Китайский акцент дальневосточной экономики

Марина Кравченко
14 февраля 2011, 00:00

Развитие российского Дальнего Востока в ближайшее десятилетие будет определяться ресурсными и географическими преимуществами региона и несколькими крупными промышленными проектами

Фото: ИТАР-ТАСС
Движение на российско-китайском направлении становится все активнее с каждым годом

В ближайшие 10–15 лет, пока в Китае будет продолжаться довольно быстрый экономический рост, Россия, и Дальний Восток в частности, имеет шанс прицепиться к несущемуся китайскому локомотиву. Главное — реализовать этот шанс разумно, не привязываясь намертво сырьевым придатком к китайской экономике, которая уже в ближайшем будущем лишится одного из своих главных драйверов — дешевой рабочей силы и начнет сильно тормозить.

Торгуем не в свою пользу

Даже при том, что в 2009 году объемы российско-китайской торговли в целом падали, доля КНР в общем товарообороте нашей страны увеличилась и составила 8,4% против 7,6% в 2008-м. По итогам первого полугодия прошлого года этот показатель вышел на 9% (25,5 млрд долларов), что в 1,6 раза больше показателей аналогичного периода 2009 года. Для сравнения: по данным Главного таможенного управления КНР, объем российско-китайской торговли в товарообороте Китая занимает лишь 1,76%.

На долю Дальневосточного федерального округа (ДФО) в 2009 году приходилось 11,4% российско-китайской торговли, а доля Китая во внешней торговле Дальневосточного региона колеблется в последние годы в пределах 25–35%. В денежном выражении, по данным Дальневосточного таможенного управления (ДВТУ), за девять месяцев 2010 года торговый оборот региона с КНР составил 8,2 млрд долларов, что на 68% больше, чем в 2009-м (4,9 млрд долларов). А поскольку в некоторых секторах экономики все еще возможен бесконтрольный оборот средств (контрабанда дикоросов и дериватов, нелегальная заготовка леса для отправки в Китай и проч.), то реальная статистика может отличаться от официальной. Сегодня доля Китая в дальневосточной торговле опять стала расти.

Ведущими участниками внешнеторговой деятельности с Китаем и другими странами Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) с дальневосточной стороны являются, естественно, сырьевые отрасли: горнодобывающая, рыбная и лесная промышленности, а также цветная металлургия и судостроение. К нам же ввозятся товары высокого передела. За десять месяцев 2010 года из 9,2 млрд долларов торгового оборота региона 5 млрд пришлись на импорт. Причем, по сравнению с аналогичным периодом 2009-го, стоимость экспорта возросла всего на 26%, тогда как импорта — в 2,4 раза (по данным за январь—сентябрь).

По словам заместителя полномочного представителя президента в ДФО Александра Левинталя, изменения в товарной структуре торговли между Россией и КНР в последние несколько лет отражают ряд долгосрочных тенденций. Наблюдается усиление сырьевого характера российского экспорта, сохраняется его нефтяная зависимость. «В основном стоимостные приросты были обеспечены за счет увеличения поставок нефти и круглого леса, — говорит Левинталь. — Продолжился процесс сужения базы роста российского экспорта в Китай, основным проявлением которого является уменьшение либо стагнация физических объемов российских поставок по ряду крупных товарных позиций, традиционно составлявших основу российского экспорта. При этом в целом благоприятная ценовая конъюнктура уже не может в полной мере компенсировать отсутствие роста физических объемов». Одновременно в структуре импорта китайских товаров в регион повышается удельный вес машинотехнической продукции и готовых промышленных изделий. Так, в номенклатуре импорта дальневосточные таможенники выделяют 43 позиции — от свежих томатов до бульдозеров, но лидируют обувь, одежда, продовольственные товары и машинотехника. И это, по оценке Александра Левинталя, является серьезным вызовом для многих отраслей отечественной промышленности.

