Как завести машину роста

Зиявудин Магомедов
20 апреля 2009, 00:00

Активная экономическая политика не только предотвратит сползание в рецессию, но и сделает Россию притягательной для стран-партнеров. Превратив Россию в региональную «машину роста», мы сможем изменить ее восприятие в мире и усилить ее международное влияние

Россия находится в уникальной экономико-геополитической позиции на территории евразийского континента в силу сочетания природных ресурсов (энергетических и минеральных) и развитой промышленной базы. У некоторых стран больше нефти (Саудовская Аравия), у некоторых лучше развит атомный сектор энергетики (Франция, Германия) или более высок технологический уровень в использовании альтернативных источников энергии (США, Япония). Но ни одна страна мира, кроме России, не имеет возможности эффективно использовать весь спектр энергетических источников одновременно. Почти то же самое можно сказать и о металлах. Есть страны с уникальными запасами металлических руд или с высокоразвитой металлургической отраслью, но лишь Россия обладает комбинацией того и другого.

И тем не менее темп развития российской промышленности явно отстает от потенциально возможного. До сих пор Россия не смогла восстановить уровень промышленного производства до советских показателей (см. график).

В основном это происходит из-за дефицита инвестиций и ноу-хау (по уровню развития инноваций в 1950–1970-е годы СССР был сопоставим с западными странами), а также из-за структуры экономики, которая досталась нам с доперестроечных времен, и драматического падения ВВП в 1990-е. В частности, Россия до сих пор слабее, чем каждая из четырех крупнейших экономик еврозоны, хотя и значительно улучшила свои позиции после 2000 года (табл. 1).

Недостаточный уровень экономики серьезно ограничивает наше международное влияние. Вес России на мировой арене в большей степени определяется ее географическими размерами, остатками военной мощи советского периода, нежели экономическими успехами. Но в новых условиях, когда финансовый кризис сталкивает мировую экономику в рецессию, геополитические и геоэкономические вызовы делают гораздо более значимыми экономические аргументы в дискуссиях с оппонентами, потенциальными партнерами и союзниками. Сейчас, в усложняющемся мире, российская международная власть оказывается скорее жесткой (hard power), чем мягкой (soft power), то есть не обладает достаточным уровнем экономического, идеологического и культурного влияния. Но даже если «жесткая» власть не пропадет с мировой политической сцены, в дальнейшем использование «мягкой» власти, комбинации экономического и культурного влияния, будет все более эффективным и значимым фактором.

Значимость этих аргументов видна на примере последних лет, когда резко усилилось влияние России в ряде стран Восточной Европы и Центральной Азии. Хотя страна сама еще не полностью восстановилась после депрессии 1990-х, она оказывала финансовую поддержку своим соседям и подтолкнула их к развитию. Речь идет о трудовой миграции. Рабочая сила из той или иной страны стала источником получения серьезных доходов этими странами (табл. 2).

Влияние трансфертных платежей трудовых мигрантов на ВНП стран СНГ особенно значительно в Таджикистане, Молдавии, Армении, Киргизии. Оно является важным, но менее значимым на Украине, в Узбекистане и Азербайджане. Все эти трансграничные финансовые потоки свидетельствуют, что Россия стала региональным валютным якорем для ряда своих соседей (особенно тех стран, где трансграничные потоки превысили уровень прямых иностранных инвестиций).

Более развитые страны стали рассматривать Россию как чрезвычайно привлекательный расширяющийся рынок. Результатом стал поток прямых инвестиций в ряд отраслей промышленности, обслуживающих потребительский спрос (пищевка, стройматерилы, автосборка и др.) позволивших осуществлять быстрый технологический трансферт — начиная с модернизации имеющихся фондов и заканчивая созданием новых производств.

Если мы реализуем активную экономическую политику, достаточную для остановки экономической рецессии и начала нового витка экономического роста, это сделает Россию особо притягательной не только для наших традиционных экономических партнеров, но и для обычно менее лояльных нам стран Западной Европы и Центральной Азии.

Ключ на старт

Возможно, Россия в одиночку и не сможет создать противовес экономикам стран ЕС, рецессия которых будет длительной и глубокой. Но она может стать альтернативным экономическим центром для крупных европейских компаний и правительств отдельных стран ЕС. Это может резко усилить внешнеполитические возможности нашей страны.

Прежде всего, Россия может изменить внутренний план действий ЕС, распространив свое предложение сотрудничества в области энергетики, сделанное на Давосском форуме, на область промышленной политики. Это можно сделать по схеме, которая содержится в Соглашении Европейского Сообщества по углю и стали 1949 года. Аналогичным образом сформулированная российская инициатива должна включать в себя положение об эффективном использовании энергии. Эта тема была уже выбрана в 2008 году президентом России Дмитрием Медведевым как один из стратегических приоритетов. Если эффективное использование энергии будет включено в российское предложение, оно откроет новые рынки, включая российский, для европейской промышленности, которая в них крайне нуждается. Как следствие, соответствующие компании станут надежными партнерами России в ходе текущих переговоров с ЕС. Энергетическая эффективность представляет собой взаимовыгодную стратегию. В частности, она позволит России уменьшить текущее потребление энергии, увеличив цены на энергоносители без последствий для потребителей (платежи потребителей по объемам не изменятся), что позволит энергетическим компаниям меньше зависеть от экспортной прибыли.

