Политика преодоления инертности

Сергей Кисин
7 июня 2010, 00:00

Республика Северная Осетия — Алания — один из немногих регионов Юга России, сумевших удержать под контролем политическую и экономическую ситуацию во время мирового экономического кризиса

О дальнейших планах развития республики, которые предстоит скорректировать в связи с созданием Северо-Кавказского федерального округа и разработкой региональной Стратегии социально-экономического развития до 2020 года рассказал глава Северной Осетии — Алании Таймураз Мамсуров.

— После крушения СССР Северная Осетия вместе со страной переживает уже третий экономический кризис. Каковы особенности нынешнего и есть ли у власти свои специфические способы борьбы с ним?

— Кризис у нас в Осетии отразился в основном на результатах работы металлургической отрасли из-за резкого падения цен на мировом рынке цветных металлов. Ряд предприятий, поставлявших комплектующие изделия, лишились заказов и перешли на режим неполной загрузки. Дороговизна кредитов и недостаток собственных оборотных средств тоже добавляют негатива.

Принятые на федеральном и республиканском уровне меры позволили добиться главного — не допустить остановки производств и массовых увольнений. А специфических способов борьбы с таким явлением, как кризис, наверное, быть не может. Поскольку кризис мировой, то и методы преодоления его последствий схожи. Мы в республике договорились не принимать кризис за катастрофу и крушение всего и вся, а использовать его как возможность для качественного скачка. И результаты такой стратегии себя оправдали и привели к тому, что в первом квартале 2010 года оборот предприятий увеличился на 15,8 процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Реальные денежные доходы населения выросли на 15,6 процента. В бюджет республики поступило налогов и налоговых доходов почти на четверть больше, чем в прошлом году.

— На каких точках экономического роста планирует сконцентрировать усилия руководство республики?

— Я бы разделил эти точки роста на две категории. К первой относятся те проекты и направления, которые дадут отдачу уже через два-три года. Это проекты в АПК, деревообработке и легкой промышленности. Вторая категория — проекты, в которые инвестируются средства, но отдача, ощутимый экономический эффект проявятся через семь-десять лет, к 2020 году, как и предполагается в Стратегии развития Северо-Кавказского федерального округа. Прежде всего это туризм, гидроэнергетика и другие альтернативные источники энергии, наукоемкие производства.

— Как вы считаете, республики Северного Кавказа могут расти лишь за счет предлагаемых руководством СКФО четырех направлений (АПК, энергетика, туризм, наукоемкие производства) или у них есть и другие козыри?

— Эти направления роста, безусловно, приоритетны и для Северной Осетии. Они нашли отражение в Стратегии социально-экономического развития республики до 2030 года, принятой еще в 2008-м. Но каждая республика, входящая в Северо-Кавказский федеральный округ, имеет свою специфику, сформировавшуюся структуру экономики. Исторически сложилось, что в хозяйственном комплексе Северной Осетии большой удельный вес имеет металлургическое производство, и мы собираемся эту отрасль, где работает около четырех тысяч человек, развивать.

За счет частных инвестиций реализовано несколько интересных инвестпроектов в деревообработке, легкой промышленности; местные запасы нерудных материалов создают хорошую базу для развития индустрии строительных материалов. Сегодня малый бизнес пытается реализовать себя во всех отраслях экономики, его доля в республиканском валовом региональном продукте постоянно растет.

Поэтому, отдавая безусловный приоритет обозначенным четырем направлениям, мы будем добиваться максимальной диверсификации промышленности и сельского хозяйства, развивать те виды деятельности, которые демонстрируют наибольшую эффективность, повышают конкурентоспособность нашей экономики, создают рабочие места.

— Долгие годы основной точкой роста и своеобразной визитной карточкой Северной Осетии — Алании была винно-водочная промышленность. Сегодня у нее возникли серьезные проблемы. Как руководство республики намерено оживлять отрасль?

— В республике только имеющие лицензии алкогольпроизводящие предприятия способны выпускать более 40 миллионов дал продукции. Это примерно 30 процентов производства алкоголя в стране. При этом продукция этих предприятий отвечает самым высоким стандартам, в том числе международным.

Сегодня нововведения в процессах регулирования алкогольного рынка и часто недобросовестная конкуренция, региональные барьеры привели к остановке большинства предприятий отрасли. Без работы остались тысячи человек. Нас такая ситуация устроить не может.

