Прошедшее завершенное

Культура
Москва, 27.10.2008
«Эксперт» №42 (631)
На выставке фотографа Мартина Мункачи ХХ век предстает однозначно минувшей и, кажется, довольно далекой эпохой

В Манеже проходит выставка «Мартин Мункачи: думай, когда снимаешь!». Несколько сотен черно-белых снимков, сделанных с 20-х по 60-е одним из самых известных и плодовитых фотографов ХХ века, представлены — что далеко не всегда бывает на фотовыставках — в авторских отпечатках. Впрочем, о чем на выставке тут же перестаешь думать, так это об авторстве. Снимки Мункачи — подобно многим из тех, что создал основатель фотоагентства Magnum Картье-Брессон, — вызывают ощущение, будто время само собой без всякой посторонней помощи превратилось в фотографии.

Мункачи родился и начал снимать в Венгрии, затем перебрался в Берлин. Работая для немецких журналов, он снимал Германию, Алжир, Либерию, Египет. В его Африке нет ничего от милой современному глазу стильной экзотики. Его Африка — это пыль, тоска и абсурд: босая, но при аксельбантах президентская гвардия на фоне классических колониальных портиков, закутанные в грязные тряпки бедуины со злыми лицами, негритянки в светлых чулках и платьях фасонов времен ар-деко, на которых, как на зверушек в зоопарке, смотрят их полуголые соотечественницы. Единственный светлый снимок — это «Три мальчика на озере Танганьика», знаменитый преимущественно тем восторгом, какой он вызвал у того же Картье-Брессона, углядевшего в стремительных контурах трех пар черных рук и ног вечное движение жизни.

Движение немецкой жизни нашло воплощение в боксирующих между учебными вылетами курсантах мюнхенской авиашколы и солдатском марше в Потсдаме в 1933 году. Мункачи довелось снимать и Гитлера, вскоре после чего фотограф уехал в Нью-Йорк. Там его героями стали те, кого называют кумирами публики: Кэтрин Хепберн, Джоан Кроуфорд и Фред Астер — человеческое воплощение идеи вечного двигателя. Да еще осколок Германии — Марлен Дитрих, чья фигура на одном из снимков Мункачи теряется рядом с дорожными сундуками на палубе пересекающего Атлантику лайнера «Нормандия».

События и люди, которых за свою долгую карьеру снимал Мункачи, принадлежат столь разным мирам, что, кажется, из них никак не слепить физиономию времени. Зато можно найти общий знаменатель — ХХ век в его репортажном исполнении, предъявленный через лица, моду, транспорт, военную технику, спортивный инвентарь, домашнюю утварь и тысячу больших и малых подробностей человеческой жизни, предстает как время безнадежно прошедшее. Еще недавно говорить о ХХ веке как о «веке минувшем» было забавно, потому что на самом деле никакой дистанции по отношению к нему почувствовать было невозможно, как невозможно почувствовать историческую дистанцию между вчерашним ужином и сегодняшним завтраком.

Выставка Мункачи — то место, где эта дистанция обретает четкость пограничной полосы.

У партнеров

    «Эксперт»
    №42 (631) 27 октября 2008
    Кризис
    Содержание:
    Расстаемся с жирком

    Не обремененный большими долгами средний бизнес пока сохраняет устойчивость. В перспективе динамика развития компаний будет зависеть от наличия кредитных денег в экономике и от качества потребительского спроса

    Спецвыпуск
    Спецвыпуск
    Спецвыпуск
    Тема недели
    Реклама