Энергетическая эффективность, в частности, предусматривает замену технологического оборудования в тяжелых отраслях промышленности (металлургия, химпром, нефтепереработка). Европейские компании в рамках новой российской инициативы могут легко сориентироваться на осуществление прямых инвестпроектов в российской промышленности, на развитие технологической базы российской экономики. Таким образом, Россия заставит ЕС включить в свою внутреннюю программу промышленную политику (способствуя реальной модернизации нашей экономики), тем самым помогая Франции, Италии и Германии уменьшить британское влияние на Еврокомиссию. Эта инициатива в дальнейшем может быть расширена на ряд стран СНГ (Украина, Белоруссия), а также на некоторые страны ЕС, имеющие серьезные проблемы в области энергетической эффективности (Румыния, Болгария).

Кроме того, Россия может продвигать международную инициативу, направленную на уменьшение значимости финансовых спекуляций при ценообразовании на природные ресурсы, в особенности на энергоносители. И производители, и потребители заинтересованы в стабильности и прогнозируемости цен: масштабные спекуляции 2007–2008 годов разрушили их долгосрочную инвестиционную политику. Действуя вместе со странами, рассматривающими финансовые спекуляции как опасное зло, и поддерживая специальную организацию для международной торговли, ограничивающую подобные явления, Россия может обойти систему ВТО и создать вокруг своих предложений широкий международный союз. Подключиться к российскому предложению могут такие страны, как Венесуэла, Алжир и Иран. Необходимо указать, что начиная с 60-х годов предложения по международной системе ограничения спекулятивной торговли уже выдвигались Францией, Италией и в определенной степени Канадой. Крупные международные компании тоже будут заинтересованы в этом, поскольку и они подвергаются дестабилизирующему влиянию мощных ценовых колебаний. Возглавив соответствующие международные инициативы, Россия продемонстрирует свои лидерские потенции в противовес явной неспособности G8 и G20 сформулировать эффективные предложения в этой области.

Наконец, Россия должна подготовиться к радикальным колебаниям валютных курсов, которые начнутся весной-летом 2009 года, когда американский суверенный долг станет основной проблемой международных финансов. Заявив и развив инициативу создания валютно-финансовой зоны регионального сотрудничества, построенной вокруг принципов возвращения к фиксированным валютным курсам, конвертируемости валюты счетов по текущим операциям и запретительного регулирования спекулятивных потоков капитала, Россия быстро станет якорем стабильности для своих соседей. В присоединении к подобной финансово-монетарной зоне могут быть заинтересованы даже страны, не входящие в СНГ, например Иран или Турция. А поскольку кризис в еврозоне в течение 2009 года будет нарастать, подобное региональное сотрудничество прямо или косвенно может оказаться притягательным и для стран ЕС. Россия будет находиться в прекрасной позиции для проведения переговоров с ЕС, а также с Китаем (который, вполне возможно, в ближайшее время объявит о подобной инициативе в своем регионе) и с Alba-Sucre (региональной системой Латинской Америки). Занимая положение лидера, Россия может стать центральным участником структурной перестройки международных институтов, потребность в которой будет нарастать по мере развития кризиса.

Обратный отсчет

Однако способность России расширять и развивать свое международное влияние в значительной степени зависит и от эффективности ее внутренней экономической политики.

Одним из уроков последних лет является то, что положение России на мировой арене зависит от ее способности быть региональным лидером. Лидерство же потерять просто, если впасть в состояние глубокой рецессии (что происходит с большинством наших соседей). Только агрессивная экономическая политика, направленная на стимулирование внутреннего спроса и импортозамещение, может позволить России удержать и расширить зону своего геополитического влияния и превосходства. Отсюда следует, что любые внутренние инициативы по ограничению и сжатию денежной массы быстро отзовутся ослаблением международной значимости России, забирая у страны самый важный — экономический — инструмент ее геополитики.

Западные рынки будут падать еще довольно долго, тогда как активная политика, проводимая правительством России, может позволить сократить время стагнации, в перспективе продемонстрировав очевидную разницу с депрессивной ситуацией в Европе. Россия станет гораздо более привлекательной для внешнего мира, если будет использовать новые возможности, открывшиеся в рамках кризиса. Это может стать началом более зрелого сотрудничества с партнерами во всем мире. Скажем, новая Энергетическая хартия, включающая в себя скорректированные определения ответственности транзитных стран, могла бы содержать предложения России об эффективном использовании электроэнергии и предусматривать ее участие в капитале перерабатывающих и дистрибутивных сетей Европы.

Если Россия будет решительно действовать против рецессии, укреплять партнерские отношения с Западной Европой, у нее будет возможность предлагать интересные программы в рамках сотрудничества с соседями. Превратив Россию в региональную «машину роста», мы сможем в значительной степени изменить ее восприятие другими странами.