Спасение через не хочу

Сергей Сумленный
6 декабря 2010, 00:00

Европейским политикам удалось убедить власти Ирландии принять многомиллиардный пакет помощи. Однако экономика еврозоны остается нестабильной из-за проблем в Португалии, Испании и Греции

Reuters
«Нам не нужна помощь Евросоюза, мы справимся сами» — эту фразу ведущие политики Ирландии во главе с премьером Брайаном Кауэном повторяли в последние недели, словно заклинание. Но помощь в итоге все же потребовалась

Ирландия в рамках совместной помощи Евросоюза и МВФ получит 85 млрд евро. По замыслу политиков, этих денег ирландским властям должно хватить на то, чтобы купировать кризис и оздоровить бюджет и банковскую систему страны. Уже тот факт, что ирландское правительство согласилось принять помощь ЕС и МВФ, можно расценивать как серьезную победу еврозоны — ведь всего несколько дней назад власти Ирландии ожесточенно сопротивлялись любым предложениям помощи. «Нам не нужна помощь Евросоюза, мы справимся сами» — эту фразу ведущие политики Ирландии во главе с премьером Брайаном Кауэном повторяли в последние недели, словно заклинание. Казалось, ирландцев куда больше пугал не тяжелейший финансовый кризис, а совместное оказание помощи европейскими государствами при необходимых условиях сокращения госрасходов и оздоровления бюджета страны. Но в итоге масштаб финансовых проблем сыграл свою роль. Если в прошлом году дефицит бюджета Ирландии составлял 14,4% от ВВП (то есть превышал параметры Маастрихтского договора почти в пять раз), то по итогам нынешнего года ожидается, что он достигнет 32,3% (превысит норматив европейского пакта стабильности почти в 11 раз).

Экономика Ирландии серьезно пострадала от мирового кризиса. Спасая национальные банки от последствий схлопывания пузыря на рынке недвижимости, власти недопустимо раздули госдолг и дефицит бюджета (две трети дефицита обусловлено программами спасения национального финансового сектора). Страна просто не могла самостоятельно выйти из штопора. В итоге правительству пришлось признать свою несостоятельность и согласиться на финансовые вливания ЕС и МВФ.

Горькие миллиарды

Деньги, передаваемые Ирландии, это кредит, который страна обязана вернуть в течение четырех лет. 35 млрд евро из кредита пойдут на дальнейшую стабилизацию балансов ирландских банков, а оставшиеся 50 млрд — на латание дыр в госбюджете. Первые кредитные транши власти Ирландии получат в январе 2011 года. При этом официально говорится, что необходимости переносить платежи на более ранний срок нет. Назначение даты первого транша на январь вызвано тем, что, во-первых, кредиторам надо еще самим собрать деньги для передачи, а во-вторых, предварительное согласие ирландского правительства, данное в воскресенье 28 ноября, должно получить одобрение ирландского парламента. Голосование по этому вопросу назначено на вторник 7 декабря.

Кредит в 85 млрд евро (для сравнения: в 2009 году расходы госбюджета составляли 78 млрд евро, доходы — 55 млрд евро) состоит из нескольких частей. По 22,5 млрд выделят МВФ и Евросоюз. Еще 17,7 млрд даст специальный стабилизационный фонд зоны евро — финансовый орган, созданный весной этого года в рамках спасения экономики Греции. Стабилизационный фонд представляет взаимные гарантии стран еврозоны (кроме Греции), а также МВФ. Еще 3,8 млрд евро выделит имеющая тесные экономические связи с Ирландией Великобритания. Не входящие в зону евро Швеция и Дания передадут 0,6 и 0,4 млрд евро соответственно.

Важно, что 20,5% стабилизационных средств, или 17,5 млрд евро, привлечет сама Ирландия: 5 млрд из них будут взяты из золотовалютного фонда, а еще 12,5 — из пенсионного фонда страны. Изъятие этих денег — одна из наиболее болезненных частей программы спасения. Весь пенсионный фонд Ирландии составляет 24,5 млрд евро, таким образом, на лечение экономики будет брошена половина всех пенсионных накоплений граждан. Чтобы хоть как-то справиться с сокращением средств фонда, пенсионный возраст в стране будет повышен с 65 до 68 лет — один из самых высоких показателей в ЕС. Затянуть пояса придется и другим категориям граждан. Общественный сектор сократит 25 тыс. рабочих мест, это около 6% занятых в общественном секторе. Госрасходы будут уменьшены на 10 млрд евро, при этом 2,8 млрд из них — сокращение на социальную сферу. Минимальная зарплата по стране сократится с 8,65 до 7,65 евро в час. Кроме того, ирландцев ожидает повышение налогов. Так, НДС будет поднят сначала с 20 до 22%, а затем до 23%. Зато, по словам ирландского премьера Брайана Кауэна, комплекс этих мер к следующему году даст возможность сократить дефицит бюджета более чем втрое — до 9,1% ВВП. К 2014 году, когда ирландцам предстоит окончательно расплатиться по предоставленному кредиту, дефицит страны уже должен удержаться в рамках европейского пакта стабильности и составлять не более 2,8% от ВВП.

