Спасти спасателей

7 декабря 2009, 00:00

Что больше всего настораживает в истории с техническим дефолтом Dubai World? Не то, что мир убедился в поспешности рассуждений о преодолении последствий глобального кризиса. Преждевременность таких рассуждений была ясна и до того — завершилась лишь первая, наиболее острая фаза кризиса. Беспокоит другое.

А именно — как начинать сворачивать стимулирующие госпрограммы, когда в мире предостаточно потенциальных очагов нестабильности вроде Дубая? Сегодня все крупные экономики подключены к аппаратам искусственного дыхания. Быстрый рост в Китае вопреки всему уже скорее пугает, чем радует: что будет, если и тамошний рынок недвижимости начнет рушиться?

Экономика США несколько оправилась, но безработица продолжает оставаться высокой и, похоже, будет расти еще долго. Корпорации быстро восстановили свою эффективность за счет господдержки и сокращения расходов (того же персонала), но домохозяйства по-прежнему находятся в глубоком нокдауне. И это подрывает долгосрочные перспективы экономического роста в США. Тенденция к отставанию занятости от темпов восстановления роста после очередного кризиса наметилась в США еще в начале 1990-х. Каждый раз корпоративный сектор вырывался вперед, а домохозяйства все сильнее опаздывали и потом раскручивали свое потребление прежде всего за счет кредитов и увеличения стоимости залоговых активов, а не за счет оплаты труда. Но на этот раз восстановления потребления за счет кредитов придется ждать долго.

Над Японией вновь навис дамоклов меч дефляции. Банк Японии на прошлой неделе экстренно влил в экономику 10 трлн иен (112 млрд долларов), чтобы предотвратить раскручивание дефляционной спирали. И по-видимому, это не последнее мероприятие подобного рода — несмотря на неплохие показатели экономического роста в третьем квартале и на все разговоры о необходимости разработки «стратегии выхода» в рамках антикризисной политики. Но ведь Япония — один из индустриальных лидеров мира, если она испытывает такие проблемы, вряд ли стоит говорить об устойчивости наметившегося оживления мировой экономики.

Так что сворачивание программ господдержки резко повысит риски, но и продолжать накачивать экономику государственными деньгами и эмиссией опасно. Дело не только в рекордных госдолгах. Возникает эффект привыкания: чем дольше хозяйство функционирует на стимуляторах, тем сложнее от них отказаться.

Фундаментальная же проблема не устранена. Глобальная экономика страдает от отсутствия четких целей, от недостатка перспективных инновационных проектов для того массива капитала, который был накоплен за последние три десятилетия. Мировая экономика перестроилась на рост, основанный на будущих доходах. Сначала доходы обещал фондовый рынок, капитализация компаний достигала многих десятков, сотен, а то и тысяч годовых прибылей. Затем основой таких доходов стала недвижимость и различные производные финансовые инструменты, опирающиеся на нее, а также всевозможные структурные инвестиционные продукты, которые-де гарантировали будущий доход (лидером в выпуске таких структурных продуктов и был Lehman Brothers). Обе эти волны роста окончились плачевно.

Теперь роль гаранта будущих доходов все в большей степени берут на себя правительства, госбюджеты и центробанки. Рекордные государственные долги развитых стран — это ведь чьи-то активы. Активы тех же ведущих мировых банков, а значит, активы людей и компаний, доверивших банкам свои деньги. Но смогут ли правительства и дальше обслуживать эти старые долги и делать новые — ради стимулирования экономик? Могут — пока базовые процентные ставки беспрецедентно низки: 0–0,25% годовых в США, 1% годовых в еврозоне, 0,1% годовых в Японии. Если процентные ставки возрастут, той же Японии обслуживать госдолг в 197% ВВП станет весьма затруднительно, поскольку это потребует повышения налоговых сборов.

Парадокс, но в России ситуация сравнительно неплоха. Госдолг у нас невелик, господдержкой особенно никого не баловали, а перспективы роста внутренних рынков по-прежнему значительны. Зависимость от внешней конъюнктуры остается, но она снизилась по сравнению с докризисным периодом — количество горячих внешних денег в виде кредитов, портфельных инвестиций и высоких цен на сырье резко сократилось. Главное — сосредоточиться именно на внутреннем развитии, поскольку ожидание восстановления глобального роста может затянуться.