Перезапуск истории

27 декабря 2010, 00:00

Редакционная статья

XX век оказался настолько богатым на новые идеи, новые теории и на идейную борьбу, что может показаться, будто на долю XXI века ничего не осталось. Ощущение, что мир потерял ориентиры, буквально разлито в воздухе. Впору вновь заговорить о «конце истории», но не о том, победном, каким он казался многим в начале 1990-х, а совсем о другом — тусклом безыдейном безвременье, в котором мы неожиданно оказались. Тотально победившая идеология рассыпалась в труху, оставив после себя идейно разреженное пространство. Но не вакуум.

Нынешняя некоторая растерянность — это лишь пауза. В мире идет активный поиск новых путей развития, и ХХ век оставил богатое идейное наследство, которое нам еще предстоит освоить и переработать. За XX столетие человечество очень продвинулось в понимании исторических — социальных, экономических, политических — процессов. История перестала быть описательной наукой, превратившись в науку объясняющую и предсказывающую. Современная история, современная социология, по сути, соединяют в себе все передовые наработки в сфере общественных наук. Вопрос теперь в том, сможем ли мы на основе этого знания сделать качественный шаг вперед в своем развитии.

На какие актуальные вызовы мы должны найти ответ?

Во-первых, требуется иное качество политической дискуссии. И левые, и правые сегодня дезориентированы. Если не будут найдены новые подходы, то чем дальше, тем труднее будет сохранять рамки демократического процесса; возникает риск нарастания авторитарных, фашистских тенденций. Старый язык, основанный на обращении политических партий к большим общественным группам, больше не работает. Требуются иные формы диалога общества и государства. Вероятно, институты представительной демократии частично будут замещаться демократией участия и обсуждения, основанной на непосредственном привлечении все большего числа людей к процессу принятия решений. Но и от политических партий потребуется более тонкий учет новых социально-экономических и культурных запросов граждан.

Для России крайне важно осознавать этот актуальный тренд и не рассматривать демократизацию через призму концепций начала XX, а то и конца XIX века. Современные представления об общественном развитии гораздо сложнее примитивных схем линейного прогресса, общего следования единственно верному пути; общественная эволюция не исключает и попадания в тупики и ловушки. Бессмысленно слепо следовать чужим образцам и тем более бессмысленно пытаться копировать чужие политические институты, не умея создать соответствующие производственно-экономические структуры, которые задают многие параметры общественных процессов.

Во-вторых, государствам придется активнее заниматься экономическим развитием. Неолиберальная экономическая политика явно себя дискредитировала, но альтернативы ей пока не появилось. Во многом этого не произошло из-за того, что мировые элиты не чувствуют необходимости что-либо менять. Как сказал недавно известный американский политолог Джек Голдстоун, современная система не ставит социально-экономическое положение элит под вопрос, напротив, она является его гарантом. Однако по мере нарастания негативных последствий следование нынешним курсом неизбежно приведет к росту протестов (мы это уже наблюдаем), к появлению новых политических сил и к обострению борьбы за власть. Это должно заставить элиты выработать новую девелопменталистскую политику. Безусловно, сегодня в элитных кругах довольно силен запрос на контрмодерн (идея остановки развития в разных видах муссируется уже порядка 40 лет). Но последовательное воплощение этого сценария грозит такими антигуманистическими эксцессами, что в его реальность не верится.

Для России тут крайне важно оказаться в авангарде нового индустриального витка развития. А для этого нужно понимать, что ставка исключительно на привлечение западного капитала, импорт технологий и повышение внутренней конкуренции (через то же вступление в ВТО) неоправданна. Ибо наибольший модернизационный вклад дает развитие отраслей, в отношении которых представление об идеальной конкуренции неприменимо. Иначе говоря, требуется активная государственная политика развития передовых отраслей, имеющих перспективы на международных рынках. Только учитывая сложность нынешних социально-экономических процессов наша страна может претендовать на достойное место в истории XXI века.