Об отвратимости

На прошлой неделе разгорелся было вяленький скандальчик: 23 депутата Госдумы припозднились с предоставлением деклараций о своих доходах и имуществе. Событие пустяковое, — и чтобы сделать его хоть сколько-нибудь заметным (лето надвигается — уже ощутим дефицит «статусных» новостей), СМИ подали его так: депутаты игнорируют указ президента. Медведев, мол, велел им отчитаться, а они не отчитались. Драматизм вышел, честно говоря, дутый. Обязанность депутатов обнародовать своё благосостояние записана ещё в законе «О статусе депутата», а если говорить о президентских указах, то впервые появилась в указе покойного Ельцина (№ 484 от 15.05.1997), неповиновением которому никого нынче не смутишь; медведевские же указы поменяли для депутатов только детали давней обязанности. Тем не менее член фракции КПРФ Левченко, поверив журналисту, что ослушивается именно Медведева, перешёл в атаку: дескать, не подал декларации нарочно: «Надоело. Президент мне не указ, он много говорит такого, за что стоило бы отвечать, а раз он этого не делает, то и я не буду».

Депутат Левченко дважды неправ: и на президента он накинулся зря, и декларацию он, конечно же, подаст — но он промолвил правильное ключевое слово. Отвечать. Именно об этом, о том что никто ни за что не отвечает, говорят сограждане едва ли не в большинстве тех не очень частых случаев, когда вообще разговаривают о политике. Нет, за конкретный провал ещё бывают кары — за саяно-шушенскую беду сняли, кажется, целого замминистра; за более же общие неудачи виновных как-то не находится. Сколько ни говорится о милицейских бедах, а министр Нургалиев стоит себе неколебимо, аки кедр ливанский; какой стон ни идёт по поводу коррупции, а сажают всё какую-то мелочь, обычно не выше столоначальников. Словно можно себе представить системную коррупцию, поразившую столоначальников, но директоров департаментов не смеющую и коснуться.

Будто специально для тех, кто хотел бы понять причину такой успешной отвратимости наказания, нам только что показали на эту тему смешную историю. В интернет попала аудиозапись разговора, все участники которого моментально были опознаны знающими людьми по голосам. Это баскетбольные арбитры, только что отсудившие второй четвертьфинальный матч Суперлиги между командами «Динамо» и «Локомотив-Кубань», инспектор этого матча — и крупный баскетбольный функционер. Разговор идёт невесёлый: не удалось выполнить просьбу уважаемого человека. Этот человек (они называют его «Чёрный» и «Викторыч») просил их обеспечить победу краснодарцев, а они не сумели. Динамовцы, как ни мешали им судьи, забивали, а «Локомотив» не забивал — ну что же тут поделаешь! Функционер звонит кому-то по телефону: «Викторычу можешь дословно передать: “Локомотив” — говно полное. Проиграли они сами. И пусть попробует кто-то что-то сказать». Баскетбольный мир взорвался возмущением. Что всем бывают заранее известны не только результаты отдельных матчей, но и места команд в итоговой таблице, люди уже привыкли; но чтобы эта грязная механика так явно вышла наружу! Однако президент РФБ Сергей Викторович Чернов с поста не уходит. «Наверх» идут гневные коллективные письма — от болельщиков, от журналистов — ноль реакции. Образованная федерацией комиссия по расследованию скандальной записи интересуется только её происхождением, о прочем же молчит, демонстрируя явное желание спустить дело на тормозах. Теперь — внимание: вопрос. А почему, собственно, так уж необходимо спускать его на тормозах? Национальный баскетбол деградирует, молодёжные сборные всех возрастов проигрывают всё подряд, публика перестала ходить на матчи первенства страны, а теперь ещё и этот аудиопозор. Так отчего бы не расстаться с давним руководителем федерации?

Ответа «да у нас же всегда так!» — просьба не предлагать. Мы для того и занялись этим случаем, что он гораздо прозрачнее и проще, чем «у нас всегда»: и деньги там крутятся, хоть и немалые, но не огромные; и пост президента РФБ, хоть и видный, едва ли стал предметом борения могущественных властных группировок. Так, может, на этой простенькой модели мы что-нибудь поймём такое, чего, скажем, в случае с министром Нургалиевым понять не удаётся? Читаем на новостной ленте: «Во вторник состоялась встреча Чернова с министром спорта Мутко, после которой стало ясно, что власть в отечественном баскетболе в ближайшие годы не поменяется». Почему не поменяется? Автор аккуратно, не связывая с предыдущим абзацем, напоминает: в конце лета пройдёт мировой чемпионат, на который мы попали лишь «с помощью wild-card, которую, по неофициальным сведениям, сборная России смогла получить только благодаря протекции Чернова в Международной федерации баскетбола». Переводим: Россия, великая баскетбольная держава, не прошла на чемпионат через дверь — не прогонять же сейчас Чернова, который подсадил её в окно. Да, в дверь она не прошла в значительной степени из-за него, но в окно-то подсадил он! А потом начнётся подготовка сборной к Лондону-2012, а коней на переправе — ну и так далее. По-моему, неплохая гипотеза. Имярека, завалившего свой участок работы, не трогают ещё и потому, что никто, кроме него, не знает, как жить в сотворённой им разрухе; поэтому новый человек провалит надвигающиеся задачи наверняка, тогда как испытанный имярек — с вероятностью всего 0,98. Возможно, и министр Мутко именно так сохранил свой пост, когда после Ванкувера президент пытался от него избавиться; возможно, и в МВД работает, наряду с прочими, подобное соображение; а уж в случае с московским руководством — даже наверняка. Вы скажете, что это безрадостное соображение нисколько не утешает, — ну так и я о том же.

Речь не об утешениях — речь об остроте проблемы. Она такова, что видный депутат-единоросс недавно говорил мне, что уровень коррупции в правоохранительных органах — запредельный; что речи президента для сотрудников — как ветер в верхушках деревьев; что без кадровых решений по первым лицам дело не сдвинется. Когда подобные вещи говорятся под телекамеру, значит, и впрямь пора действовать.