В структуре внешнеторгового оборота Дальний Восток—КНР за первое полугодие 2010 года основными статьями товарной номенклатуры экспорта, действительно, были сырая нефть и нефтепродукты (36,25%). За десять месяцев прошлого года через дальневосточную таможню в Китай экспортировано более 4,5 млн тонн нефти и нефтематериалов на сумму более 2,3 млрд долларов. Далее в нашем экспортном списке стоят мороженая рыба (30,18%) и необработанные лесоматериалы (16,73%).

Начальник ДВТУ таможенного управления Сергей Пашко прогнозирует стабильное увеличение объемов экспорта энергоресурсов. «Особенно в свете строительства единой нефтепроводной системы по маршруту Тайшет (Иркутская область) — Сковородино (Амурская область) — бухта Козьмино (Приморский край) общей мощностью до 80 миллионов тонн нефти в год, — подчеркивает Пашко. — По предварительным оценкам, общий грузопоток предполагаемого нефтеперегрузочного комплекса в Козьмине в месяц должен составить от четырех до шести танкеров грузоподъемностью 80–150 тысяч тонн. Однако темпы наращивания экспорта нефти существенно опережают прогнозы — в настоящее время мы уже оформляем в среднем 13 танкеров в месяц».

Ключевым отрезком в данной трубопроводной магистрали стало ответвление Сковородино — Мохэ (КНР). В сентябре Дмитрий Медведев и Ху Цзиньтао приняли участие в торжественной церемонии запуска в эксплуатацию трубы под дном Амура. Коммерческие поставки нефти в Китай по этой трубе протяженностью 67 километров начались 1 января 2011 года. Контрактные объемы — 15 млн тонн в год; предусмотрена возможность увеличения экспорта вдвое.

Мария Александрова, ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, утверждает, что сегодня одной из основных проблем растущего экономического потенциала стран Северо-Восточной Азии является их недостаточная обеспеченность энергоносителями (нефть, газ, уголь). При этом она полагает, что самым перспективным поставщиком энергоносителей является именно Россия. «По оценкам Института нефти и газа СО РАН, из Западной и Восточной Сибири, Республики Саха и с Сахалина в 2015–2020 годах, после удовлетворения внутренних потребностей страны, можно будет экспортировать в государства Азиатско-Тихоокеанского региона 70–85 миллионов тонн нефти и 100–140 миллиардов кубометров газа в год», — говорит Александрова.

На данном этапе развития торговых отношений с Китаем начали расти наши поставки электроэнергии. В 2009 году Восточная энергетическая компания (входит в холдинг «Интер РАО ЕЭС») в соответствии с подписанными с Государственной электросетевой корпорацией Китая договорами поставила более 850 млн кВт·ч электроэнергии. На 2010 год допсоглашением было запланировано уже более 1 млрд кВт·ч, а в дальнейшем, с введением в строй новых генерирующих мощностей и сетей электропередачи, ведущих в северные китайские провинции, ожидается рост экспорта в разы. Кстати, цена экспортируемой электроэнергии гораздо ниже той, по которой электричество поставляется жителям Дальнего Востока (от 2,2 рубля в Приморском крае до 5,69 рубля на Чукотке) — всего 1,3 цента (меньше 40 копеек) за киловатт.

Пока только на личном энтузиазме

Складывающиеся баланс и тенденции в российско-китайских экономических взаимоотношениях, естественно, совершенно устраивают Пекин, и следовать декларациям, прозвучавшим, например, на первом российско-китайском инвестиционном форуме в Хабаровске в 2004 году, китайцы не собираются. В частности, тогда китайская сторона заявила о намерении инвестировать в приоритетные проекты Дальнего Востока и Восточной Сибири около 800 млн долларов. Фактически ни один из инвестпроектов не получил развития. В 2009 году приток китайского капитала в ДФО составил всего 45,2 млн долларов (0,5% от всех иностранных инвестиций в округ). Впрочем, нельзя не отметить положительную динамику — эта цифра в 1,7 раза больше, чем в 2008 году.