Республика ставит перед федеральным центром вопрос о рассмотрении возможности квотирования производства алкогольной продукции. Мы будем добиваться и снятия всех необоснованных барьеров на пути продвижения нашей алкогольной продукции на российском рынке.

— Как решается проблема занятости населения, особенно в связи с наплывом беженцев из Южной Осетии?

— Эта проблема решается только одним способом — созданием рабочих мест, удовлетворяющих предложению рабочей силы. Уверен, что с принятием программы развития Северного Кавказа, когда будут определены механизмы активизации инвестиционных процессов в регионах, появится реальная перспектива решения проблемы занятости. И здесь следует учитывать ситуацию, связанную с размещением большого количества вынужденных переселенцев. В январе мы подписали соглашение о сотрудничестве с Рострудом. Документ предусматривает проведение дополнительных мероприятий, направленных на снижение напряженности на рынке труда в этом году. Главный предмет соглашения — реализация программы снижения напряженности на рынке труда.

Следует отметить, что наряду с традиционными направлениями работы есть и остросоциальные — трудоустройство инвалидов, профессиональная переориентация выпускников вузов, опережающее обучение. Программа дает возможность жителям республики менять профессию, выбирать новый путь для материального обеспечения своей семьи.

Из федерального бюджета на реализацию подписанного соглашения выделяется около 190 миллионов рублей, и в условиях преодоления кризисных явлений это значительная помощь республике. Средства пойдут на создание более четырех тысяч временных рабочих мест, организацию опережающего обучения для 200 человек, организацию стажировки для 1000 выпускников, создание более 30 рабочих мест для инвалидов и не менее 1500 новых рабочих мест в сфере малого бизнеса. Мы рассчитываем, что уровень регистрируемой безработицы на конец года не превысит 4,2 процента экономически активного населения.

— Какие усилия по экономической интеграции с Южной Осетией планирует предпринимать руководство Северной Осетии? Возможна ли, на ваш взгляд, политическая интеграция?

— Признание Российской Федерацией независимости Южной Осетии дало толчок формированию реальных предпосылок к экономической и торговой интеграции между Севером и Югом Осетии. Нам предстоит перейти от режима экстренного восстановления к формированию программ интенсивного развития. Мы руководствуемся стремлением к сохранению единства Осетии, учитывая исторические традиции тесного сотрудничества в различных сферах социальной и общественной жизни. Сейчас готовится совместное соглашение о социально-экономическом, научно-техническом и культурном взаимодействии.

Предполагается создание благоприятных условий для осуществления перевозок пассажиров и грузов, поставок товаров. Есть возможности работать над совместными программами и планами обустройства беженцев и вынужденных переселенцев.

Что касается политической интеграции, то надо понимать, что Южная Осетия для нас не только и не столько политический вопрос, сколько вопрос социальный, гуманитарный, человеческий. Наша собственная интеграционная активность — жителей Севера и Юга — должна быть весомым фактором стабилизации ситуации. Если мы будем инертны, никто не станет обращать внимания на наши интересы, которые состоят в сохранении социального, культурного, человеческого единства Осетии. В современных условиях нужно максимально использовать ресурсы гражданских объединений, предпринимательского сообщества, фамильно-родственных связей. Эти структуры должны быть локомотивами разных интеграционных, хозяйственных, культурных начинаний в Южной Осетии.

— Можно ли говорить, что имидж республики уже сформирован? Или что-то нуждается в доработке? В чем состоят задачи формирования имиджа Северной Осетии, в чем его специфика?

— Сегодня, когда каждый регион самостоятельно ведет работу с инвесторами, пытается убедить их вложить средства в проекты на своей территории, формированию имиджа придается большое значение.

Последние годы в республике системно велась работа в этом направлении на законодательном и организационном уровнях, и, я уверен, мы добились определенного результата: Северную Осетию воспринимают как регион со значительным ресурсным, инфраструктурным и кадровым потенциалом, открытый для инвестиций во все сферы экономики.

Однако, подняв планку, важно ее не только держать, но и поднимать еще выше. Это постоянный процесс. И здесь еще многое предстоит сделать.

В первую очередь необходимо уйти от представления, что весь Северный Кавказ — это одна горячая точка. Все, кто бывал в Осетии, знают, что это не так. Нам надо донести до инвесторов, что риски вложения средств в экономику республики не выше, чем в других регионах России, что мы готовы создать максимально комфортные условия бизнесу, идем на налоговые льготы, иные преференции в соответствии с принятым в республике законодательством.        

Владикавказ–Ростов-на-Дону