Ниже среднего

Марина Тальская
15 декабря 2008, 00:00

Именно так эксперты оценивают уровень кредитования средних предприятий на следующий год. Ставки вырастут, условия выдачи еще сильнее ужесточатся

Впервые с начала кризиса в России зафиксировано физическое сокращение объемов кредитования предприятий. Правда, данные Банка России на 1 ноября (самая свежая официальная статистика) указывают на символический, но все же прирост — 1,4%. Но эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) отмечают, что поскольку значительная часть кредитов сегодня выдается в долларах, а он по отношению к рублю укрепился за октябрь на 4,6%, то реальная динамика кредитного процесса — отрицательная. Специалисты уверены, что по итогам ноября и четвертого квартала в целом сокращение кредитования предприятий обозначится еще четче.

Проблемы с получением кредитов ощущают самые разные предприятия. Но для именитых крупняков средства пока все же находятся, тем более что и обслуживаются они в основном в солидных госбанках, которые, получая значительную господдержку, особого дефицита денег не испытывают. А для предприятий малого и среднего бизнеса кредиты и в лучшие-то времена были не всегда доступны: по данным исследования ОПОРА России, только 21% финансирования таких компаний осуществлялся за счет банковских кредитов. Теперь ситуация еще больше осложнилась. К тому же, по данным ЦМАКПа, особенно сжался (с начала сентября более чем на 8%) сегмент ссуд на срок до полугода — а именно такие кредиты обычно брали небольшие компании для пополнения оборотных средств.

Правда, банкиры утверждают, что предприятия среднего бизнеса в качестве заемщиков им по-прежнему интересны. Показательны слова зампреда правления банка «Возрождение» Людмилы Гончаровой: «Для нас более комфортны и понятны предприятия малого и среднего бизнеса, мы с ними намерены сотрудничать и далее. Из 55 тысяч корпоративных клиентов у нас не более ста — это крупные предприятия, остальные как раз относятся к среднему бизнесу. Работа с такими клиентами для нас — прежде всего диверсификация рисков. Ведь если у крупного заемщика появились проблемы, то у банка сразу возрастают кредитные риски. Кредитование же средних предприятий, напротив, диверсификация кредитного риска. Второе преимущество таких клиентов — они очень аккуратно работают, потому что стремятся сохранить собственный бизнес. И если их кредитовать в тех объемах, какие они готовы вернуть, то работать с ними удобно. Крупных клиентов сложнее анализировать и контролировать, так как они, как правило, кредитуются в нескольких банках».

Однако при всей любви к стабильным середнякам банкиры честно предупреждают: в ближайшие месяцы кредиты смогут получить не все.

Чем дальше, тем жестче

Условия кредитования за последние два с половиной месяца ужесточились по всем параметрам: по объемам, по уровню ставок, по срокам, по выбору и оценке обеспечения.

Многие банки практикуют урезание сумм клиентских заявок. «Мы продолжаем кредитование наших постоянных клиентов, единственное — снижаем объемы кредитов на 10–15 процентов в зависимости от того, как мы совместно с клиентом прогнозируем перспективы развития бизнеса в следующем году, — рассказывает Людмила Гончарова. — Особенно взвешенно и более консервативно рассматриваем финансовое состояние заемщика, переоцениваем его залоги и, конечно же, определяем его возможности своевременно выполнять обязательства по кредиту».

Существенно выросли ставки по кредитам: с 14–16 до 18–20%. Рассказывали даже о 25%. Конечно, это высокая цена за заемные деньги, соглашаются банкиры. Но им самим, объясняют они, средства стали обходиться дороже, да и поддержание ликвидности встает в копеечку. Так, один из банкиров рассказал, что примерно половину активов его банк держит в высоколиквидных инструментах, в основном в денежных средствах. «Половина активов фактически не работает, — сетовал он. — Значит, другая половина должна работать вдвойне эффективно. Ставка по депозитам юрлиц поднялась сейчас до 10 процентов. Чтобы иметь возможность ее платить, мы должны устанавливать кредитную ставку на уровне 20 процентов».

Сократились сроки кредитования. Если совсем недавно банки уверенно работали со средним бизнесом в диапазоне три-пять лет, то сейчас получить кредит на год — уже большая удача. Чаще всего средства предоставляются на полгода, поскольку банкиры полагают, что двигаться подобными короткими перебежками в нынешней ситуации надежнее. «Если раньше кредиты выдавались, как правило, на год, то теперь займы выдаем полугодовыми траншами. Мы ведь сами не понимаем, с ресурсами какой длины предстоит работать в ближайшее время. Будем пристальнее смотреть, как предприятие работает, чаще устанавливать лимит кредитования», — объясняет Людмила Гончарова из «Возрождения». «Мы стараемся не снижать объемы кредитования, но вынуждены уходить во все более короткие ссуды. Это тенденция не только последних двух месяцев, а всего последнего года: длинных денег все меньше, — рассказывает директор финансово-аналитического департамента СБ-банка Алексей Колтышев. — Отчасти корректируем ситуацию, вводя новые вариации прежних продуктов, — больше делаем уклон в сторону овердрафтного кредитования. Клиентам банально нужны деньги, и они готовы привлекать их на любых условиях, в том числе краткосрочных. Но это, к сожалению, не значит, что они в состоянии кредиты возвращать».