В списке регионов — лидеров по привлечению китайских инвестиций в ДФО значится Приморский край — 32,5%. Здесь идет строительство района торгово-экономического сотрудничества «Канцзи», создается российско-китайский промышленный парк «Дальний Восток», реализуются проекты в сфере переработки и транспортировки леса.

На втором месте в 2009 году была Сахалинская область — 21,9%. Как и в других субъектах округа, в основе внешнеэкономических отношений с Китаем здесь лежит экспорт нефти, угля, рыбы и морепродуктов.

Третье место принадлежит Амурской области — 16,2%. Туда средства из Китая поступают в виде прямых инвестиций, состоящих из взносов в уставный капитал создаваемых компаний и кредитов от зарубежных совладельцев предприятий лесного и строительного комплексов.

Стратегически важным событием 23 сентября 2009 года казалось утверждение руководителями КНР и России в Нью-Йорке программы сотрудничества между российскими регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири и Северо-Востока КНР на 2009–2018 годы. Однако за прошедший с того момента год дело не сдвинулось. Возможно, это связано с тем, что Китай был сосредоточен на внутренних мерах преодоления кризиса и его последствий. Но нельзя исключать и того, что КНР просто следует своей стратегии: брать сырье, продавать готовую продукцию и не создавать ненужных конкурентов на рынках сбыта.

Надеяться на то, что с помощью китайских инвестиций мы сможем организовать глубокую переработку нашего сырья на нашей территории, едва ли стоит. Поэтому, делая совершенно логичный акцент на ресурсный сценарий развития региона, мы должны активно содействовать ускоренному прохождению нашими дальневосточными территориями классических этапов развития, включающих индустриальный и постиндустриальный. А это уже сугубо политическое решение, которое должно принять государство и, самое главное, жестко отслеживать и своевременно принимать дополнительные меры, чтобы регион не оставался на уровне сырьевой колонии, а развивался.

Без последовательной поощряющей государственной политики имеющиеся здесь очаги зарождения перерабатывающей промышленности так и останутся единичными. К таким компаниям, на свой страх и риск создающим металлургическую промышленность на Дальнем Востоке, тем более в традиционно аграрных Амурской и Еврейской автономной областях, относится «Петропавловск — Черная металлургия» (IRC). В разработку железорудных месторождений и создание на их базе новых предприятий компания уже инвестировала около 13 млрд рублей.

В 2010 году на Олекминском ГОКе (Амурская область) компания начала производить титаномагнетитовый и ильменитовый (впервые на территории России) концентраты. А на Кимкано-Сутарском ГОКе (Еврейская автономная область) в 2013 году компания намерена наладить выпуск железорудного концентрата. В планах — создание производства железа прямого восстановления в виде гранулированного чугуна на Дальневосточном металлургическом комбинате.

Мы должны сделать все, чтобы наши дальневосточные территории ускоренно прошли классические этапы развития, включая индустриальный и постиндустриальный

Сегодня титаномагнетитовый концентрат Олекминского ГОКа, а не просто руду уже покупают китайские металлургические производства. «Китайский металлургический рынок — самый емкий в мире на данный момент, — говорит советник председателя совета директоров УК “Петропавловск” Глеб Кузнецов. — При этом металлургическая промышленность на Дальнем Востоке имеет естественное конкурентное преимущество перед традиционными поставщиками, например Австралией, за счет непосредственной близости к рынкам Китая и стран АТР».

К слову, в ноябре прошлого года пробные партии ильменитового концентрата с Олекминского ГОКа были отправлены в Японию, где также высок спрос на металлургические концентраты.

