Православный хайтек

Книги
Москва, 05.12.2011
«Эксперт» №48 (781)
Из рассказов о жизни и приключениях монахов Псково-Печерской обители становится ясно, для чего нужна святость обычному человеку

Как-то раз, отвечая на вопрос, зачем религия нужна современным людям, патриарх Кирилл сказал: «Религия — это тренинг нравственного чувства человека, данного ему Богом».

И вот, словно раскрывая эту технологичную формулировку, архимандрит Тихон (Шевкунов) написал книгу о братии Псково-Печерского монастыря. Около тридцати лет назад начавший свой монашеский путь послушником в Печерах, он задает себе от имени читателя вопрос: что заставило его, тогдашнего выпускника ВГИКа, и других вполне «нормальных» молодых людей, выросших в нецерковных семьях и получивших хорошее образование, резко изменить жизненную траекторию? И с подкупающей откровенностью и мастерством сценариста рисует картины жизни в монастыре, а именно — интенсивного и кропотливого внутреннего делания, когда человек изо дня в день формирует у себя стойкий навык быть человеком.

Уже из первых рассказов видно, что речь идет об уникальной методологии и методике воспитания. Герой рассказов — отец Иоанн (Крестьянкин), легендарный старец, к которому даже в годы воинствующего атеизма шли за советом тысячи ходоков со всей страны, потому что старцы — это святые, пророки, видящие сквозь пространство и время. Сам он, впрочем, недоумевал: «Какие старцы? Мы в лучшем случае — опытные старички». Перед нами человек невероятной кротости и в то же время решительности. Чего стоит тот факт, что он до конца жизни молился за следователя, жестоко пытавшего его перед отправкой в лагерь в 50-е годы. С готовностью подчиняясь любому священноначалию, упрямо не благословлял решения, принятые «по страсти»; говорил в глаза духовным детям самую горькую правду и внимательно следил за их поступками, но не навязывал свою волю. Личное смирение и трепетное отношение к свободе другого человека — две стороны одной медали под названием святость, их-то и шлифуют в монастыре молитвой, постом и послушанием. Тестом на успешное прохождение тренинга, судя по отцу Иоанну, служит свет, или радость, которую излучает человек.

Радостное чувство оставляет и книга в целом, несмотря на то что нередко комок подкатывает к горлу. Но замечаешь этот парадокс не сразу. Поначалу привлекает другое: благодаря образному языку и подвижной форме повествования (мемуарно-репортажной, с вкраплениями детектива и притчи) монастырские истории воспринимаются как роскошное чтиво. Динамичности действию придают и герои-миряне, благо их много, и они разные — от представителей богемы и чиновничества до уголовных элементов. Их присутствие обнаруживает пропасть, разделяющую светское и православное сознание. Впрочем, автор выступает адвокатом читателя, то и дело вспоминая «себя прежнего» и через описание монастырского быта давая понять: пропасть пролегает не за оградой обители, а в душе человека.

Видимо, поэтому восторженные критики книги уже объявили архимандрита Тихона создателем нового литературного жанра — монастырской прозы, или нового патерика. Действительно, если патерик — это полное елея описание жизни и деяний святых отцов, совершающих неуклонное восхождение на н

У партнеров

    «Эксперт»
    №48 (781) 5 декабря 2011
    Выборы Госдумы
    Содержание:
    Выбрали место для дискуссий

    Думская избирательная кампания оказалась содержательной. И сделали ее такой не партии, а избиратели, проголосовавшие за конкурентный парламент

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Реклама