О докладе «Инсора»

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
21 марта 2011, 00:00

Институт современного развития опубликовал текст под названием «Обретение будущего; Стратегия 2012». Опубликовал полностью (триста с лишним страниц) и в виде «конспекта» — тоже, извините, шесть печатных листов. Глава «Инсора» Юргенс, представляя этот труд, подчеркнул, что в нём, как он надеется, — программа для президента Медведева. Насколько надежда оправданна, неизвестно. Да, Медведев продолжает возглавлять попечительский совет «Инсора», но «Стратегия 2012» не похожа ни на предвыборную, ни на рабочую программу какого бы то ни было президента. Для предвыборной она чересчур длинна, для поствыборной, рабочей — недостаточно конкретна, но дело не в этом. Книга, при всём обилии модернизационных фраз, глубоко несовременна — и к тому же внутренне противоречива.

Обе эти неприятности слышны с первых же страниц — по взвинченному тону речи. Это матёрый советский агитпроп, причём из тех времён, когда иной агитатор и в самом деле думал найти в слушателях единомышленников: то ли раннекомсомольские восторги, то ли начало шестидесятых: нынешнее поколение! советских людей! будет! жить! при! коммунизме! Слушайте, как это делается! Уже в преамбуле читаем: «основные позиции (этого документа) обязан разделять любой политик, претендующий на лидерство, понимающий вызовы времени, ответственно относящийся…» — и т. д. То есть тот, кто сегодня поёт не с нами, тот даже не то что против нас, как кричали при проклятом советском режиме, но просто-напросто не существует. И вот таким не чающим возражений — не признающим права на возражение! — тоном нам на следующих страницах и рассказывают обо всём. И о необходимости перезапуска демократии, и о невозможности инновации без инакомыслия, и о том, что «конформизм некреативен», и о том, что (по Юргенсу, главная мысль всего текста) «истинная модернизация начинается с искренности, совести и доверия». Значит, раз вы мне доверяете, то я обязан разделять ваши позиции; раз конформизм некреативен, ваши позиции обязаны разделять все

На фоне этого сквозного диссонанса уже не очень интересно выискивать диссонансы отдельные — их немало найдено и без меня. Укажу только на центральный, как мне кажется, логический провал. Текст, очень советский по тону, по смыслу — очень антисоветский (прав был какой-то персонаж у Довлатова: это одно и то же) и ультралиберальный: он опирается на догмат, восходящий к пику перестроечных настроений: главный враг человека — государство. С перестройки много воды утекло, и большинство наших сограждан успело на своей шкуре усвоить, что совсем без Медного всадника бедному Евгению много хуже, чем при нём, но инсоровцы этого всё не знают. Государственные интересы у них прямо и безоговорочно противопоставляются интересам граждан. Попробовали бы авторы навязать программу, основанную на таком противопоставлении, не то что Ху Цзиньтао, но Обаме или Меркель. Так вот, рассматривая государство — разумеется, только «нынешнее»! — как врага («Государство в его нынешнем состоянии — основное препятствие развития»), авторы именно на него и возлагают все свои надежды. Реализации своих замыслов авторы явно ждут не столько от граждан России, сколько от решительного лидера, который, поверив авторам, железной рукой выведет страну на светлый шлях демократии. Где-то мы давным-давно уже читали, что государство должно чрезвычайно усилиться как раз для того, чтобы потом раствориться в эфире, — не помните?

Конечно, текст длинён и явно написан очень разными авторами, а потому это чудесное айкидо, игра силами государства против государства, окрашивает далеко не каждый абзац — но уж точно каждый раздел. Возьмём хоть экономические куски. Я видел отзывы о них от людей едва ли не полярных убеждений; бранят — все. Почему? Среди прочего, из-за того же логического провала. Вот, скажем, авторы справедливо указывают в числе насущнейших целей реиндустриализацию экономики: «Прежде чем производить новое, надо начать производить». Затем справедливо говорят, что для этой цели вполне можно эффективно использовать административные методы. Но ведь государство же — враг, вспоминают они. И каламбурят: раз производство загибается, в частности, от административного удушья, нельзя же лечить болезнь усугублением причинившего её фактора! И далее предлагают сплошь ультралиберальные меры, хотя на их базе (ре-)индустриализация не проводилась никем, нигде и никогда.

Раздражают сетования инсоровцев на наши избытки: кабы не было у нас нефти с газом, да кончилось ядерное оружие, да расстояния стали покороче — насколько бы ловчее мы модернизировались! Опять скажу: забавно было бы поглядеть, как подобную рацею читают президенту США. Спору нет, у потерявшего зрение человека небывало обостряются оставшиеся чувства; но трудно вообразить дурака, который ради такого обострения захочет ослепнуть, — и невозможно вообразить политика, который в подобном ключе стал бы строить предвыборную агитацию. Да и вообще, сквозная мысль о том, что государство — враг, плохо монтируется с выборами в самом этом государстве.

Сказанное не означает, что в «Обретении будущего» нет разумных предложений. Они есть; больше того, отдельных разумных предложений очень много и по экономической, и по политической части. Ещё больше того: среди них есть и довольно свежие. Но в целом предложенная авторами «повестка дня» (если бывают повестки дня в шесть печатных листов) кажется мне неудачной. Известная порция мифотворчества была бы здесь и сейчас, в разочаровавшейся и атомизированной стране, очень кстати. И она в наше время возможна — совсем не так давно изрядные вбросы мифа прекрасно сработали и у Рейгана, и у Обамы. Но это должен быть хоть чем-то новый для публики, «небитый» миф, а со «Стратегией 2012» дело обстоит иначе. Лежащий в её основе миф — то ли шестидесятнический миф о Мире Полудня, то ли перестроечный миф о том, что капитализм — свободный труд свободно собравшихся людей, не может сработать и не сработает. В первой из этих трактовок миф слишком недавно тут оскандалился (нового шанса у шестидесятников точно не будет), а во второй — к тому же ещё и эклектичен. Целую кучу либеральных знаков подаст, но — не сработает.