Впрочем, банкиры могут пойти на определенные уступки, если речь идет о привлечении нового, интересного клиента. «Сейчас многие клиенты озадачены поиском банков, которые в состоянии реально предоставлять кредиты, поэтому мы не удивляемся, когда они легко соглашаются перевести обороты к нам», — рассказывает Алексей Колтышев.

Отставка фаворитов

Одним из ключевых показателей для банков стала отраслевая принадлежность заемщика. Прежние «любимчики» — торговля и строительство — теряют доверие. Напомним, что в последние пять лет удельный вес этих отраслей в кредитных портфелях банков стабильно рос, и к середине нынешнего года на торговлю приходилось около трети всех кредитов, на строительство — более 10%. Но сегодня все банкиры признают, что к заемщикам из числа торговых предприятий относятся с подозрением. «До последнего времени розничная торговля была самым крупным сегментом в нашем портфеле, около 15 процентов. Сейчас мы смотрим на таких клиентов с возрастающей осторожностью», — подтверждает распространенное мнение Алексей Колтышев из СБ-банка. И все же торговля торговле рознь, уточняет Андрей Киселев, старший вице-президент ВТБ, банка, у которого кредиты этому сектору составляют около половины всего портфеля: «Торговля — значимый сегмент среднего бизнеса. В период эффективного развития экономики работать с торговлей было достаточно интересно. Но сейчас в этом сегменте возрастают риски, намечаются довольно серьезные проблемы у крупных торговых сетей. При этом, конечно, надо различать: идет ли речь о торговом предприятии, которое работает с люксовыми товарами, или о предприятии, имеющем небольшие продовольственные торговые сети. Естественно, продукты будут покупать всегда. Так что у предприятий ритейла, ориентированных на конечного потребителя, все-таки нормальные перспективы для работы».

От симпатий банкиров к строителям вообще не осталось и следа. «Строителей, особенно московских, мы никогда особо не любили. Наша ниша — это промышленное строительство, прокладка путепроводов и прочее. Либо небольшая ниша — строительство коттеджных поселков», — рассказывает Алексей Колтышев из МБ-банка, в портфеле которого кредиты строителям составляют около 7%.

Теряет былую привлекательность пищевка: эта отрасль считается перекредитованной. «Однако там короткий производственный цикл и быстрая оборачиваемость», — вступается за пищевую промышленность Людмила Гончарова из «Возрождения». Поэтому и здесь пока находятся надежные сегменты. «Приоритетами нашего банка являются компании, осуществляющие производство продуктов, таких как выпечка, замороженные полуфабрикаты, кондитерские изделия, — рассказывает вице-президент Промсвязьбанка Елена Махота. — Зато мы стали меньше работать с компаниями, осуществляющими ремонтные работы, сроки кредитования таких предприятий ужесточены. И очень внимательно смотрим на компании, осуществляющие грузоперевозки, потому что их объемы тоже упали. Практически не работаем сейчас с посредниками, с фирмами, предоставляющими консалтинговые услуги. Очень аккуратно оцениваем оптовиков, взаимодействующих с крупными сетями».

В группе риска, безотносительно отраслевой принадлежности, окажутся, по мнению банкиров, и компании, которые связаны с крупными промышленными предприятиями и замкнуты на них. «Все будет определяться концентрацией заказчиков в портфеле того или иного предприятия. Например, поскольку металлы подешевели в четыре раза, а металлургическая отрасль сейчас находится в достаточно сложном положении, нетрудно предположить, что у среднего бизнеса, который существует вокруг этих предприятий, проблемы тоже могут возникнуть», — предупреждает Андрей Киселев.

Что заложить?

Проблема залога для среднего предприятия, претендующего на получение кредита, всегда была одной из ключевых — по оценке организации ОПОРА России, примерно треть отказов в банковских кредитах малые и средние предприятия получили именно из-за отсутствия удовлетворительного залога. «Мы же понимаем, что у компании, которая берет миллион рублей, адекватного залога быть не может. Или он есть, но сложноидентифицируемый. И оформление этого залога или его реализация, по сути, может обойтись дороже, чем сам кредит, — констатирует Елена Махота. — Даже если у небольшого предприятия есть недвижимость, это сегодня не решает проблемы. Если год назад недвижимость шла с дисконтом 30 процентов и тогда это считалось нормальным, то сейчас недвижимость падает в цене. Чтобы ее быстро реализовать, нужен более существенный дисконт. И еще не факт, что продашь».

