Городское вмешательство

Культура
Москва, 11.07.2011
«Эксперт» №27 (761)
Если зритель не идет к современному искусству, оно идет к нему само — занимая общественные пространства, поджидая за углом, в подземных переходах, на площадях и залах аэропортов. В Москве, Перми и других городах России проекты паблик-арта открываются один за другим

Фото: Архив пресс-службы

Теоретики и практики паблик-арта — искусства в общественном пространстве — исходили из известного марксистского «бытие определяет сознание». После Второй мировой войны именно этот простой принцип лег в основу рассуждений австрийских и немецких муниципальных властей, пытающихся на руинах тоталитарного рейха выстроить новое демократическое мироустройство, а заодно и новое демократическое самосознание европейцев. В конце 1950-х в Австрии появилась программа «Искусство на стройке», ориентированная не столько на монументальную, рассчитанную на века скульптуру из бронзы и камня, сколько на сезонные, обреченные на быструю смену «экспозиции», объекты и инсталляции, оживлявшие вид изуродованных войной городов и смягчавшие зачерствевшие за время войны сердца. Так появились знаменитый фестиваль скульптур в Мюнстере или Documenta в Касселе, а также бесконечное множество локальных программ, стимулировавших художников работать с общественным пространством и обращаться к неподготовленному зрителю. Чуть позже к «джентльменскому набору» паблик-арта добавились уличные фестивали, программы видеоарта и перформанса, рассчитанные не только на репрезентацию искусства, но и на активное взаимодействие его со зрителем. В каком-то смысле паблик-арт оказался наиболее демократичным видом современного искусства, не требующим от зрителя ни материальных затрат (не надо платить за то, чтобы смотреть на вещи в общедоступных пространствах), ни интеллектуальных усилий. На Западе паблик-арт финансируется из федеральных или местных бюджетов, а также через частные пожертвования, заказы коммун, образовательных учреждений, церквей, некоммерческих организаций, риторика которых сводится к банальному, но все же не обесценившемуся лозунгу «Сделаем мир лучше». Но, естественно, формулировка социальной миссии искусства в общественных пространствах не всегда настолько буквальна: согласно красивой формулировке Фонда поддержки паблик-арта городка Ньюпорт в Вирджинии, «произведение паблик-арта может заставить незнакомцев разговориться, детей — задавать вопросы... Город, где есть паблик-арт, — это город, который мыслит и чувствует».

Сегодня паблик-арт — престижное и выгодное занятие, в которое в последние годы втягиваются не только художники, но и архитекторы и дизайнеры, почитающие за честь творчески переосмыслить какую-нибудь утилитарную банальность вроде парковой скамейки или на время преобразить интерьер городского кафе, как сделал промышленный дизайнер Себастьян Виринк на московской «Стрелке». В отличие от партизанского стрит-арта, герои которого скорее обостряют конфликт с властями, нередко выступая с критикой сложившегося социального и экономического устройства, паблик-арт изначально ориентирован на взаимодействие с властью и нейтральность высказывания. Но даже несмотря на это, адаптированные для социального пространства произведения не всегда вызывают у случайных зрителей умиление и восторг. Большинство скандалов, вызванных неприятием публикой современного искусства, и требований очистить о

У партнеров

    «Эксперт»
    №27 (761) 11 июля 2011
    Экономический кризис
    Содержание:
    Кто первый?

    Кризис суверенного долга сказывается по обе стороны Атлантики. В сложной ситуации оказались не только периферийные страны еврозоны, но и крупнейшая экономика мира — США. Впрочем, в ближайшие год-два потрясений в мировой экономике не предвидится

    На улице Правды
    Реклама