К сожалению, на Дальнем Востоке спрос на продукцию «Петропавловска» пока невелик. Сегодня лишь в Хабаровском крае существует металлургический завод — «Амурметалл», да и тот сильно пострадал в минувший экономический кризис и в настоящее время еще не восстановил объемы производства. Окончательно оправиться от кризиса (в который предприятие вошло модернизированным, что существенно облегчает его положение) на заводе планируют в 2012 году. Проблема задолженности «Амурметалла» решена — за счет кредитной линии, предоставленной Внешэкономбанком в 2009 году, удалось реструктурировать долги. Сейчас идет поиск оборотных средств. С выходом на полную мощность «Амурметалл» готов, по словам руководства завода, ежегодно брать у компании «Петропавловск — Черная металлургия» 200–300 тыс. тонн прямовосстановленного железа, выпуск которого планируется наладить к 2017 году.

Пошедшие в экономику госинвестиции взбодрили дальневосточную оборонку, самолето- и судостроительную отрасли, созданные еще в эпоху советской индустриализации региона. В Приморском крае ОАО ДВЗ «Звезда» планирует наладить строительство судов-газовозов, а ОАО ААК «Прогресс» стал монополистом по производству корпусов вертолетных редукторов для вертолетостроительных предприятий отрасли. Прекрасно себя чувствует авиационное производственное объединение «КнААПО» (Хабаровский край, входит в компанию «Сухой»).

Нужен кратный рост инвестиций

Но на то, чтобы оживление переросло в бурный рост в отраслях, дающих высокую прибавочную стоимость, денег в российском бюджете не хватит. Нужно в разы увеличить объемы частных инвестиций, отечественных и иностранных, создав действительно привилегированные условия на стратегических направлениях, всячески содействуя организации на нашей территории производства конечной продукции и по мере решения этой задачи снижая экспорт сырья.

Это позволит сосредоточить госресурсы всех уровней на направлениях, улучшающих инвестиционную среду, прежде всего развитие инфраструктуры. Пока упор делается на трубопроводный транспорт. Что же касается других видов транспорта, то в последнее время Россия заморозила многие объекты или существенно снизила темп их строительства, в отличие от Китая, который в кризисный период поддерживал свою экономику инфраструктурными инвестпроектами.

У нас же строительство стратегически важного моста между Хабаровском и расположенным рядом с ним Большим Уссурийским островом, часть которого отошла Китаю, так и не началось. Транспортная связь с этой приграничной территорией зависит от сезона: летом функционирует понтонный мост, в холодное время года используется зимник. Как сообщили в правительстве Хабаровского края, в настоящее время завершается разработка концепции развития острова, которую синхронизируют с проектами в китайской части. Дело в том, что на своей территории Большого Уссурийского китайцы планируют построить глубоководный речной порт, туристическую зону с ботаническим садом. А мы хотим дополнить китайскую рекреационную зону культурно-развлекательным центром на нашей стороне. Он должен состоять из этнической деревни (казачья станица, в частности), ипподрома и так далее. Вероятно, строительство объектов будет отдано китайцам. Это общепринятая практика для некоторых субъектов Дальнего Востока (особенно распространено использование китайской рабочей силы в строительстве в Амурской области).

Привлечение частного капитала в инфраструктурные проекты вовсе не исключается. Так, создание горнометаллургического кластера в Амурской и Еврейской автономной областях подтолкнуло компанию «Петропавловск» строить железнодорожный мост между российским селом Нижнеленинское (Еврейская автономная область) и городом Тунцзян (КНР). Впервые в современной российской практике на частные средства (объем инвестиций уже достиг 250 млн рублей, а в целом превысит 4,5 млрд) будет возведен инфраструктурный объект федерального значения. Предполагаемый объем перевозок по нему к 2015 году (мост планируется сдать в эксплуатацию в 2013-м) достигнет 20 млн тонн, причем металлургическая продукция загрузит мост только на 45%. Этот объект будет определять развитие всего региона и политику взаимодействия сопредельных территорий соседних государств, а не только обслуживать металлургическую отрасль.