Тем не менее банки все-таки соглашаются принимать в залог недвижимость, автотранспорт, оборудование (с большой неохотой), требования по договорам. Иногда обеспечением может служить гарантия понятного банку контрагента компании. При этом многие банки отказываются от такого вида залога, как товары в обороте: налицо затоваривание. И по всем видам залогов существенно увеличен дисконт: с докризисных 15–25 до 40–50%. Это очень жестко, соглашаются банкиры, но выбирать не приходится. «К сожалению, мы находимся в такой экономической ситуации, когда материальные объекты дешевеют. Их стоимость будет снижаться еще, и по ряду позиций может сократиться и на 20, и на 30, и даже на 50 процентов. Поэтому в первую очередь надо ориентироваться на бизнес клиента, исходить из того, что источником погашения кредита должен быть именно бизнес, а не реализация обеспечения. И очень важно проанализировать партнерские отношения клиента не только с поставщиками, но и с другими банками. Ведь риски предприятия зависят от того, с какими банками их связывали отношения и в какой степени банки готовы дальше поддерживать предприятие», — обобщает Андрей Киселев из ВТБ.

Оправдывает жесткость банков и тот факт, что объем просроченной задолженности компаний за последние десять месяцев более чем удвоился: с 81 млрд рублей до 172 с лишним миллиардов, по оценке ЦМАКПа. Удельный вес просрочки пока не критичен — 1,7%, но надо понимать, что за рамками официальной статистики остались переоформленные и пролонгированные кредиты — та же просрочка, только закамуфлированная. К тому же очевидно, что в ближайшие месяцы ликвидность предприятий, а следовательно их возможность обслуживать долг, будет только снижаться.

Кредиторы готовы идти навстречу надежным клиентам и уже сейчас предусматривают возможность и пролонгации выданных ссуд, и их реструктуризации. «Если предприятие не может в срок погасить кредит из-за задержек в расчетах, то надо ему предоставить рассрочку — это нормально. Другое дело, когда предприятие приходит к выводу, что больше не будет заниматься этим бизнесом, и речь идет о продаже активов. Это уже другая история. И такие истории, к сожалению, станут приметой нашего времени», — предсказывает Людмила Гончарова из «Возрождения».

Вспоминая девяностые

Банкиры воздерживаются от конкретных прогнозов, но единодушны в том, что в следующем году кредитование реального сектора в целом и средних предприятий в частности будет только сжиматься. Уже хотя бы потому, что продолжит сворачиваться ресурсная база банков. Только за сентябрь и октябрь вклады граждан — а на них приходится около четверти общего объема банковских пассивов — сократились соответственно на 1,5 и 6%. Причем в отсутствие закона о безотзывных вкладах даже оставшиеся пять с лишним триллионов рублей невозможно рассматривать как серьезное подспорье для кредитования, ведь, по сути, это средства до востребования. Сократились и средства предприятий на счетах банков. Всего за октябрь — на 0,6%, но мизерность эта обманчива: депозиты нефинансовых компаний показали символический прирост, а вот средства на расчетных и прочих счетах уменьшились на 8%. И, надо полагать, будут снижаться дальше: в условиях сокращения банковского финансирования собственные средства становятся единственным источником выживания компаний.

За счет чего же будут финансировать свою деятельность предприятия, которые все-таки не планируют уходить с рынка? Зампред правления банка «Возрождение» Людмила Гончарова предлагает включить на полную мощность господдержку. «Задачу кредитования реального сектора можно было бы решить выделением централизованных госсредств для нового кредитования на длительные сроки. Надо определить приоритетные отрасли и большему количеству банков обеспечить доступ к этой программе. Тогда пойдет реальная поддержка среднему бизнесу», — считает она.

По мнению ведущего эксперта ЦМАКПа Олега Солнцева, основную поддержку средним предприятиям следует ожидать от госбанков, которые в течение последних месяцев не только не сокращали, но даже наращивали объемы кредитования, а также от не самых крупных региональных банковских структур, которые в силу своей меньшей вовлеченности в рынок оказались и менее уязвимы в кризис. На крупные частные столичные банки надежды нет: как показали исследования ЦМАКПа, в последнее время подавляющее их большинство, около 80%, сократили кредитование реального сектора. А вот в регионах уменьшили выдачу кредитов менее 40% банков.

По прогнозу Олега Солнцева, самыми действенными механизмами финансирования в ближайшей перспективе станут две схемы, обе из опыта 90-х годов. Первая подразумевает ренессанс вексельного кредитования. По мнению Солнцева, риски такого кредитования удастся существенно минимизировать, если выстраивать замкнутые производственные цепочки. В этом случае рабочий цикл можно поддерживать с помощью весьма скромных средств.

Вторая схема предполагает возрождение финансово-промышленных групп. Это и обеспечит взаимную лояльность как при привлечении, так и при размещении ресурсов и гарантирует некую защиту «родственных» сторон в грядущие непростые времена. А если региональный банк умеренно крупный, то у предприятия появляются дополнительные возможности, во-первых, получить рефинансирование под его поручительство, а во-вторых, пользоваться ресурсами, привлекаемыми банком у ЦБ. В итоге кризис стимулирует формирование новых финансово-промышленных холдингов, делает вывод Олег Солнцев.