Модернизация как степной мираж

Международный бизнес
Москва, 20.09.2010
«Эксперт» №37 (721)

В силу большей открытости и более масштабной внешней закредитованности кризис настиг Казахстан на год раньше России, осенью 2007 года, одновременно с первыми признаками нездоровья мировой экономики и лихорадки на рынках капитала. Однако, испытав резкое торможение, хозяйство наших южных соседей сохранило положительные темпы роста. Если российский ВВП в прошлом году провалился почти на 8%, то ВВП Казахстана вырос на скромные 1,2%. От спада страну удержало (помимо обильного, свыше 10% ВВП, госпакета антикризисных мер) сельское хозяйство, имеющее существенно больший вес в экономике, чем в России, и показавшее двузначный рост, а также отсутствие машиностроения — основной жертвы кризиса в индустриально развитых странах, включая Россию.

По темпам восстановления экономики, судя по формальным показателям, Казахстан опережает Россию ровно в два раза. В первом полугодии ВВП наших соседей вырос на 8% (к январю—июлю 2009 года), у нас — только на 4%. Однако есть неприятные детали. Строительство и финансы — два важнейших сектора казахстанской экономики, бывшие локомотивами бума 2000-х годов, — все еще пребывают в состоянии кризисного анабиоза. Несмотря на адресную поддержку властей, объемы строительных работ стагнируют — фактически идет достройка начатых до кризиса объектов.

Продолжаются кредитные заморозки. Несмотря на экстренное вхождение государства в капитал крупнейших банков и обильные вливания бюджетных средств, с осени 2007 года совокупный портфель кредитов экономике не подает никаких признаков роста. Это не страшно для кредитующихся за рубежом нефтянки и металлургии, но для внутренне ориентированных отраслей дефицит заемного финансирования резко ограничивает возможности посткризисного роста.

Таким образом, мы видим явное сужение возможностей диверсификации казахстанской экономики под влиянием кризиса. А ведь именно такую стратегическую задачу руководство и элита страны считают важнейшей по крайней мере последние пять лет. И именно эта задача, по большому счету, является главной для ФНБ «Самрук Казына», изрядно отвлекшегося на антикризисную деятельность в последние два года.

Об устройстве фонда как важнейшего субъекта управления казахстанской экономикой дает некоторое представление комментируемый материал. Позволим себе несколько штрихов к портрету самого объекта управления. Казахстан —  гораздо более простая (в кибернетическом смысле) экономика. На нефтегазовую и горнодобывающую отрасли приходится не треть ВВП, как в России, а две трети. Машиностроение в сколько-нибудь заметном виде просто отсутствует. Постиндустриальные и инновационные кластеры в казахстанской экономике исчезающее малы.

Вообще, Казахстан — до сих пор индустриально-аграрная, во многом очень патриархальная страна. Достаточно сказать, что почти половина населения живет на селе, более четырех пятых продукции животноводства производится в нетоварном секторе (так что единичные местные мясопереработчики — трудно поверить, но это факт, — привозят мясо из Аргентины), а около 2 млн человек, или

Новости партнеров

«Эксперт»
№37 (721) 20 сентября 2010
Москва после Лужкова
Содержание:
Он заплатит за модернизацию

Отправив в отставку Юрия Лужкова, Кремль и Белый дом сбросят ненужный балласт с российского государственного корабля. Политические риски связаны не с уходом мэра, а с сохранением его у власти в столице

Обзор почты
Экономика и финансы
На улице Правды
Реклама