Радикальные меры экономии, предложенные правительством, вызывали жесткую реакцию оппозиции. Уже во время переговоров правительства с чиновниками ЕС ирландские профсоюзы вывели на улицы Дублина более 50 тыс. протестующих (все население столицы Ирландии 500 тыс. человек). Оппозиционные профсоюзные лидеры сравнили договор с Евросоюзом с Версальским договором, навязанным Германии после ее поражения в Первой мировой войне. По мнению оппозиции, экономика страны физически не в состоянии изыскать средства, чтобы расплатиться по кредиту, почти вдвое превышающему доходную часть ирландского бюджета за прошлый год. «Мы не сможем расплатиться по этому кредиту, и мы не будем расплачиваться по нему», — заявил генеральный секретарь ирландского конгресса профсоюзов Дэвид Бегг, стоя у здания главпочтамта — крайне важного для ирландцев места, где в 1916 году началось Пасхальное восстание за провозглашение независимости от Великобритании.

Дайте им денег

То, что с точки зрения ирландских обывателей выглядит как вторжение европейского финансового рынка, самим европейцам представляется очередной финансовой черной дырой, которую хотят заткнуть налоговыми средствами, собранными с немецких, британских и французских работников. Европейским политикам так и не удалось реализовать идею перекладывания части финансовой ответственности за возможные банкротства кризисных государств на плечи частных инвесторов. Чаще всего в последние месяцы эту идею озвучивали немецкие политики, и неудивительно — именно Германия участвует в европейском стабфонде наиболее активно: в общем 750-миллиардном объеме гарантий ее доля составляет 123 млрд евро.

Тем не менее частные инвесторы могут вздохнуть спокойно: министры финансов стран Евросоюза договорились о том, что частные держатели государственных облигаций будут нести потери лишь в «крайнем случае банкротства» государств еврозоны. А до завершения спасательных операций максимальные потери, к которым могут быть принуждены инвесторы, — это потери от временного запрета на продажу облигаций. Впрочем, министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле в интервью агентству Reuters назвал даже такое решение успехом и выразил надежду, «что разрешение ирландской проблемы окажет успокаивающее воздействие на еврозону в целом».

Однако надежды немецкого министра финансов на стабилизацию рынков не оправдываются. Несмотря на заверения, что проблема ирландских платежей решена, рынки продолжали выказывать недоверие ирландским ценным бумагам. Уже после сообщений о принятии плана спасения процентная ставка по 10-летним ирландским гособлигациям выросла до 9,25% — максимум с 1993 года. Высокие ставки доходности по госбумагам означают, что для займа денег правительству приходится предлагать инвесторам доходность выше, чем доходность по бумагам более стабильных государств.

Бегство инвесторов продолжилось несмотря на то, что Европейский центробанк активно скупал государственные облигации стран еврозоны. ЕЦБ пытается таким образом противодействовать играющим против облигаций стран еврозоны спекулянтам с мая, когда кризис в Греции вошел в максимально острую фазу, — с тех пор он уже выкупил бумаг стран еврозоны на 67 млрд евро. В последнюю неделю ноября ЕЦБ приобрел на рынке гособлигаций на сумму 1,4 млрд евро, что почти вдвое превышало объем аналогичной скупки в предыдущую неделю. Тем не менее привлекательность ирландских облигаций все равно уменьшалась.

В создавшейся ситуации особую опасность представляют балансирующие на грани кризиса экономики Португалии и Испании. Вместе с Ирландией и Грецией они образуют группу наиболее экономически слабых стран еврозоны, так называемых PIGS. Падение этих экономик по цепочке домино вот уже многие месяцы главный кошмар европейских экономистов, ведь их одновременное спасение может оказаться не под силу даже объединенной Европе.

Между тем сигналы, что Португалии и Испании вскоре понадобится помощь, проявляются все отчетливее. Вопреки заявлению премьер-министра Португалии Жозе Сократеша, что «Португалия не нуждается ни в какой помощи», финансовые чиновники страны придерживаются другого мнения. Национальный банк Португалии предупредил банки страны, что возможный провал попыток оздоровления госбюджета может вызвать «непреодолимые» риски для банковского сектора. Оздоровление бюджета Португалии, о котором говорит нацбанк, — это программа реформ в рамках госбюджета, принятого парламентом две недели назад. Реформы включают сокращение на 5% зарплат в госсекторе, замораживание пенсий, увеличение ставки НДС с 21 до 23%. Но эти действия, очевидно, недостаточны. Госдолг страны составляет сегодня 83% от ВВП и грозит приблизиться в ближайшие два года к 92%. Один только прирост госдолга в текущем году составит 9,4% ВВП, при этом занимать деньги на рынке для Португалии становится все дороже.

В Испании ситуация не лучше. Здесь процентные ставки по гособлигациям выросли до 5,4% — рекорд с момента введения евро, а испанская экономика, страдающая от 20-процентной безработицы и стагнации, вряд ли может найти возможности для здорового роста.

Неутешительные новости приходят и из Греции. Чтобы не усугублять финансовое положение греков, чей госдолг превышает 140% от ВВП и вырастет в будущем году до 156%, Евросоюз принял решение продлить срок погашения кредитов, выданных Греции на борьбу с кризисом, на три года. 110 млрд долга Греция должна будет вернуть ЕС вместо 2014–2015 годов лишь в 2017-м.

Берлин