Предложение на вылет

Андрей Виньков
14 февраля 2011, 00:00

Менеджмент «Норильского никеля» сделал «Русалу» серьезное предложение о выкупе его доли в «Норникеле» — на 43% выше рынка

Фото: РИА Новости

В минувшую пятницу ГМК «Норильский никель» направила в адрес алюминиевой компании UC Rusal обновленное предложение о выкупе своих акций. На этот раз «Норникель» предложил «Русалу» выкупить 20% своих акций за 12,8 млрд долларов. «Норильский никель» и «Интеррос» уже дважды делали «Русалу» предложение о выкупе 25-процентной доли алюминиевой компании в «Норникеле». Сначала, в октябре 2010 года, — за 9 млрд долларов, а в январе 2011-го — за 12 млрд долларов. «Русал» эти предложения игнорировал. Но на этот раз предложение оказалось много щедрее, оно означает премию почти в 43% к рыночным котировкам «Норильского никеля».

Это предложение стало ответным шагом после того, как на прошлой неделе в споре акционеров «Норильского никеля» инициатива перешла на сторону «Русала». Верховный суд островного государства Сент-Кристофер и Невис по иску «Русала» выдал обеспечительные меры, предусматривающие запрет на голосование, а также на любое отчуждение и передачу акций «Норильского никеля», принадлежащих офшорам Corbiere и Raleigh — косвенным «дочкам» ГМК. Кроме того, суд наложил запрет на осуществление названными компаниями дальнейших действий в отношении сделки с нидерландской компанией Trafigura. Все три иностранные компании задействованы в схемах консолидации и продаж «Норникелем» своих казначейских акций. Отдельно надо отметить, что манипуляции «Норильского никеля» казначейскими акциями в условиях противостояния двух групп акционеров во всем мире считаются свидетельством крайне низкого уровня корпоративного управления. «Прикрываясь лозунгами о высоких стандартах корпоративного управления, некоторые акционеры проводят целенаправленную политику дискредитации компании, подрыва ее акционерной стоимости и срыва работы менеджмента» — так поначалу реагировали на действия «Русала» в «Норильском никеле». Представители ГМК сравнили их с «широко известными методами корпоративного шантажа 1990-х». И тем не менее решили выкупить пакет назойливого миноритария. Но так ли похожи действия «Русала» на корпоративное вымогательство, на которое намекают и к которому хотят всё свести в «Норникеле»?

Партнерам тут не место

«Конфликт начался из-за того, что второй акционер жить в партнерском формате не пожелал, — объясняет Максим Соков, заместитель гендиректора по стратегии и корпоративному развитию UC Rusal, член совета директоров ОАО ГМК “Норильский никель”. — “Интеррос” захотел иметь абсолютный контроль над компанией. Они просто хотят контролировать финансовые потоки». (Подробнее о ключевых проблемах корпоративного управления в России см. «Озабоченные контролем», стр. 26.)

Действительно, после состоявшегося 28 июня прошлого года годового собрания акционеров «Норильского никеля» между «Русалом» Олега Дерипаски с одной стороны и «Интерросом» Владимира Потанина (официально владеют по 25% компании), а также менеджментом «Норникеля» — с другой развернулась дискуссия о законности итогов собрания. «Русал» не смог довести число своих представителей в совете директоров до паритета с числом представителей «Интерроса». С этого-то все и началось.

В конце прошлого года «Норильский никель» объявил о заключении его косвенными дочерними компаниями, включая офшорную Corbiere, соглашений с компанией Trafigura Beheer B. V. о продаже принадлежащих им американских депозитарных акций, составляющих около 8% уставного капитала «Норильского никеля». Выручка от сделки должна была быть направлена на «общекорпоративные цели группы “Норильский никель”». Любопытно, что сделка по продаже акций голландскому трейдеру шла в обход совета директоров «Норильского никеля». И хотя по закону в этом нет необходимости (продавал квазиказначейские акции не сам «Норникель», а его косвенная «дочка»), согласно принятым ранее высоким корпоративным стандартам, «Норникель» должен был поставить этот вопрос на голосование в совете директоров компании. Но он этого не сделал.

Неделей позже «Норникель» решил зачем-то выкупить еще 7,3% своих акций с рынка. «Если вы 20 декабря продаете восемь процентов акций своей компании некой компании по рыночной цене (на тот момент — 217 долларов за акцию), — рассказывает Максим Соков, — а через неделю объявляется выкуп практически того же количества бумаг на двадцать процентов дороже, то за этим экономического смысла стоять не может. Либо эти люди тупые, а они не тупые, либо есть иной умысел. Но вследствие этого “умысла” в нашей доле — 25 процентов акций “Норильского никеля” — в результате этих манипуляций было утеряно 150 миллионов долларов (см. таблицу. — Эксперт”)».

