срочное совещание, на котором было решено разработать план действий на случай возникновения в КНДР нештатной ситуации, а США и Китай провели секретные переговоры по координации действий в случае кризиса.

Главная проблема заключается в том, что у Кима сегодня нет однозначного наследника, переход власти к которому не вызвал бы разногласий или противодействия внутри северокорейской элиты.

Вроде бы наиболее естественным и потенциально неконфликтным вариантом было бы продолжение семейной традиции: культ личности «двух Кимов» не составит труда распространить и на третьего. Из трех сыновей Ким Чен Ира наиболее известен старший — Ким Чон Нам, сейчас возглавляющий разведывательную службу Северной Кореи. В его пользу говорят и хорошие связи с Китаем, которые будут крайне важны для будущего северокорейского руководства.

Сегодня именно Китай обладает наибольшим влиянием на северокорейский режим и, очевидно, располагает наиболее достоверной информацией о том, что происходит в этой стране. Правда, степень китайского влияния уже даже настораживает многих внутри самой КНДР — несколько месяцев назад в азиатские СМИ попал полусекретный циркуляр, в котором северокорейским чиновникам советовали по возможности избегать контактов с китайцами.

Сообщают, что Ким Чон Нама поддерживает и муж сестры Ким Чен Ира Чан Сун Тэк, занимающий важный пост внутри правящей Рабочей партии Кореи. Главной проблемой, правда, может стать скандальная биография старшего Кима — разгульная жизнь в Макао, попытки въехать в Японию по чужому паспорту, откровения японской проститутки, поведавшей о татуировке на спине Ким Чон Нама.

Два других сына, Ким Чон Чхоль и Ким Чон Ун, намного менее известны как внутри КНДР, так и за ее пределами.

Наконец, по данным южнокорейских СМИ, большим влиянием обладает и нынешняя боевая подруга Ким Чен Ира Ким Ок, находящаяся рядом с северокорейским лидером больше двадцати лет. Если состояние Ким Чен Ира будет и дальше медленно ухудшаться, она может также стать самостоятельным центром силы. Уже сегодня, по некоторым данным, она подписывает документы от имени северокорейского лидера, хотя достоверных подтверждений этому, естественно, нет никаких.

Большинство экспертов полагает, что основная борьба будет идти между партийной и военной элитами, причем каждая группировка может использовать в своих целях одного из наследников Ким Чен Ира. Для того чтобы избежать подобной конфликтогенной неопределенности, Киму необходимо уже в ближайшее время определиться с преемником и дать окружающим ясный сигнал, кто им будет. Именно в этом сегодня заинтересованы ближайшие соседи КНДР.

Угроза коллапса

Больше всего соседи КНДР боятся падения северокорейского режима, которое грозит стать катастрофой для южнокорейской экономики и приведет с серьезным экономическим и политическим проблемам для Китая.

Интеграция Юга и Севера сегодня невозможна. По уровню ВВП на душу населения Южная Корея превосходит Северную по меньшей мере в 17 раз, причем многие эксперты полагают, что на самом деле разница еще больше. И этот разрыв только увеличивается: все последнее время северокорейский ВВП ежегодно сокращается на один-три процента. Экономические преобразования, начатые в начале 2000-х, фактически свернуты, а стихийная экономическая активность оголодавшего населения не способна заменить целенаправленные экономические реформы китайского образца.

В этой ситуации единственной реалистичной стратегией для Сеула становится консервация северокорейского режима до неопределенных «лучших времен» в сочетании с попытками убедить Пхеньян в необходимости постепенных экономических и политических преобразований.

Это значит, что внешних угроз для северокорейского режима сегодня практически не существует. Соседи КНДР будут готовы сотрудничать с любым новым правительством и сделают все, чтобы избежать коллапса северокорейской экономики, которая и сейчас во многом держится за счет гуманитарной помощи из Китая (в большей степени), Южной Кореи и США.

Угроза анархии в КНДР может привести и к прямой оккупации Северной Кореи Китаем. Во всяком случае, так полагает самый высокопоставленный перебежчик с Севера на Юг, бывший секретарь Рабочей партии КНДР Хван Чап Юп. «Я на сто процентов уверен, что в случае хаоса Китай введет свои войска в КНДР. Южной Корее и США необходимо готовиться к созданию международных миротворческих сил для контроля над Северной Кореей», — заявил Хван на прошлой неделе, выступая на конференции в Сеуле.

Даже без прямого военного вмешательства из всех членов ядерной «шестерки» только Китай может оказать влияние как на выбор нового северокорейского руководства, так и на определение курса, по которому будет в дальнейшем двигаться Северная Корея. Как сообщил «Эксперту» на условиях анонимности один из информированных китайских специалистов по КНДР, «в Китае вот уже несколько лет рассматривают возможность замены Ким Чен Ира на более управляемого и предсказуемого политика». Ким Чон Нам вполне соответствует этому описанию.

Кстати, если верить южнокорейским СМИ, на прошлой неделе старший сын Ким Чен Ира вылетел из Пхеньяна в Китай. Возможно, это просто совпадение, но этот визит явно дает повод для спекуляций и домыслов. В Сеуле и Пекине смогут вздохнуть относительно спокойно лишь тогда, когда у Ким Чен Ира появится официальный преемник, с которым можно будет вести диалог, в том числе по всем ядерным вопросам. В условиях неразберихи во властной структуре КНДР такие переговоры изначально обречены на провал.