Проблемы те же

1 августа 2011, 00:00
Фото: East News
Петр Капица: «Процесс роста и развитие культуры во всех ее проявлениях определяются наукой»

Сегодня российская наука и промышленность сталкиваются примерно c теми же проблемами, что советская наука и промышленность в 1930-х годах. Петр Леонидович Капица был не только выдающимся ученым, но и выдающимся управленцем, отлично понимавшим стоящие перед страной задачи и прекрасно ориентировавшимся в глобальных трендах. Об этом, например, свидетельствует его статья «О науке и ее организации в СССР», написанная, судя по всему, во второй половине 1935 года, но в свое время не напечатанная. Статья большая, поэтому «Эксперт» публикует выдержки, которые, на наш взгляд, наиболее полно раскрывают масштаб личности Петра Капицы.

«Распространенная ошибка — сужение и обеднение понятия науки. Многие ее рассматривают как непосредственно применяемое орудие прикладного значения и не видят значимости науки для всей культуры человеческого общества. Понятие науки в его полном виде, несомненно, одно из самых обширных. Оно прямо вытекает из процесса роста человеческой культуры, т. е. процесса организованной борьбы человечества с природой и использования тех возможностей, которые она ему дает для улучшения общего благосостояния».

«В свою очередь, процесс роста и развитие культуры во всех ее проявлениях определяются наукой. Таким образом, всякое новое завоевание природы, новое освоение ее надо рассматривать как научное открытие».

«…И такие работы, как изучение заводских процессов в машиностроении, предпринятое Тейлором, развитое Фордом и приведшее к созданию новой системы организации производства и техническому перевороту в автомобилестроении и других отраслях, нужно рассматривать как научную работу. Если Форда не принято называть ученым, то только потому, что все свои изыскания он вел замкнуто, для себя, руководствуясь своими узкими капиталистическими интересами и имея в виду только успехи своего предприятия».

«Необходимость науки в быстро развивающихся технически государствах подтверждается примерами из истории технического развития Англии XIX века. В этот период английская техника достигла высокого расцвета, и ее возможности примерно в шесть раз превышали среднеевропейские. Бурное развитие английской промышленности способствовало колоссальному росту научной работы. И действительно, XIX век дал самых лучших, подлинно выдающихся ученых, он выделил могучую группу научных сил, затмившую все, что другие страны имели на том же промежутке времени. Джоуль, Дэви, Фарадей, Кельвин-Томсон, Максвелл, Дарвин — эти люди развили свой гений на почве технического роста Англии прошлого века. Из биографии этих людей совершенно очевидно, что все они были связаны с хозяйственной жизнью страны и каждый принимал то или другое участие в различных областях техники и промышленности».

«Надо, чтобы всякий научный работник был обеспечен известным благосостоянием, надо дать ему почувствовать его общественное значение. Только в такой обстановке мы добьемся того, что все талантливые молодые люди будут стремиться к научной деятельности. Тот факт, что за последние 17 лет после революции у нас не выдвинулось ни одного крупного молодого ученого, свидетельствует совсем не о том, что у нас недостает талантов, — одаренные люди шли до сих пор не в науку, а в промышленную, хозяйственную работу, которая считалась самой важной в стране и стояла в центре внимания общественной жизни. Такая общественная установка не могла не отразиться пагубно на наших молодых научных кадрах, и если в этих настроениях не будет достигнут перелом, то и в дальнейшем наша наука не будет получать цвета нашего юношества».

«Вопрос связи научных институтов и промышленности — вопрос тонкий и должен быть решен в каждом отдельном случае в зависимости от состояния данного участка, уровня промышленного развития и наличия кадров, ведущих научную работу. Институты наши надо связать с наиболее передовыми и полностью освоившими производство заводами, причем директор института должен обладать независимым положением, имея возможность решающим образом влиять на заводскую работу. Важно также установить тесную связь научных учреждений с вузами, так как только таким путем можно формировать, отбирать и воспитывать кадры научной молодежи. Неправильно, конечно, загружать большого научного работника педагогической деятельностью. Но в некоторой степени она абсолютно необходима: естественной функцией каждого настоящего крупного ученого является создание школы восприемников, поэтому ему должна быть предоставлена возможность делиться своими достижениями, идеями, работами с подрастающей молодежью».

«Затраты на науку надо рассматривать как затраты на капиталовложения, так как в результате научной работы страна получит опыт и знания, которые могут быть использованы для культурного строительства, поднятия благополучия граждан и обороноспособности государства. Следовательно, решать надо вполне конкретный вопрос: какую долю государственного бюджета надо уделить капиталовложениям промышленным и какую часть отдать на научную работу. В данный момент нужного равновесия между этими затратами нет, наука пользуется ничтожной, случайной долей средств, и это очень тревожно, так как через несколько лет, когда мы будем иметь столько угля, железа, электричества, сколько в состоянии потребить на данном уровне техника, и дальнейший скачок на пути интенсивного развития страны будет зависеть от освоения новых принципов и новых возможностей подчинения сил природы, наша наука может не оказаться во всеоружии».

«Если мы обратимся к анализу пути проникновения новых открытий в жизнь, мы заметим, что неизменно происходит одно и то же явление: всякое новое большое научное достижение будет заставлять нашу культуру перестраиваться, наши привычки меняться, наши воззрения прогрессировать. Чем больший переворот совершило открытие в науке, тем большие изменения оно вызовет в окружающем мире, и, если переворот очень крупен, он примет характер культурной революции. Устоявшиеся формы культуры всегда будут сопротивляться продвижению новых; так боролось радио со старым телеграфом, автомобиль с запряжкой, дизельный локомотив с паровозом. Консерватизм и косность всегда готовы стать на пути новых достижений. Новое, конечно, всегда побеждает... но это не значит, что не нужно ускорить процесс внедрения нового в жизнь».