Город-вызов или город-сад?

Алексей Щукин
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
31 января 2011, 00:00

При выборе градостроительной концепции иннограда Сколково предстоит сделать выбор между ярким символом и комфортом

Фото: Дмитрий Лыков

Сколково должно стать инновационным городом с высоким качеством среды и ультрасовременной архитектурой» — полгода назад такое высказывание воспринималось не как цель, а скорее как благое пожелание, как абстрактная декларация. Предварительные итоги международного конкурса на градостроительную концепцию иннограда показывают, что первые шаги в направлении этой цели сделаны. В финал вышли богатые идеями инновационные концепции голландского архитектурного бюро OMA и французской компании AREP. При этом проекты финалистов «город-сад» и «инновационный город» радикально отличаются друг от друга.

Международных градостроительных конкурсов на столь сложное многофункциональное поселение в России в последние двадцать лет, пожалуй, не было. А ведь именно такие конкурсы и дают пищу для размышлений на вечные темы: что такое современный город? как создать в нем высокое качество жизни? какой должна быть система расселения? В случае грамотной реализации проекта (а выбран он будет в конце февраля) Сколково имеет шанс стать моделью, чей опыт можно будет тиражировать.

Жизнь и работа в согласии с природой

В проекте французской компании AREP на территории Сколкова размещаются пять кластеров — «деревень» нового типа. Пять кластеров соответствуют пяти направлениям модернизации, которые определил президент Медведев: биотехнологии, энергосбережение, IT, телекоммуникации и ядерная энергетика. Но важен даже не профиль поселений, а скорее их размер и характер. Деля город на автономные части, французы пытаются создать более камерный и комфортный образ жизни. Именно в небольших поселениях можно уйти от анонимности большого города, создать полноценные сообщества со средой интенсивного общения.

«Городская деревня? Это звучит как парадокс. Но нам кажется, что именно эта идея может стать моделью устойчивого развития для городов XXI века. Городская деревня — это место, где у вас есть все условия, чтобы работать, исследовать, изобретать. Это место, где вы живете и можете общаться, обмениваться информацией, знакомиться. И при этом вы близки к природе и живете в спокойствии. Это жизнь и работа в согласии с природой», — определяет суть проекта директор AREP Этьен Трико.

Основная идея проекта компании AREP — урбанизированная деревня, где человек может работать и жить в согласии с
природой эксперт 738 2 Фото: Дмитрий Лыков
Основная идея проекта компании AREP — урбанизированная деревня, где человек может работать и жить в согласии с природой
Фото: Дмитрий Лыков

Согласно главной идее французов, деревни тонко вписаны в существующий ландшафт, этим занимался известный французский ландшафтный архитектор Мишель Девинь. Зеленые зоны окружают деревни и заходят внутрь. Бульвар, проходящий через всю территорию, объединяет отдельные кластеры. В целом ландшафт становится каркасом поселения.

В иннограде будет общий центр, но при этом все деревни планируются как самодостаточные и многофункциональные. В каждом из кластеров будут свои научные и офисные центры, жилые кварталы, социальные объекты. Научные объекты размещаются ближе к Можайскому шоссе, а жилые — преимущественно с противоположной стороны, утопая в зелени. Жилая застройка предполагается в основном средней и малой этажности, то есть человеческого масштаба, и разных типов — от многоквартирных домов до таунхаусов и коттеджей. Причем этажность постепенно снижается в сторону природного парка — город как бы растворяется в ландшафте. В каждой из деревень создаются большие безавтомобильные зоны car free.

Надо сказать, идея города-сада не нова, ее провозгласил более ста лет назад англичанин Эбенизер Говард. Однако в последние десять лет зародилось и активно развивалось новое направление — ландшафтный урбанизм. В нем инструментарий ландшафтной архитектуры переносится на градостроительство. В этом направлении, по выражению американского исследователя Чарльза Вальдхайма, «ландшафт, а не архитектура выступает в качестве базового материала, из которого создается современный город».

 эксперт 738 2 Фото: Дмитрий Лыков
Фото: Дмитрий Лыков

Ландшафтный урбанизм сейчас один из самых модных глобальных трендов в градоустройстве. Пока в мире не так много проектов, реализованных в этой парадигме, и потому инновационность проекта для Сколкова очевидна — здесь действительно можно сказать новое слово. Для России есть и особый вызов: ландшафту и благоустройству территорий традиционно уделялось и уделяется крайне мало внимания. Ландшафты у нас рассматривались с точки зрения производственного потенциала, а строители возводили здания как будто в чистом поле, не принимая во внимание окружающих необлагороженных пространств.

НЛО на подмосковной лужайке

Проект голландской компании OMA, созданной лауреатом Притцкеровской премии известным архитектором Ремом Кулхасом, во многом противоположен концепту французов. Вместо человеческого масштаба — крупные мегаструктуры. Вместо тяги к природе — ультрасовременность и идея «Инноваторы должны жить в инновационном городе». Вместо стремления к уюту — попытка создать экспериментальное пространство нового качества, которое провоцирует креативность. «Если французский проект — это город, выращенный из природы, то проект OMA — это НЛО, севший в полях Подмосковья», — резюмирует архитектор Борис Бернаскони.