Сейчас Китай ищет оптимальные маршруты выхода своего северо-восточного региона во внешний мир. «Именно сотрудничество с Россией в области транспорта и активное использование китайскими компаниями Транссиба и БАМа может дать выход их грузам к морскому побережью, где у нас уже имеются крупные транспортные узлы, сопряженные с морскими портами Ванино, Находка, порт Восточный, Владивосток, Посьет, Зарубино. Очевидно, что без дальнейшего расширения пропускной способности транспортных магистралей на российско-китайской границе вряд ли удастся значительно увеличить объем торгово-экономических отношений между нашими странами», — говорит Мария Александрова.

Юаневый расчет

По мнению управляющего хабаровским филиалом ВТБ Евгения Орлова, сотрудничество с Китаем и другими странами АТР набирает обороты. Торможение, отмечавшееся в период экономического кризиса, прекратилось. Особенно активно стали развиваться связи в финансовой сфере. «Главных направлений этого сотрудничества два: расчеты и финансирование, — говорит Орлов. — Для Дальнего Востока основные участники сотрудничества — Китай, Япония, Южная Корея и сейчас Вьетнам. Китай — безусловный лидер и по объемам бизнеса, и по активности контактов, и по готовности к новым решениям, инструментам».

Так, в ноябре 2010 года произошло ключевое событие в развитии финансовых отношений России и КНР — первая прямая котировка юань—рубль на Китайской валютной бирже. По словам Евгения Орлова, популярность новой услуги начала стремительно расти. Существенно упростились взаиморасчеты туристических и торговых компаний, со стороны Китая пошли юаневые инвестиции в недропользование на Дальнем Востоке в рамках совместных проектов. Ведущие банки КНР в ряде российских финансовых учреждений открыли кредитные линии для российского бизнеса. «Средства предоставляются на финансирование экспорта и импорта. В целом китайские ресурсы обходятся российским предприятиям дешевле внутренних», — говорит Орлов.

Некоторые российские структуры стали выходить на прямой контакт с китайскими финансовыми институтами. В 2010 году компания «Петропавловск» в присутствии представителей властей России и КНР подписала с Промышленно-торговым банком Китая (ICBC) и Китайской национальной корпорацией по электрооборудованию (СNEEC) соглашение о финансировании строительства Кимкано-Сутарского ГОКа. Стоимость строительного контракта составила 400 млн долларов, 340 из которых покроет кредит Промышленно-торгового банка, а остальное удалось привлечь на Гонконгской фондовой бирже. «Китай и страны АТР — огромный инвестиционный рынок, который России необходимо активнее осваивать с целью получения средств для развития собственных дальневосточных территорий», — говорит Глеб Кузнецов.

Появление в регионе проектов, в которых готовы участвовать иностранные инвесторы, очень важный сигнал зарубежному деловому сообществу о том, что на Дальнем Востоке возможно реализовать инвестиционно емкие проекты. Но для этого нужно окончательно определить, какие направления и отрасли дадут максимальный эффект, сформируют высокоэффективную экономику Дальнего Востока, опирающуюся на высокотехнологичную и диверсифицированную промышленность. Эту работу — определение перспектив на 2020–2050 годы с учетом ориентации на партнерство со странами АТР — еще только предполагается провести. «Нам нужно учесть мнения различных специалистов, спрогнозировать меняющуюся конъюнктуру рынка, — рассказывает Александр Левинталь. — Долговременный ориентир позволит выстроить фундаментальную архитектуру сотрудничества регионов, которые в силу географических и экономических причин обречены на взаимодействие».

Хабаровск

В ДФО входят девять субъектов Российской Федерации общей площадью 6,2 млн кв. километров. Это 36,6% территории России. В них проживают более 6,4 млн человек. Четыре субъекта округа — Приморский и Хабаровский край, Амурская и Еврейская автономная области — граничат с двумя китайскими провинциями — Хэйлунцзян и Цзилинь. Протяженность российско-китайской границы на Дальнем Востоке превышает 2,5 тыс. километров. На ней действуют 24 пункта пропуска, в том числе 11 автомобильных, 3 железнодорожных и 10 смешанных.