Конкуренция никак не клеится

Спецвыпуск
Москва, 08.06.2009
«Эксперт» №22 (660)
Реформа энергетики пока не привела к появлению конкуренции на розничном рынке — из-за устаревших систем учета потребленной энергии, перекрестного субсидирования и отсутствия цивилизованных правил игры

Всего несколько лет назад никаких энергосбытовых компаний в природе не существовало. Сбором платы за электричество занимались в основном подразделения «дочек» РАО ЕЭС — АО-энерго. Однако запущенная в 2003 году реформа отечественной энергетики разделила конкурентные (генерация, сбыт) и естественно-монопольные (сетевой бизнес) виды деятельности энергетических компаний и сформировала новый сегмент рынка. По замыслу идеологов реформы, в результате должно было возникнуть множество сбытовых компаний, которые, закупая электричество на оптовом рынке, начали бы конкурировать друг с другом за конечных потребителей и, таким образом, сформировали бы розничный рынок электроэнергии (см. схему 1). А где рынок, там конкуренция и снижение цен, ну или хотя бы гарантия того, что их не будут повышать монопольными методами.

Удался ли замысел? Сбытовой бизнес, детище энергетической реформы, до последнего времени оставался самым скромным и незаметным ее результатом. Лишь в нынешнем году он стал создавать информационные поводы, правда, в основном безрадостные. В начале года инвесторов расстроил делистинг ряда сбытовых компаний. Бурным недовольством потребителей закончилась «передача» жителей юго-востока Москвы новому энергосбыту. С началом кризиса сбытовики заявили, что уже не в состоянии покрывать огромные кассовые разрывы, источником конфликтов стала их растущая задолженность перед сетевыми компаниями. Появились даже опасения волны банкротств.

В общем, энергорозница сейчас — лишь носитель запутанного клубка проблем, радости потребителям она не доставляет почти никакой, лишь дополнительную головную боль. В том, почему реформа заглохла на этой стадии, мы и решили разобраться.

Бизнес на кассовом аппарате

Энергорозницу полезно сравнить с традиционной розничной продажей, скажем, продуктов питания. Общий розничный принцип «купил много — продал многим», соблюдается и там и там. Во всем остальном есть существенные различия.

Как правило, продуктовый магазин сам занимается закупкой и доставкой товара. Даже самые малые из них, пользующиеся услугами агентов по доставке, по крайней мере, сами расставляют товар на полках. В функции энергосбытов доставка товара покупателю не входит вовсе, даже учет электричества в основном остается за сетевой компанией. По своей сути энергосбыт — это всего лишь кассовый аппарат, пробивающий чеки за потребленную энергию.

Другое отличие кроется в принципе «купил дешево — продал дорого». В продуктовой рознице это, можно сказать, закон природы. В энергорознице этот закон действует отчасти, только в отношении таких потребителей, как промышленные предприятия и юрлица. Физическим лицам продать электроэнергию можно лишь по установленным государством тарифам. Заводы могут покупать энергию напрямую у генерирующих компаний и избегать неудобных для них посредников. Население этого сделать не может и поэтому остается главным клиентом сбытовых компаний. Последние утверждают, что продажи физлицам из-за жесткого госрегулирования малодоходны и имеют смысл только в с

У партнеров

    «Эксперт»
    №22 (660) 8 июня 2009
    Автопром
    Содержание:
    Почем Opel для народа

    Покупка концерна Opel группой инвесторов во главе со Сбербанком позволит появиться новому крупному игроку в мировом автопроме. Есть шанс, что этот игрок сможет вывести из кризиса российскую автомобильную индустрию

    Экономика и финансы
    На улице Правды
    Реклама