«Наш план города такой же инновационный, как и те компании, что будут в нем работать. Мы создаем среду для научных экспериментов и в то же время среду для городских экспериментов. Такая среда будет усиливать взаимодействие между процессом обучения и исследовательской деятельностью, будет создавать подходящие условия для научных открытий», — раскрывает квинтэссенцию проекта партнер OMA Рейнер де Грааф.

Проект OMA в чем-то радикально отходит от современного урбанистического мейнстрима. Застройка демонстративно отделяется от парка. Вопреки моде на многофункциональные здания и территории проект предполагает жесткое функциональное зонирование Сколкова. Территория жестко делится на две части: в одной разместится жилье, в другой — лаборатории, офисы и университет.

В проекте голландской компании OMA Сколково предстает ультрасовременным инновационным городом, провоцирующим человека на креативность эксперт 738 2 Фото: Дмитрий Лыков
В проекте голландской компании OMA Сколково предстает ультрасовременным инновационным городом, провоцирующим человека на креативность
Фото: Дмитрий Лыков

Одна из главных идей концепции — интегрированный девелопмент. Голландцы считают, что «в калифорнийской Силиконовой долине реализована очень простая схема — сетка дорог и здания, стоящие на своих участках. В Сколкове, которое создается волевым усилием государства, можно реализовать более сложную и прогрессивную схему, когда здания не стоят по отдельности, а составляют более крупные структуры». Компонуя здания в различных сочетаниях, голландцы получают город с большим разнообразием типов кварталов и зданий. «Это похоже на натюрморт в чистом поле. Или на компьютерную плату», — говорит редактор журнала «Проект Россия» Алексей Муратов.

Главным композиционным элементом концепции выступает прямоугольная решетка улиц. Итоговая структура — это плотный город с большим разнообразием типов застройки. Возможные варианты продуманы весьма подробно, благо ОМА участвует в крупных градостроительных проектах по всему миру и у компании есть большой банк готовых решений.

 эксперт 738 2 Фото: Дмитрий Лыков
Фото: Дмитрий Лыков

Из архитектурных решений можно выделить два. Первое — многие нежилые здания размещаются на стилобате или просто соприкасаются между собой. Это, безусловно, удобно для российского климата: из дома в дом можно попасть как по улице, так и по переходам в закрытых помещениях. Второе — часть домов предполагается сделать в виде горизонтальных небоскребов в духе российского авангардиста Эль-Лисицкого: длинные горизонтальные здания-пластины висят в воздухе, опираясь на другие пластины. За счет таких приемов можно создать необычное городское пространство, хотя очевидно, что проект OMA будет дороже варианта обычных отдельно стоящих зданий.

«Очень хочется, чтобы в России был реализован масштабный проект от Кулхаса. Это мировая величина, большой мастер, который даст очень сильный результат. Но не совсем понятно, как при нынешнем уровне строительства в России большой проект от OMA может быть реализован. Качество стройки может убить архитектуру», — делились опасениями в кулуарах общественных слушаний российские архитекторы, отдавая должное ключевой роли качества архитектуры в проекте ОМА. К слову, проект AREP не настолько зависит от качества архитектуры и строительства.

Модернистский характер решений OMA с отсылом в 60–70-е годы приобретает особый привкус в России, где значительная часть застройки была возведена именно в это время. Европейцы ощущают архитектуру Кулхаса как гипермодернизм, как ответ на мировой мейнстрим, предполагающий ставку на комфорт. В России она может восприниматься как возврат в прошлое, в 70-е, потому что определенные этапы эволюции архитектуры были по объективным причинам пропущены. Для кого-то «новый Зеленоград» будет симпатичен и вызовет ностальгию, кому-то возврат к большим модернистским проектам типа Калининского проспекта покажется неуместным.

Завершая тему контрастов, рискнем предположить, что голландский проект больше понравится молодежи, а французский — людям старшего возраста. AREP — это уют, человеческий масштаб и природа, OMA — это мегаструктуры и пафос прорыва в светлое будущее.

Между комфортом и пафосом

На прошлой неделе в Москве состоялись первые общественные слушания по градостроительным концепциям Сколкова. Кроме того, проекты обсуждались на экономическом форуме в Давосе. Очевидно, в ближайший месяц члены фонда «Сколково» будут вести разнообразные консультации с учеными, архитекторами, бизнесменами, чтобы определить проект-победитель. Окончательный выбор градостроительной концепции должен состояться в конце февраля на заседании совета фонда «Сколково».

Ситуация для членов фонда непростая. Во-первых, две концепции не просто разные — в них заложены противоположные идеи. Во-вторых, это правительственный проект, инициированный президентом, и брать на себя ответственность за решение никто не хочет. Есть информация, что проект уже показывали высшим чиновникам Кремля, но те отказались от возможности вершить судьбу Сколкова. Возможно, нелегкое решение придется принимать президенту.

На окончательный выбор вряд ли повлияет оппозиция «урбанизм-дезурбанизм» или «романтизм-функционализм». Скорее надо будет выбирать между «комфортом и сильным знаком». Французский проект менее громкий, его будет труднее раскручивать. Однако с точки зрения российского градостроительства он более полезен, поскольку покажет, как делать комфортную городскую среду, как работать с ландшафтом. Наконец, он лучше поддается тиражированию. Однако властям будет крайне трудно удержаться от соблазна выбрать знаковый проект Кулхаса. Концепция от архитектора-звезды прекрасно подходит как пиар-проект — амбициозно, ярко и демонстративно.