«Наша цель — восстановить экологическую экспертизу в России»

Русский бизнес
Москва, 12.03.2012

Фото: Олег Сердечников

О том, почему важны экологические инициативы, рассказывают директор по природоохранной политике российского представительства Всемирного фонда дикой природы доктор географических наук Евгений Шварц и советник по природоохранному законодательству этой организации кандидат юридических наук Екатерина Хмелева, участвовавшие в подготовке «Основ».

— Почему документ появился именно сейчас?

В начале 2000-х Владимир Путин дал поручение написать экологическую доктрину. Это была своеобразная косточка, брошенная общественности в период, когда экологическое законодательство и госуправление в области охраны окружающей среды демонтировались. Доктрина была подписана в 2002 году тогдашним премьером Михаилом Касьяновым, однако статус документа (решение, а не постановление) был очень низким, никаких действий за ним не последовало. «Основы» — это попытка вместо декларативного документа сделать долгосрочную стратегию.

— Бороться за принятие документа с кем-то пришлось?

— Самое яркое воспоминание — обсуждение «Основ» в ТПП России. О деталях текста — ни слова. Встает молодой человек, который якобы представляет профильный комитет Совета Федераций, а в реальности работает в «Норильском никеле», выходцами из которого являются и председатель того же комитета, и его заместитель. И говорит: мол, экология — враг экономики, а наш документ, оказывается, лишает российские предприятия основного конкурентного преимущества. Как он замечательно выразился, это преимущество — «ассимиляционные возможности ландшафтов России». Дескать, земли у нас много, так что есть куда гадить.

С министерствами особых проблем не было. Возможно, потому, что там рассуждают так: когда дело дойдет до конкретики, высокопоставленные лоббисты напрягутся, откроют нужные двери и повернут процесс в «правильное» русло. Единственным «жестким» нашим противником оказался Минфин. В результате их возражений из документа ушла тема компенсационных и иных экологических фондов, например Федерального экологического фонда, существовавшего до 2002 года. Тогдашний министр финансов Алексей Кудрин как типичный кризисный управленец, видимо, мыслил так же, как и большинство наших чиновников: если механизм плохо работает, его проще сломать, чем отлаживать. Но восстановление экологических фондов фактически было напрямую прописано в поручениях президента! Дошло до смешного, от Минфина в редакционную комиссию «Основ» пришло письмо, где прямо было написано: считаем исполнение поручения главы государства нецелесообразным.

— Вы упомянули о разрушении экологического законодательства в начале прошлого десятилетия. Чуть подробнее об этом расскажите, пожалуйста.

— По редакции Градостроительного кодекса от 1995 года ключевым элементом госэкспертизы была экспертиза экологическая, а также оценка воздействия проекта на окружающую среду (ОВОС). Процесс проведения экологической экспертизы был открытым, публичным. Но в 2004–2006 годах в законодательство были внесены принципиальные изменения. Например, публичные слушания теперь должны проводиться

У партнеров

    «Эксперт»
    №10 (793) 12 марта 2012
    Президентские выборы
    Содержание:
    Фундаментальный порок оппозиции

    Размывая легитимность государства и власти, присваивая себе право судить вне законов рациональности, либеральная оппозиция делает нашу политику не более современной, а более архаичной, фактически пробивая дорогу для фундаменталистов

    Экономика и финансы
    На улице Правды
    Реклама