Растем на морозе

Лина Калянина
редактор отдела конъюнктуры отраслей и рынков журнала «Эксперт»
13 февраля 2012, 00:00

На рынке наблюдается конъюнктурный всплеск цен на все виды зерновых. Обусловлен он ожиданием закрытия экспорта зерна из России, повышенным спросом на отечественную пшеницу на мировом рынке и ослаблением позиций стран-конкурентов

Фото: ИТАР-ТАСС
Неблагоприятные погодные условия на юге страны сказались на графике погрузок зерна в портах

На днях российское правительство определилось с планами по дальнейшему регулированию зернового экспорта. Первый вице-премьер Виктор Зубков объявил, что ограничения будут введены только после того, как страна продаст 27 млн тонн зерна, а не 24, как планировалось ранее. Правительство вовремя конкретизировало свои намерения: тревожные ожидания закрытия экспорта на фоне активного спроса на российскую пшеницу на мировом рынке привели к заметному скачку цен — на 10% за последние три недели. Отечественная пшеница (4-го класса с отгрузкой в порту) стала стоить дороже аналогичной по качеству американской: 280 долларов за тонну против 274 долларов. И это прецедентный случай. А одна из последних сделок по продаже нашей пшеницы на прошлой неделе была заключена уже по 295 долларов за тонну. Впрочем, эксперты не склонны драматизировать наметившийся тренд: запасы зерна в стране еще большие, к тому же удалось наладить экспорт из Сибирского региона, а основной покупатель российской пшеницы — Египет — уже снижает объемы фьючерсных закупок в ожидании собственного нового урожая.

В нынешнем сезоне экспорт российской пшеницы шел рекордными темпами. Этому способствовали не только агрессивная распродажа накопленных запасов и высокий спрос со стороны наших традиционных покупателей из стран Северной Африки, Ближнего Востока, Турции, но и заметное расширение портовых мощностей. Так, в этом году зерно отправляется и из портов Новороссийска, и из нового портового элеватора в Тамани (принадлежит компании «Эфко»); расширил отгрузку зерновых принадлежащий Новолипецкому металлургическому комбинату порт в Туапсе; увеличили свои мощности и более мелкие речные порты — в Ростове, Азове, Таганроге.

К настоящему моменту экспорт зерна составил уже порядка 20–21 млн тонн. Поскольку до недавнего времени сохранялась неопределенность в планах правительства по регулированию экспорта, трейдеры в ожидании закрытия экспорта наращивали поставки. Одновременно сокращался объем предложения зерна в южных экспорториентированных регионах страны. В совокупности эти факторы и подтолкнули цены вверх.

Параллельно возникли проблемы у наших конкурентов на мировом рынке. Так, второй крупный продавец дешевого зерна из Причерноморского региона — Украина — резко сократил объемы поставок. Ожидая гибели озимых посевов из-за погодных условий — недостаточного снежного покрова при низких температурах, — власти ужесточили таможенно-тарифные правила экспорта зерновых. По имеющимся сегодня оценкам, на Украине ожидается пересев около 30% озимых. Для сравнения: в России планируемый пересев — 5% озимых, а в среднем ежегодные потери составляют 7–8%.

Аналогичная украинской складывается ситуация и в Европе, где также ожидают плохую всхожесть озимых из-за недостаточности снежного покрова при сильных холодах.

Еще один зернопроизводящий регион — Южная Америка — страдает от засухи, урожай кукурузы и сои там снизился, что автоматически привело к росту цен на эти культуры и повышению спроса на другие зерновые на мировом рынке, в том числе и на российское зерно.

В России погодные аномалии — прежде всего низкие температуры и сильный ветер в южных регионах — также сказываются на зерновой торговле. «Из-за холодов и шквалистого ветра порты работают с перебоями, Азовское море замерзло, мелкие порты не работают, на подъезде к портовым элеваторам скопились очереди из грузовиков», — жалуются трейдеры. Безусловно, это влияет на динамику экспорта и еще больше стимулирует внешний спрос.

Отечественные производители с готовностью отреагировали на возросший спрос на нашу пшеницу: внутренние цены моментально пошли вверх. Тем более что и на рынке сложились подходящие условия. Так, к настоящему времени большая часть зерна из экспорториентированных южных регионов вывезена, а остатки — около 1,5 млн тонн — крестьяне стремятся продавать как можно дороже. Собственно, оставшееся южное зерно уже перестало быть конкурентоспособным для экспорта. Почти нет излишков сегодня и в центральных регионах страны, что также способствует удорожанию зерна на внутреннем рынке.

Стабилизировать цены можно за счет поставок из Сибирского региона, где сегодня скопились основные его запасы — более 7 млн тонн. Традиционно зауральское зерно считается для экспорта «непроходным» по цене из-за высокой стоимости его доставки в южные порты. Недавно правительство ввело субсидии на перевозки зерна из Сибири — в размере 0,5 от тарифа, и теперь его транспортировка по стоимости сравнима со стоимостью доставки из центральных регионов страны. В результате с января этого года зерно из Омской, Оренбургской областей, с Алтая стало уходить на экспорт.

Некоторую конкуренцию Сибири сегодня составляет Казахстан, который в прошлом году собрал рекордный для страны урожай зерновых — порядка 29 млн тонн, из которых 15 млн тонн он готов экспортировать. Казахстанское зерно также традиционно считается неконкурентоспособным по цене из-за высокой стоимости его доставки в порты. В этом году казахстанское правительство ввело дотации на транспортировку зерна в размере 40 долларов за тонну, и в итоге один из южных российских портовых элеваторов — в Туапсе — сейчас полностью переключился на отгрузку казахстанской пшеницы.

По словам аналитиков, если в этом сезоне удастся реализовать на экспорт 27 млн тонн зерна (по расчетам, это произойдет в апреле), Россия сможет претендовать на второе место в рейтинге стран-экспортеров после США, которые планируют вывезти 26 млн тонн пшеницы и 46 млн тонн кукурузы. Правда, на второе место претендует еще и Австралия, которая на днях дала новую оценку своего экспорта — 28 млн тонн. Евросоюз по совокупности всех культур в нынешнем сезоне экспортирует порядка 21 млн тонн.

С каким запасом зерна остаемся мы сами? По данным Института конъюнктуры аграрного рынка, с учетом экспорта зерна в объеме 27 млн тонн, запасы на начало нового сезона составят порядка 16,8 млн тонн (из которых 5,4 млн — в интервенционном фонде), что превышает средние значения — 12–15 млн тонн. А это значит, что, если цены все-таки начнут разгоняться, у правительства будет возможность за счет продажи интервенционного зерна на рынок несколько остудить спрос.