К странным берегам

Культура
Москва, 16.05.2011
«Эксперт» №19 (753)
64-й Каннский фестиваль начался с того, что поставил реальность под сомнение

Фото: архив пресс-службы

Часто так случается, что многое о Каннском фестивале сообщает его официальный постер. В этом году — невероятной красоты фотография великой американки Фэй Дэнауэй, сделанная много лет назад. На церемонию открытия сама Дэнауэй, ныне пожилая дама, пришла в компании того самого фотографа, шокирующе ясно продемонстрировав зазор между кинематографической грезой и реальностью, даже приукрашенной при помощи умелого макияжа и богатого платья.

Из Парижа — на Луну

Гостей на сцене зала Люмьер встречала Мелани Лоран — звезда «Бесславных ублюдков», фильма о торжестве вымысла над историей. Представив почтенное жюри с Робертом Де Ниро во главе (тот, вполне в духе тарантиновского фильма, старательно произнес несколько фраз по-французски), она пригласила выйти из-за кулис Бернардо Бертолуччи: патриарх итальянского кино получил почетную «Золотую пальмовую ветвь» из рук самого президента фестиваля Жиля Жакоба.

Фильм, показанный после этого, стал поистине чудесной неожиданностью. «Путешествие на Луну» (1902) — один из немногих сохранившихся шедевров Жоржа Мельеса, изобретателя игрового кино и большинства известных науке спецэффектов. Научно-фантастическая сказка длиной 14 минут была показана в первозданном виде — не черно-белая, но раскрашенная вручную, да еще и сопровождаемая специально написанным по этому случаю саундтреком французского электродуэта AIR.

Казалось бы, какое отношение к очаровательной фантазии из давнего прошлого может иметь новая комедия Вуди Аллена, показ которой начался сразу после этого? Выяснилось, что самое прямое. Во-первых, называется она «Полночь в Париже»: после Лондона и Барселоны знаменитый нью-йоркский невротик решил навестить французскую столицу. Во-вторых, для Аллена тот город, где он в молодости хотел поселиться (но побоялся), — воплощение всех неисполненных снов и несбывшихся желаний, еще более далекий и прекрасный, чем мельесовская Луна. И все, о чем грезил ныне пожилой режиссер, он позволил пережить своему новому герою, как обычно, имитирующему повадку и речь самого Аллена, что особенно забавно, поскольку на главную роль в фильме был приглашен Оуэн Уилсон, рослый голубоглазый блондин со сломанным носом. Впрочем, с задачей он справился превосходно.

Герой Уилсона Гил — голливудский сценарист, приехавший в Париж в компании невесты и ее родителей. Он в восторге от города, они ждут не дождутся возвращения в Калифорнию. По ночам Гил сбегает от них, чтобы шляться по Парижу в одиночестве, и судьба вознаграждает его, приглашая прокатиться на машине времени. Герой проваливается в прошлое, в магические 1920-е. Там ему доведется выпить с Хемингуэем, поспорить о литературе с Гертрудой Стайн, проехаться в кабриолете с Фицджеральдом и отбить любовницу у Пикассо. Аллен — заслуженный ипохондрик, его неудовлетворенность сегодняшним днем и влюбленность в недостижимое прошлое хорошо известны. Тем не менее, принимая форму ненавязчивой притчи о траве, что была зеленее сто лет назад, старческое брюзжание становится чуть ли не обаятельным: в самом деле, с

У партнеров

    «Эксперт»
    №19 (753) 16 мая 2011
    Денежная политика
    Содержание:
    Перестраховка

    Ужесточение денежной политики Центробанка кажется неуместным — инфляция и так пошла на спад, реальные кредитные ставки уже положительны. Однако сильного удорожания денег ожидать не стоит — спрос на кредиты достаточно вялый, а конкуренция за заемщика высока

    Экономика и финансы
    На улице Правды
    Реклама