Умудрились заработать

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
18 января 2010, 00:00

В отличие от промышленности российские банки неплохо себя чувствуют и на стагнирующем кредитном рынке — без учета созданных резервов они в прошлом году резко нарастили прибыль по сравнению с докризисным уровнем. В этих условиях размораживание кредитной активности банков может потребовать специальных усилий со стороны государства и регуляторов

В отсутствие ожидавшейся некоторыми банкирами и многими аналитиками второй волны финансового кризиса бо́льшая часть минувшего года для банков была скорее посткризисной. На смену неконтролируемому оттоку клиентов и вкладчиков, лавинообразному росту невозврата кредитов и пикирующему курсу рубля пришла тяжелая, но уже не паническая работа по разбору завалов — реструктуризация кредитных портфелей, налаживание управления отчужденными залогами, перестройка модели бизнеса.

Эмоциональные оценки количественных итогов работы банковского сектора в прошлом году сильно зависят от точки отсчета. Если отталкиваться от прошлой зимы, когда на кону стояло просто выживание системы и выполнение ею не то что кредитных, а базисных платежно-расчетных функций, то прошедший год можно считать удачным — коллапса банковской системы не произошло. На фоне же докризисных двузначных темпов роста банковского сектора итоги прошлого года выглядят просто обескураживающе: суммарные активы с февраля (после окончания острой фазы кризиса и девальвации руб­ля) по ноябрь (последние доступные данные) сократились на 4%, кредиты предприятиям — на 8%, потребительские кредиты — на 13%. Если очистить эти цифры от влияния переоценки дорожавшего в целом за указанный период рубля, то картина будет ненамного лучше: суммарные активы покажут микроскопический рост (всего на 2%), сжатие корпоративных кредитов ограничится 4%, а потребительских — 12%. В любом случае однозначно можно говорить, что шедший все последнее десятилетие процесс неуклонного наращивания веса банковской системы в экономике в 2009 году оказался прерванным: и активы, и суммарный кредитный портфель банков по отношению к ВВП останутся на прежнем уровне или даже немного сократятся.

Наиболее существенны потери масштабов бизнеса у крупных частных банков из топ-50 по активам, причем как российских, так и «дочек» иностранцев, тогда как госбанки и средние московские и региональные кредитные учреждения в минувшем году показали результаты, заметно превышающие средние по системе (см. таблицу). Госбанки находились в фокусе мер разнообразной поддержки сектора со стороны властей — прежде всего по линии наращивания капитала посредством субординированных кредитов ВЭБа и рефинансовых кредитов ЦБ. А средние банки продемонстрировали впечатляющий прирост срочных вкладов, умело поддержав настроения населения, которое вернуло доверие банкам, активной маркетинговой и часто напористой, если не агрессивной процентной политикой. Жизнестойкость основной части мелких банков, как московских, так и региональных, определила их, как правило, бо́льшая ликвидность до кризиса.

Самый же, пожалуй, неожиданный для внешнего наблюдателя итог банковского 2009 года состоит в том, что при всех посткризисных проблемах с неаккуратными должниками, падением спроса на кредиты, низкими объемами нового кредитования прибыльность банковского сектора не только не уменьшилась по сравнению с докризисным периодом, но даже выросла! Вот уж действительно — кому война, а кому мать родна. Нет, конечно, показатели балансовой прибыли выглядят существенно скромнее, чем в позапрошлом году (200 крупнейших по активам банков получили за первые три квартала прошлого года всего 84 млрд рублей балансовой прибыли — четверть от объемов января–сентября 2008 года). Но это лишь результат сделанных банками колоссальных отчислений из прибыли в резервы. Реально заработанная прибыль (до создания резервов) у банков топ-200 составила 790 млрд рублей, что на две трети превышает результат первых трех предкризисных кварталов 2008 года. В чем же дело? На чем банки умудрились нарастить свои доходы? Банальный ответ — на девальвации — не годится; в рассматриваемый период рубль падал лишь в январе, а в оставшиеся восемь месяцев преимущественно укреплялся. Главным источником выросших заработков кредитных учреждений в прошлом году стало повышение банковской маржи (разница между ценой размещения и ценой привлечения ресурсов). Несмотря на последовательное сокращение инфляции и ставки рефинансирования ЦБ (последняя была опущена в несколько приемов на 4,25 процентного пункта — с 13 до 8,75% годовых — беспрецедентно низкого в новейшей российской истории уровня), стоимость кредитов конечным заемщикам снижалась очень медленно, и, по последним (октябрьским) официальным данным, она составляет 14,1% годовых (при инфляционном фоне ниже 5% годовых). Понятно, что растущая маржа позволяет зарабатывать и на стагнирующем кредитном рынке.

Немаловажным источником доходов стали также инвестиции банков в ценные бумаги. Здесь будет уместным напомнить, что фондовый рынок России в прошлом году вырос в 2,3 раза, очень существенную доходность показали инвестиции и в рублевые корпоративные облигации. Суммарный банковский портфель ценных бумаг сейчас уже превышает портфель потребительских кредитов и приближается к трети корпоративного кредитного портфеля.

Не стоит сбрасывать со счетов и существенный рост комиссионных доходов. «Мой лозунг: каждая банковская операция, включая открытие депозита, должна приносить доход», — хвастался недавно в приватной беседе глава и совладелец одного из быстро растущих региональных банков, преуспевших в кризис. И он не одинок. Для многих банков кризис стал поводом пересмотреть отношение к стоимости своих услуг.

Наконец, немаловажный фактор роста доходности банковского бизнеса — сокращение издержек. Фонды оплаты труда многих банков были еще осенью 2008 года сокращены на 15–20%, примерно половину сокращения обеспечило снижение затрат, другую половину — кадровые чистки. Во многих банках были секвестрованы программы вознаграждения высшего и среднего менеджерского состава, заморожены либо сокращены инвестиции в развитие сети отделений.

В подготовке статьи принимал участие Сергей Селянин (АЦ «Эксперт Урал», Екатеринбург)