За двадцать лет до бума

Тигран Оганесян
16 января 2012, 00:00
Карлота Перес

Исследователь длинных волн технико-экономического развития Карлота Перес — одна из ярких представительниц неошумпетерианской школы социально-экономического анализа. Перес — ученица британского экономиста Кристофера Фримена (1921–2010), одного из крупнейших исследователей инновационных процессов и теории бизнес-циклов.

В настоящее время Карлота Перес — почетный профессор Центра исследований научной и технологической политики (SPRU) Университета Сассекса (Великобритания) и профессор технологии и развития Таллинского технологического университета (Эстония).

— В какой фазе технологической волны мы находимся? Когда она началась?

— В настоящий момент мы находимся в промежуточной точке между начальной фазой и фазой развертывания пятой волны. Или, если угодно, в стадии перехода от агрессии к синергии. Нынешняя ситуация во многом напоминает 30-е годы прошлого века, когда для восстановления нормального функционирования мировой экономики потребовалось активное вмешательство государства, которое смогло создать необходимую институциональную среду и инфраструктуру, стимулировавшие новый рост, а также широкое общественное признание различных технологических инноваций.

Текущая переходная стадия образовалась в результате схлопывания финансового пузыря в 2007–2008 годах. И я опасаюсь, что нынешний период рецессии, подобно тому, что наблюдалось в 30-е годы, может затянуться еще на несколько лет, поскольку мировое финансовое казино все еще обладает очень мощным влиянием на процесс принятия решений.

— Когда можно ожидать начала шестой технологической волны? Какие технологии могут претендовать в этом случае на роль базовых?

— Скорее всего, следует ожидать, что пройдет еще около двух десятилетий до следующей технологической революции. Этот взрыв произойдет лишь после того, как существующий технологический потенциал приблизится к стадии зрелости и исчерпания. Пока же сохраняются многочисленные возможности для получения высокой прибыли за счет инноваций, базирующихся на предыдущей IT-революции, а серьезные стимулы для крупномасштабных рисковых вложений в радикально новые технологии не созданы.

Что же касается наиболее перспективных направлений зарождающейся новой волны, то, полагаю, на роль основных драйверов будут в той или иной комбинации друг с другом претендовать биотехнологии, нанотехнологии, новая энергетика, новые материалы, биоэлектроника и так далее. Думаю, для разработчиков национальных технологических стратегий, которые рассчитывают оседлать новую волну, сегодня важно активно вкладываться во все радикально новые технологические проекты, причем желательно при этом развивать их в тесной связи с теми областями, в которых эти страны уже имеют хорошие заделы.

— Является ли кризис, начавшийся в 2008 году, продолжением схлопывания пузыря в начале 2000-х?

— Безусловно. Первый лопнувший пузырь был следствием инноваций в сфере чистых ИКТ, а второй — результатом инноваций в сфере финансовых ИКТ. Но говорить о намечающемся переходе к устойчивому экономическому развитию, то есть о скором наступлении всеобщего золотого века, пока еще рано. И то, насколько спокойной и плавной окажется последняя фаза текущей ИКТ-волны, будет во многом зависеть от тех мер, которые примут или не примут в ближайшее время правительства ведущих мировых экономических держав.

— Учитывают ли правительства и корпорации теорию технологических волн при выработке своей стратегии развития?

— Весьма серьезно относятся к этой теме в IBM, Cisco, Ericsson и в ряде других ведущих ИКТ-фирм, что, впрочем, вполне объяснимо, поскольку данный контекст им хорошо знаком. Проявляют повышенное внимание к этой концепции венчурные капиталисты, прежде всего в Кремниевой долине. Однако в целом у меня все-таки складывается впечатление, что ни частный бизнес, ни госчиновники пока не слишком хорошо представляют себе специфику процессов, обусловливающих возникновение и развитие новых технологий, и мало учитывают те колоссальные экономические возможности, которые они могут предоставить в случае их удачного внедрения.

— Какую политику вы бы рекомендовали проводить правительству России исходя из вашего прогноза развития технологической волны?

— Я бы предложила трехзвенную стратегию с использованием различных политических инструментов в зависимости от специфики тех целей и задач, которые ставятся перед каждой из групп развиваемых новых технологий.

Первое. Масштабное стимулирование отраслей, выпускающих потребительскую продукцию: пищевой промышленности, бытового оборудования, строительной сферы и так далее. Ускоренная их модернизация при помощи ИКТ-технологий, а равно и новейших био-, нанотехнологий, новых материалов, причем с сильным акцентом на экологию. В качестве главного стратегического ориентира по этому направлению следует рассматривать создание миллионов новых рабочих мест и резкий прирост внутреннего спроса плюс снижение зависимости от импорта этих видов продукции.

Второе. Развитие сети инновационных отраслей на базе природных ресурсов России. Всемерное поощрение инноваций как в средства производства этих отраслей, прежде всего по добыче и переработке полезных ископаемых, так и в поддерживающие — вторичные промышленные и сервисные сектора. Особое внимание следует уделить развитию разнообразных специализированных нишевых продуктов, благо вследствие бурного роста ИКТ-технологий в мировой экономике наблюдается гиперсегментация рынков. Основной задачей здесь должно стать кардинальное улучшение экспортного профиля и создание емкого внутреннего рынка для инновационных технологий.

Третье. Активное финансирование научных и технологических исследований в принципиально новых направлениях, которые могут стать основными двигателями новой волны. Для того чтобы создаваемые там новые стартапы не гибли в массовом порядке на ранних стадиях и не становились легкой добычей иностранных перекупщиков, в идеале необходимо также, чтобы эти компании вырастали в благоприятной среде — в тех промышленных и научных кластерах, которые уже продемонстрировали солидный конкурентный потенциал на мировых рынках. Главная задача по третьему направлению — подготовка благоприятной почвы для осуществления мощного технологического рывка после того, как проявится новая волна. И в идеале следует стремиться к тому, чтобы ряд будущих прорывных технологий возник в самой России. Впрочем, я все-таки не думаю, что новейшие промышленные сектора в скором времени станут главными локомотивами роста российской экономики: стратегические ориентиры по данной группе должны быть в основном средне- и долгосрочными.