Всего четыре года

15 февраля 2010, 00:00

Будет ли российская олимпийская сборная образца Сочи-2014 принципиально отличаться от той, что выступит в Ванкувере? Маловероятно. За четыре года невозможно создать совершенно новую команду, да такую, чтобы сразу могла бороться за лидерство. Перспективные новички могут появляться, но им, как правило, требуется пройти олимпийскую обкатку в окружении более опытных товарищей. Бывают спортсмены, которые «выстреливают» на первых же своих Играх, но это скорее исключение. На первой Олимпиаде молодой спортсмен может сделать заявку, но не вытянуть сборную в нескольких видах.

Так что в Ванкувере мы увидим прообраз российской команды для Сочи. Что-то где-то можно будет еще улучшить, подтянуть, но не больше. Россия не Китай, где за четыре года из тысяч фанатично тренирующихся молодых спортсменов можно провести жесточайшую селекцию — и явить миру целое новое поколение атлетов. Наш потенциал роста ограничен, наш козырь сегодня — адресная работа с наиболее талантливыми спортсменами. Но это и уязвимое место — за лидером у нас, как правило, просто никого больше нет. Потому здравый смысл подсказывает, что в Сочи мы при удачном раскладе можем прибавить в командном зачете 20–30% по сравнению с Ванкувером. С таким упреждением и будем оценивать итоги зимних Игр-2010.

Предварительные же прогнозы на исход Ванкувера дают не слишком много поводов для оптимизма. Беспокоят большие потери из-за допинговых скандалов и отсутствие явных лидеров из молодежи в «наших» видах. Настораживает и непривычная скромность российских спортивных функционеров. Хорошо если это просто результат сделанных выводов (уж слишком часто на последних что летних, что зимних Играх победные прогнозы перед стартом к концу соревнований оборачивались невнятными оправданиями), а если эта осторожность — свидетельство плохих предчувствий спортивных руководителей?

Понятно, что подготовка к Сочи будет массированной. Но посмотрим объективно, в каких видах мы реально можем укрепить позиции к домашней Олимпиаде. Представляется, что таких видов два — биатлон и фигурное катание. В обоих видах у нас крепкие традиции и неплохой набор молодых талантов. В биатлоне к тому же к сочинским Играм, по-видимому, уйдет из спорта норвежский терминатор — Оле-Эйнар Бьорндален, которому в 2014-м исполнится 40. Возможно, мы еще сможем прибавить в лыжных гонках, но в остальных видах заметный прогресс за четыре года более проблематичен. Не имея явного перевеса в условиях жесткой конкуренции, рассчитывать на дополнительные медали можно только по принципу «вдруг повезет».

В последние четыре зимние Олимпиады — с 1994-го по 2006 год — 82% всех заработанных командных очков (3–2–1) приносили три вида. Это все те же фигурное катание, биатлон и лыжные гонки. Но чтобы иметь запас прочности, чтобы уверенно показать в Сочи отличный результат, России нужно расширить число медальных видов. Наибольшую прибавку могли бы дать коньки и шорт-трек — 12 плюс 8 разыгрываемых комплектов медалей, а также горные лыжи и фристайл/сноуборд — 10 плюс 12 комплектов. Беда в том, что тут у нас практически нет заделов. Былые позиции в коньках мы растеряли (без нас этот вид ушел уже далеко вперед), а горные виды никогда не были нашей сильной стороной.

Вот и получается, что хорошее выступление в Сочи российской команде не гарантировано. Может, конечно, все сложится удачно и у себя дома мы сможем даже побороться за первое место. А может, все пойдет чуть не так, и мы окажемся на пятой-шестой позиции. Трагедией это не станет, но все-таки от домашней Олимпиады такая зимняя спортивная держава, как Россия, вправе ожидать большего.

С момента, когда летом 2007-го стало известно, что в 2014 году зимние Игры пройдут в России, прошло уже два с половиной года. Прошли ли они с пользой — покажет Ванкувер. Но после него времени радикально укрепить наши позиции перед Сочи практически не будет.