Как объясняют в «Русале», сделки эти были направлены на то, чтобы Владимир Потанин и группа «Интеррос» в сговоре с менеджментом компании получили контроль над «Норильским никелем», причем за счет всех остальных акционеров. Правда, сделать это в один ход менеджменту «Норникеля» не удалось бы: для увеличения своей доли участия в «Норильском никеле» более чем до 10% уставного капитала потребовалось бы обратиться в компетентные органы за получением разрешения в соответствии с федеральным законом о стратегических инвестициях. Ведь акции скупались на малоподконтрольные офшорные структуры. «Они не хотели спрашивать разрешения у председателя комиссии по стратегическим инвестициям, — объясняет г-н Соков. — Это слишком стратегический вопрос. Дадут, не дадут — зачем такие риски? И тогда они запарковали акции на Trafigura, договорившись о нескольких вещах: во-первых, трейдер будет голосовать так, как они скажут; во-вторых, до конца июня Trafigura не сможет продавать эти акции, а в июне, как известно, будет общее собрание акционеров компании, где эти голоса понадобятся. А потом стали докупать новую порцию акций на рынке». Такое вот простое получение контроля над компанией за ее же деньги.

Впрочем, прокомментировать «Эксперту» эти выкладки и в «Норильском никеле», и в «Интерросе» отказались.

Сейчас, по некоторым оценкам, под контролем «Интерроса» и менеджмента «Норильского никеля» находится почти 44% акций компании. Самому «Интерросу» принадлежит 29% акций «Норникеля», 8% акций находится на балансе Trafigura, еще 6–7% было приобретено в рамках процедуры обратного выкупа.

«Мы часто наблюдаем на практике случаи, когда акции приобретаются на средства эмитента (то есть фактически на деньги акционеров), но их собственником становится не эмитент (тогда они не голосуют), а дочерние предприятия эмитента (и акции не теряют права голоса), — объясняет Игорь Репин, заместитель исполнительного директора Ассоциации по защите прав инвесторов. — Формально это не запрещено законом, но на практике приводит к крайне негативным результатам. Менеджмент на средства компании покупает ее акции и голосует ими по своему усмотрению, ведь доверенность на голосование выдается менеджментом. То есть средства выводятся из оборота компании, и на эти средства менеджмент получает негласный контроль над ней».

Поменялись местами

«Несмотря на то что Ассоциация по защите прав инвесторов борется за права акционеров компании “Ингосстрах” с “Базовым элементом” Олега Дерипаски, мы тем не менее подчеркиваем, что в корпоративном конфликте с “Норильским никелем” “Русал” прав, — говорит Игорь Репин. — “Норильский никель” должен заниматься инвестициями в свое развитие, снижением экологических рисков, а какой экономический смысл и общественную пользу несет выкуп собственных акций с рынка на миллиарды долларов? Это же отвлечение нужных Родине ресурсов на вторичные цели».

Одна из проблем нашего закона об акционерных обществах заключается в том, что она касается лишь одного акционерного общества. Однако все крупные компании имеют в своем составе по сто-двести-триста обществ (обособленных юридических лиц), и все это взаимозависимые, дочерние, внучатые и так далее компании. Но закон об АО как будто живет в другом мире. Из него следует, что для акционера есть лишь одно общество, и оно регулируется вот этим законом. «Получается ситуация, что если мы берем акционерное общество, которое у нас, по сути, является головной структурой холдинговой компании, то по нашему закону почти ничего на уровень совета директоров такой компании выноситься не должно, — говорит Максим Соков. — Но ведь это неправильно. Грубо говоря, когда в какой-нибудь гипотетической компании совет директоров должен раз в год утвердить бюджет общества, формально этот бюджет будет составлять ноль, а у вас при этом, может быть, мультимиллиардная компания. Понятно, что здесь нужно оперировать некими принципами консолидации».

«Для сохранения единства духа и буквы закона нормы законодательства, регулирующие выкуп эмитентом своих акций, последующее распоряжение и запрет голосования ими, должны быть распространены и на случаи приобретения акций эмитента дочерними и зависимыми обществами эмитента. В частности, должно быть запрещено голосование акциями эмитента, принадлежащими дочерним и зависимым обществам эмитента», — предлагает Игорь Репин.

Надо сказать, что менеджмент «Русала» работает в этом направлении. Примерно эту же позицию представители «Русала» высказали на конференции по защите прав инвесторов в конце прошлого года. «Русал» активно лоббирует свою позицию, которая на руку всем миноритарным акционерам и поможет развитию лучших практик корпоративного управления в России. По крайней мере, миноритарные акционеры, владеющие долями акций в российских компаниях, на эту и другие полезные инициативы «Русала» очень рассчитывают. «На этом примере можно наглядно и ярко показать недостатки российского законодательства», — считает г-н Репин. У Дерипаски лоббистских ресурсов в данном случае куда больше, чем у захудалого миноритария. «Мы, как и миноритарные акционеры, заинтересованы в том, чтобы законодательство было изменено», — косвенно подтверждает Максим Соков.

Так что какие бы цели ни преследовал Дерипаска, в конфликте за контроль над «Норильским никелем» он стал выполнять не свойственную ему ранее функцию — борца за права миноритарных акционеров. А вот Владимир Потанин и его группа «Интеррос» могут серьезно растратить свой репутационный капитал, накопленный ранее на этом поприще. Напомним, что Потанин является основателем и председателем Национального совета по корпоративному управлению, одной из самых ярких и авторитетных организаций в этой сфере. Основная цель этой организации — улучшение имиджа и рост инвестиционной привлекательности отечественных компаний за счет совершенствования системы корпоративного управления. Последние корпоративные деяния «Норильского никеля» никак не вяжутся с целями этой организации.